Тайсон во всем раскаялся

Спецкоры “МК” передают с Каннского фестиваля

20 мая 2008 в 17:20, просмотров: 913

 Шокирующее признание сделал Майк Тайсон репортерам «МК» на Каннском фестивале.
— Я жил странной и дикой жизнью — с такого откровения легендарный спортсмен начал свое общение с прессой. — Я принимал наркотики, решал проблемы при помощи силы, связывался с опасными типами и сам был опасен, спал с женами парней, которые потом хотели меня убить. И я просто счастлив, что я здесь. Это настоящее чудо.

Каннский фестиваль подошел к своей середине, настало время чествовать великих. 100-летие португальского режиссера Мануэля де Оливейры отпраздновали Шон Пенн, Клинт Иствуд и Мишель Пикколи, решив не ждать 11 декабря, когда ему действительно исполнится 100 лет. Джим Джармуш получил награду “Золотая карета” за верное служение искусству на “Двухнедельнике режиссеров”. Пасмурная погода загоняет зрителей в залы, звезд — на вечеринки, а пляжи остаются пустыми — в море красуются лишь яхты, на одной из которых с шиком был доставлен прямо к пляжу отеля Martinez Джуд Лоу — прямо в лапы папарацци.

Майк Тайсон: “Я не могу видеть себя на экране”

Особенно в этом году в Каннах чувствуется мода на документальное кино. О футболисте Диего Марадоне снял Эмир Кустурица, о режиссере Романе Поланском — американская документалистка Марина Зенович, о боксере Майке Тайсоне, “самом плохом человеке на планете”, как его когда-то назвали, — давний друг Джеймс Тобак. Двадцать лет он слушал истории, которые ему рассказывал Тайсон, и в один прекрасный день решил снять фильм — чтобы добро не пропадало. Сам Марлон Брандо после побед Тайсона целовал телевизор, Марлен Дитрих смотрела все его матчи. Тайсон был настоящей звездой, притом он не постеснялся сесть в кресло психоаналитика — 90 минут перед камерой воспоминаний, радости, сожалений и слез. Перед журналистами он продемонстрировал полнейшую беззащитность, и у многих возникли справедливые сомнения — а этого ли человека обвиняли в изнасиловании, он ли откусил ухо у Эвандера Холифилда и проиграл бой Ленноксу Льюису?

— Как вы сумели изменить свою жизнь?

— Я прошел через очень многое. Наверное, это даже хорошо, потому что сейчас я могу констатировать: да, я употреблял наркотики, был плохим парнем, но я понял это. Я всегда старался анализировать свои поступки, с тех пор как был способен анализировать хоть что-то. Я всегда был довольно объективен по отношению к себе, был самым строгим критиком самому себе — с тех пор как помню себя ребенком, впервые встретившимся с моим тренером.

— Вам понравился фильм?

— Я не смотрел его. Я не люблю видеть себя на экране. Как бы меня ни уверяли, что я звезда, я не могу видеть себя на экране. Так бывает.

Леос Каракс: “Мой фильм — это новый вид сумасшествия”

Еще фестивальная публика обсуждает ленту “Токио!”, показанную в программе “Особый взгляд”. Были времена, когда Леос Каракс вместе с Жан-Жаком Бенексом и Люком Бессоном были надеждой французского кино. Их называли второй новой волной. А что сегодня? Последний фильм Бенекса вышел 7 лет назад. Бессон виновен в превращении французского кино в машину по производству денег. Каракс же после своего культового фильма “Дурная кровь” со своей тогдашней подругой — звездой европейского кино Жюльетт Бинош в главой роли — иногда снимает: “Любовники с Нового моста”, “Пола X” (с Гийомом Депардье, Катрин Денев и новой подругой Катей Голубевой). Два года назад он снялся у своего приятеля Николая Хомерики в картине “977” и был в Каннах в качестве актера единственного российского фильма — участника официальной программы.

Кажется, что Каракс устал и разочарован во всем, что происходит вокруг него, говорит мало и коротко. Об этом и его новый фильм — получасовая новелла Merde! в трилогии “Токио!”, снятой им вместе с корейцем Джун-Хо Бонгом и французом Мишелем Гондри (“Вечное сияние чистого разума”, “Наука сна”). В новелле Каракса некое существо, которое играет альтер-эго режиссера Дени Лаван, вылезает из подвалов и третирует Токио, сея хаос, разрушение и смерть. О современном кино и своих разочарованиях режиссер рассказал “МК”.

— Вы испытали культурный шок, оказавшись в Азии?

— Это была далеко не первая моя поездка в Азию, и в Токио в том числе. Своих первых впечатлений я не помню. В этот же раз мне было не очень комфортно работать — я снимал за пятнадцать дней, за очень небольшие деньги и на технику, к которой я не привык. Никогда не думал, что буду снимать видео. Но мне был интересен этот эксперимент.

— Чем вас заинтересовали японские продюсеры?

— Возможностью снимать кино.

— И подобное существо могло появиться в любом городе мира?

— Абсолютно. Оно было бы тем же и в России, и в Америке.

— Автоматически вспоминаешь Годзиллу, разрушившую именно Токио, у вас были подобные ассоциации?

— Конечно, я использовал в фильме приметы японской поп-культуры, но о Годзилле вспомнил позже. Мне пришлось использовать и другое изобретение японцев — ручную камеру.

