Утомленный Михалковым

Собкор “МК” получил сразу три роли в продолжении знаменитого фильма

5 июня 2008 в 15:26, просмотров: 2196

Вся информация по новому фильму Никиты Михалкова “Утомленные солнцем-2” строго засекречена. Журналистов на съемку Никита Сергеевич не зовет, а если зовет, то избранных. Поэтому все сообщения о работе над фильмом ограничиваются, как правило, скупыми информсообщениями из серии “На съемках пострадал каскадер”. В более позднем варианте — “На съемках у Михалкова побывал Путин”.

На съемках “Утомленных солнцем-2” побывал и собкор “МК”. И не просто побывал, а провел на съемочной площадке несколько дней в качестве актера массовки, умудрившись при этом сыграть сразу трех разных персонажей!

…Надо сказать, о съемках продолжения “Утомленных солнцем” я узнал случайно. Ну, то есть я знал, что снимается такое кино, но не знал, что из лесов и болот Нижнего Новгорода Михалков временно переместился в паровозный музей в Шушары. Но так уж вышло, что я внесен в базу актеров массовки “Ленфильма”. Местные бригадиры и сообщили, что формируется массовка для съемок у Михалкова, идет кастинг. Предложили и мне, я согласился, чего уж тут? Прошло две недели, решил, не возьмут. Но раздался звонок со студии, пригласили на примерку костюма. Желающих посниматься у знаменитого режиссера оказалось много, пришлось даже постоять в очереди. Наконец меня переодели в некоего героя. Видавший виды пиджак едва сходился на животе.

— Ерунда! — отмахнулся самый главный по реквизиту. — В то время многие так ходили.

Одно успокоило. На фоне прочих актеров я выглядел еще вполне себе ничего. Остальные походили на отъявленных уркаганов.

В следующий раз на студию меня позвали к 7 утра. Уже не костюм примерять, а непосредственно на съемки. Сказали, будут автобусы до площадки. В них запускали строго по паспортам. Более того, устроили фейс-контроль, который не прошли порядка 60 человек. Одного товарища “сняли с рейса” в последний момент, буквально выпихнули из салона. У него, как выяснилось, за плечами была судимость.

* * *

Прибыли в Шушары, в паровозный музей. Тут снова устроили фейс-контроль, еще более жесткий, плюс добавилась рамка металлоискателя. Территорию музея охранял ОМОН. Массовщикам предложили добровольно сдать фотоаппараты. Странные какие-то съемки, подумалось.

— Путин сегодня приедет, — сказал кто-то, все сразу успокоились.

Половина актеров массовки была в гражданке, вторую половину одели в форму солдат, сержантов и офицеров НКВД. Тут же вручили реквизит — гражданские вещмешки и чемоданы, винтовки-трехлинейки  и коробки под патроны. Некоторым “счастливчикам” достались автоматы ППШ.

Вообще для съемок одного этого эпизода задействовали примерно 200 человек, в форму НКВД одели около 70. Гражданских стали грузить в вагоны.

Тут появился Михалков, одетый с теплый свитер и высокие ботинки.

— Сейчас вы будете играть так называемую черную пехоту, — объяснил Никита Сергеевич. — Вы — люди с оккупированных территорий, освобожденные войсками Красной Армии. Прожили на оккупированных немцами территориях около двух лет. Вы не работали на Великую Германию, но и по разным причинам не попали на фронт. В целом задача ясна?

…Итак, нас стали высаживать из вагонов. При этом нужно было пройти через строй НКВДшников. В кадре у нас отбирали чемоданы и мешки. Офицеры НКВД делали вид, что устраивают наружный досмотр, проще говоря, шмон. В этих кадрах главная роль отводилась актеру Сергею Маковецкому. Он майора НКВД играет, руководящего досмотром.

