Заложников взяли по-шведски

Серей Гармаш стал киллером

6 июня 2008 в 16:00, просмотров: 901

Это происшествие прошло мимо столичных спецслужб и силовиков. Даже сами жители гигантского дома в Северном Чертанове, построенного на закате эпохи развитого социализма, не заметили, что их многоквартирник захватили и несколько часов удерживали бандиты. А все потому, что кинематографисты, снимающие новый боевик “Горячие новости”, которые и разыграли эту криминальную историю с гангстерами, оперативниками, спецназовцами и молодой привлекательной пиарщицей, сделали все максимально тихо. Это действо российский зритель увидит своими глазами уже весной следующего года. А пока в киноспецоперации по захвату бандитов и освобождению заложников пригласили принять участие и репортера “МК”.

 Декорации захваченного этажа выстроены в павильоне, в который превращен огромный заброшенный цех одного из заводов на востоке Москвы. Полумрак. Все в пиротехническом дыму. По коридору, своими размерами больше напоминающему взлетную полосу, бесшумно передвигается каскадерская группа в камуфляже и масках.

Вдруг ритм меняется. На смену тишине и осторожности приходят паника и выстрелы. В одну из квартир врываются какие-то люди, из другой с криками кто-то выбегает. По коридору проносят что-то бесформенное, что на поверку оказывается людьми, накрытыми одеялами. Несколько секунд неразберихи, и голос с легким акцентом — в микрофон: “Снято!”.

Голос принадлежит шведскому режиссеру Андерсу Банке. Если бы не едва заметный акцент, нипочем не догадаться, что он — скандинавский гость, постановщик культовой молодежной хоррор-комедии 2006 года “30 дней до рассвета”.

— Удивлены? — не без гордости интересуется Андерс. — Я закончил ВГИК. И жена у меня из России. И вообще мне нравится здесь работать. Ваши актеры — это что-то! Их способность к самопожертвованию поражает.

Перед съемками все исполнители главных ролей прошли интенсивный пятинедельный курс подготовки с каскадерами, включающий навыки обращения со всеми видами боевого оружия. Но все равно я стараюсь их беречь. Хотя русские актеры сами рвутся в кадр — подраться, пострелять, попадать… У них словно порог риска занижен. Вообще я бы не стал сравнивать работу с российскими и западными актерами. И те и другие — профессионалы с большой степенью самоотдачи. Во всяком случае, мне повезло. Андрей Мерзликин, Маша Машкова, Евгений Цыганов, Сергей Леонидович Гармаш — мне с ними легко и комфортно. Гармаш, считаю, вообще артист мирового уровня. Таких в современном кинематографе немного.

Сам Гармаш, уже отснявшись, заметно нервничает. И напряженно молчит. Его можно понять: роль у него сложная не столько физически, сколько психологически. Сергей Леонидович играет киллера, пришедшего в злополучный дом убивать, который в результате сам оказался в заложниках у гангстеров. Еще одна российская кинозвезда — Евгений Цыганов — чувствует себя неуютно. Привыкший играть героев, здесь он превратится в коварного и беспощадного главаря банды.

Практически каждый день на площадке присутствует и еще одна культовая фигура отечественного кино, продюсер и автор сценария (в соавторстве с Александром Лунгиным, сыном Павла Лунгина) “Горячих новостей” Сэм Клебанов.

— Мы не собираемся скрывать, что наши “Горячие новости” — ремейк гонконгского экшна Джонни То, — сказал он “МК”. — История противостояния полиции, гангстеров и масс-медиа, рассказанная в одноименном азиатском фильме, оказалась актуальной именно в нашей стране и именно сегодня. Она стала в большей степени сатирой на нравы общества и обросла множеством местных реалий. Сейчас наши телевизионщики уже способны превратить в реалити-шоу все что угодно. Под этот жанр подходит и операция по захвату гангстеров.

Главная героиня носит фамилию Вербицкая случайно. Я редко смотрю телевизор рано утром и, честно говоря, даже не знал, что есть такая телеведущая! Хотя в нашем фильме именно Катя Вербицкая придумывает показывать спецоперацию в прямом телеэфире. Наш проект — совместный, российско-шведский, 12 июня   группа переезжает в Швецию, где в павильоне, в котором Ларс фон Триер снимал свой “Догвиль”, уже ждут декорации квартир того самого дома в Чертанове. Меня с этим районом Москвы ничего не связывает. Просто именно там нашелся нелепый дом-исполин, в котором есть где развернуться и гангстерам, и спецназовцам.

Пока в кадре ждут Андрея Мерзликина, играющего опера Смирнова, Мария Машкова делится с “МК” профессиональными секретами вхождения в образ:

— К журналистам вообще я отношусь как к чему-то неизбежному. Среди ваших коллег друзей у меня пока нет. Зато есть пиарщики — за профессиональными советами, работая над ролью Кати, я обращалась к ним. Но у моей героини специфика другая.  В итоге мы вышли на пиар-менеджера московской милиции. Она меня научила некоторым тайнам своей профессии. Надеюсь, пригодится…

На площадке появляется окровавленный и грязный Мерзликин. В декорациях полуразрушенного подъезда, с осыпающейся штукатуркой и капающей из поврежденной выстрелами трубы водой, он получает подробный инструктаж консультанта: куда смотреть, как прятаться, чтобы не попасть под холостой выстрел, и каким образом держать оружие. Пока устанавливают свет и ищут нужный ракурс камеры, у Андрея есть десять минут, которые он тратит на просмотр фильма на портативном карманном компьютере. Актер с радостью сообщает, что впервые работает с таким комфортом, какой бывает только на западных съемочных площадках.
— Несмотря на жанр экшна, где эмоциям вроде бы не место, здесь большое внимание уделяется системе Станиславского, без которой русский актер не может, — добавляет Андрей.

И снова автоматные очереди, от которых глохнешь уже через минуту, взрывы, от которых кажется, что содрогается все, и зрелищные драки. Возможно, именно это имел в виду Банке, когда говорил об уникальности русских актеров. И в глаз могут профессионально дать, и всю гамму чувств в десятисекундном эпизоде сыграть.




Партнеры