— Фильм определяет ваше отношение к современному миру?

— В некотором смысле это новый вид сумасшествия. Фильм и комичен и страшен одновременно. Я создавал его очень быстро, одно придумывалось за другим, и в первую очередь — Дени Лаван, сыгравший существо, я не могу назвать его персонажем. Он ребенок в теле мужчины. Для меня это очень политический фильм, новый Чаплин, который высмеивал то, что видит вокруг себя. И существо олицетворяет для меня регрессию, к которой все мы сегодня идем. Мы видим ее вокруг себя — достаточно посмотреть, кого мы выбираем — во Франции, Италии, дважды в Америке. Агрессия, нетерпимость, национализм — все это есть в фильме…

— И вы не видите будущего, существо ведь собирается отправиться в Нью-Йорк?

 

— Да, я хотел бы снять продолжение в Нью-Йорке, возможно, с другим существом. А что касается будущего — я не знаю.

— Вы снимаете нечасто, как вы себя чувствуете за камерой?

— Merde, shit, но было здорово. Для меня это был экстремальный опыт, но любой фильм мне давался тяжело, особенно “Любовники с Нового моста”. Лишь первая картина далась мне легко. Но я все равно люблю съемки — я счастливчик, у меня отличные актеры…

— Тяжело почему?

— Чтобы снять фильм, нужна очень большая концентрация. Это сумасшествие, но хорошее. Для меня.

— Вы когда-то говорили, что вам тяжело снимать во Франции, ничего не изменилось?

— Мой предыдущий фильм был снят во Франции. Но это ничего не меняет. Кино снимаешь не в стране, а с людьми… Во Франции, чтобы снять фильм, нужны годы, все думают только о деньгах, говорят только о деньгах, в Японии мне было в этом смысле гораздо проще.

— В 1984 году ваш фильм “Парень встречает девушку” был очень хорошо принят в Каннах, вы помните те свои ощущения?

— Я помню только, что был очень счастлив, но почему — память не сохранила. Помню одиночество, но это обычное чувство, когда фильм закончен.

— Что вас делает счастливым?

— Работа. Съемки дают ощущение бессмертия, жизни, неуязвимости. Я не могу много думать о счастье, тогда я не буду счастлив.

Мик Джаггер развлекается в компании Шона Пенна

Кризис в Америке отразился и на каннской беззаботной жизни. Менеджеры отелей жалуются, что щедрые раньше американцы жмутся, не заказывают лимузины к красной дорожке и шампанское в номера. Но это цветочки — крупнейшие кинокомпании отменяют вечеринки. Отменилась вечеринка, посвященная премьере “Индианы Джонса”, обещавшая быть самой шикарной на Лазурном Берегу, ее заменили скромным обедом. На скромном обеде, правда, присутствовали все звезды — Стивен Спилберг, Джордж Лукас, Кейт Бланшетт, Харрисон Форд и Калиста Флокхарт, Шайа ла Беф.

В Канны пожаловала и нестареющая Голди Хоун. Вспомнили мы ее потому, что она вторая после Вонга Кар-Вая (который тоже здесь, неузнанный в толпе папарацци, охотящихся на соседнем пляже на Джуда Лоу) не расстается с темными очками в любое время суток. Сальма Хайек также прошлась по красной каннской лестнице в зеленом платье Balenciaga, чей модный дом принадлежит ее мужу и отцу дочки французскому миллиардеру Франсуа-Анри Пино. Потусоваться в Канны заехал и Боно, явившийся на дорожку в ботинках на платформе и распахнутой на груди рубашке и позже сплетничавший с Пенелопой Крус на вечеринке Chopard. Мик Джаггер в компании Шона Пенна, Харрисона Форда, Пенелопы Крус, Уилла Смита и Джады Пинкетт Смит, Стивена Спилберга, Джорджа Лукаса, шьющего самую модную обувь Кристиана Лабутена, модельеров Доменико Дольче и Стефано Габбана, модели Натальи Водяновой и продюсера Харви Вайнштейна прекрасно отдохнул на террасе отеля Du Cap. Прекрасно хотя бы потому, что все громкие вечеринки заполнены обычными смертными и звезд туда заводят на полчасика, в VIP-зону, под строгим присмотром охраны. Но в шикарном Du Cap с горячей клубникой с шампанским звезды отдохнули как следует.

Канны.

КАННСКИЙ СЧЕТ

• 10 000 бутылок шампанского заказал отель Carlton на время фестиваля.

• 268 минут идет конкурсная лента Стивена Содерберга “Че” с Бенисио Дель Торо в роли Эрнесто Че Гевары. Осталось подсчитать количество зрителей, которые досидят до конца фильма.

• 72 года отметил в субботу в Каннах актер Деннис Хоппер.

• 60 миллионов долларов потратит Харви Вайнштейн на экранизацию романа Паоло Коэльо “Алхимик” с Лоуренсом Фишберном — об этом было объявлено во время фестиваля, права на экранизацию стоили 250 тысяч долларов и были приобретены 14 лет назад.

• 142 вешалки заказала неназванная звезда в отеле Martinez и использовала их все.

• 5-ю часть “Индианы Джонса” собирается снимать Джордж Лукас. Он сказал, что будет писать продолжение саги, но уже без Харрисона Форда, его место займет Шайа ла Беф.





Партнеры