Снимать стали не сразу. Михалков все пытался добиться от нас “художественной достоверности”, поэтому из вагонов на досмотр и обратно нас гоняли раз десять. Надо сказать, среди отобранных массовщиков далеко не все профессиональные актеры. Так что многие просто не понимали смысл поставленной перед ними задачи.
Тут заодно выяснилось, что сейчас нас и снимать никто не будет. Все это — репетиция. А непосредственно съемка — глубокой ночью. Кстати, многие не рассчитывали, что застрянут здесь так надолго. Ну да ладно…

* * *

В обед приехал Путин. Мы все это время сидели в вагонах, администрация просила особо из них не высовываться. Путин и Михалков общались примерно час. Массовка не выдержала. Люди-таки стали выбираться из вагонов, ненавязчиво подбираться ближе. Напряглась многочисленная охрана.

…Посидев в режиссерском кресле на дорожку, Путин отбыл. Расслабились все. И массовка, и охрана, и Михалков. Даже актеры: Сергей Маковецкий, Андрей Мерзликин, Артур Смольянинов.

— Можно вопрос? Что с нашими героями будет дальше? — не удержался один массовщик, спросил Михалкова. — Какая нас ждет судьба?

— Черную пехоту кинут в бой, — пояснил Никита Сергеевич. — Вместо оружия дадут черенки от лопат. Ваши герои пойдут прямо на немецкую пехоту. Вы все погибнете. Но немцы сами будут в шоке от того, как советское государство разбрасывается людьми и ни во что не ставит человеческую жизнь. Немцы не поймут такого безумия!
...Привезли обед. Макароны, курица, чай с батоном.

Разговорились с Маковецким, душевным, крайне простым в общении человеком, никакой звездности и понтов.

— Знаете, — начал он, — глядя на вас в мониторе, совершенно не видел в вас людей той эпохи… Там были люди, измученные голодом, холодом, третьим годом войны, немецкой оккупацией, суровой эпохой сталинского государства. А вы были толпой сытых и веселых дачников, грибников, если хотите. На ваших лицах должны были быть испуг, напряженность, неясность ситуации: куда вас привезли, зачем, что с вами будет? Кроме того, когда у вас будут забирать чемоданы и вещмешки, вы должны активнее сопротивляться, не соглашаться пассивно их отдавать. Вы не должны ощущать себя бессловесными рабами или запуганными зэками. И еще. Успех сцены не зависит от одного или двух актеров. Только от всех вас вместе взятых. Никаких улыбок, никакого веселья!

— А вы сейчас где еще снимаетесь? — спросили Маковецкого.

— В очень интересном проекте. Все происходит в Псковской области. Как известно, во время войны она была полностью оккупирована. В 1941 году, то есть в самом начале войны, немцы в качестве пропагандистского хода открыли на оккупированных территориях много приходов Русской православной церкви, разогнали колхозы, предложили людям работать на себя, но при этом 50% отдавая Великой Германии. От священников, служивших богослужения, требовали, чтобы они в своих проповедях прививали пастве любовь и уважение к Великой Германии. И священники были вынуждены это делать, чаще всего в душе не разделяя этих чувств. С кого этого не требовали, не делали этого, а просто честно и просто выполняли свои обязанности пред Богом, Церковью и паствой.

— Интересно, а потом что?

— А потом этих священников и многих людей расстреляла Советская власть…
...Во время съемок, перед каждой новой сценой, Маковецкий крестился.

* * *

Ночью стали снимать сцену разгрузки. Паровоз, задействованный в съемках, был 1928 года выпуска. А образца 1912 года. Так объяснили машинисты, к которым мы поднимались в перерывах между дублями. Ночь была необычайно холодной, у них в кабине грелись и пили чай. Из-за любопытства заглянул в кабину и Артур Смольянинов.

— Артур, в “9 роте” было много дублей сцены, когда ваши герои поднимались на гору? — спросили машинисты.

— Господи, как мне надоело отвечать на одни и те же вопросы! — скривился актер.

— Посмотрите в Интернете.

И в кабину он больше не поднимался.

…На площадке между тем имитировали проливной дождь. Паровоз, вагоны, рельсы, асфальт и землю тщательно облили из пожарной машины, всех нас тоже.

В принципе, саму сцену отсняли со второго дубля, что хорошо. На улице, как уже говорилось, было холодно. Правда, потом нас гоняли по кругу еще несколько раз — снимали крупные планы Маковецкого.

Закончили снимать под утро, когда стало светать. Тут и зарплату привезли. За первый день съемки выдали по 1200 рублей на человека. Сумма складывалась из расчета — 400 за день и 800 за ночь.

* * *

Я подумал, что на этом моя кинокарьера завершится. Не тут-то было! Неожиданно предложили сняться в еще одной сцене. Для этого отобрали 9 человек, по сценарию они — военные журналисты, прибыли из Москвы по заданию отдела пропаганды ЦК.
Сцена заключалась в следующем. Мы требовали часового, вооруженного ППШ, открыть нам ворота и пропустить нас туда, где проходила разгрузка черной пехоты из вагонов. Часовой позвал старшего. Подъехал майор верхом на коне, его играл Александр Фесенко. Мы объяснили ему ситуацию, он велел часовому нас не пускать и дождаться его, а сам поскакал к машине , в которой на заднем сиденье сидел Михалков, играющий генерал-лейтенанта, а на переднем — Андрей Мерзликин, майор НКВД. Генерал-лейтенант велел никого не пускать. Одного из наших актеров нарядили в военную форму США. Это был журналист от союзников.

Спустя два часа, после 8 дублей, подошел Никита Сергеевич.

— Спасибо! — сказал. — Молодцы!

— А можно фото на память?

— Давайте…

Стали фотографироваться.

* * *

Через несколько дней позвонили со студии и предложили сняться еще в одном эпизоде! Теперь я — военный комендант железнодорожной станции. Не знаю, где она расположена по сценарию, а в реальной жизни это были Воисковицы, что под Гатчиной. Снова нарядили в военную форму, позднее, правда, художники по костюмам заменили фуражку (сначала дали от другого костюма, бывает).

По сценарию вместе с другим актером (он играл гражданского) мы должны были мирно прохаживаться по перрону, говорить о чем-то отвлеченном, но с очень деловым видом.

На наши переговоры акцент не делали, мы опять создавали массовку для появления в кадре героев Олега Меньшикова и Владимира Ильина. Последний, кстати, неожиданно приболел, его отправили в Питер, а для съемки его сцен пригласили дублера, которого снимали только со спины. Со стороны действительно было непонятно, кто в кадре — Ильин или его дублер.

* * *

А потом съемки закончились. Меня, правда, долго интересовал вопрос: как же я мог сняться сразу в трех ролях, вдруг на экране это будет заметно? Но меня заверили, что не будет. Что это обычная практика.

Все-таки кино — это один сплошной обман. В хорошем смысле этого слова.

СПРАВКА "МК"

Фильм “Утомленные солнцем” вышел на экраны в 1994 году. Тогда же он получил премию “Оскар” как “лучший фильм на иностранном языке”. Премьера второго фильма, работа над которым кипит вовсю, уже назначена на 9 мая 2010 года. Позднее выйдет 12-серийный телефильм, в нем сюжет будет более расширенным. Во второй части “Утомленных” мы вновь увидим Олега Меньшикова, чей герой покончил с собой в фильме первом. Кроме Меньшикова в картине заняты, естественно, сам Михалков, его дочери Надя и Анна, Владимир Ильин, Алексей Петренко, Виктория Толстоганова, Сергей Маковецкий и многие другие. По данным Washington Post, вторая часть картины представляет из себя “эпический блокбастер со сценами сражений, выдержанными в чисто голливудском духе”. Это же издание утверждает, что на сегодня это самая дорогая картина за всю историю российского кино, ее бюджет составляет 55 млн. долларов.



Партнеры