Иштван Сабо: “Моя карьера началась в Москве”

Знаменитый режиссер дал эксклюзивное интервью “МК”

23 июня 2008 в 17:35, просмотров: 416

Московский кинофестиваль в этом году проходит в 30-й раз. По случаю торжественного юбилея организаторы ММКФ пригласили в Москву режиссеров и продюсеров фильмов — победителей разных лет. От 96-летнего классика японского кино Кането Синдо, побеждавшего в 1961-м, до Алексея Учителя, получившего “Золотого Святого Георгия” в 2005-м за “Космос как предчувствие”.

На пресс-конференции, посвященной приезду почетных гостей, первому слово предоставили самому старшему, Кането Синдо:

— Я впервые приехал в Москву на 2-й Московский международный кинофестиваль с картиной “Голый остров”. Это был экспериментальный фильм, его судьба в прокате была весьма туманна, но главный приз фестиваля помог нам создать независимую кинокомпанию и вести дальше свою деятельность. Тогда мне было 49 лет, а теперь я стал 96-летним стариком, и то, что меня вновь пригласили на Московский кинофестиваль, для меня — большая честь. Не смотрите на мой возраст, планов у меня — как у 25-летнего.

— На вас как-нибудь повлияло творчество Куросавы?

— Возраст у нас с ним разный, но мы оба — художники одной эпохи. Куросава — тот режиссер, который распространил японское кино по всему миру. Поэтому я считаю его ключевой фигурой нашего кинематографа. Его творчество старается познать глубинную человеческую природу. Кстати, творчество Китано отвечает этой же цели.

Себастьян Аларкон, ныне известный чилийский режиссер и член жюри основного конкурса, когда-то был простым иностранным студентом в Москве, снявшим картину “Ночь над Чили” о событиях 1973 года.

— Прежде всего я хочу поздравить вас всех с победой над сборной Голландии по футболу! — по-спортивному начал Себастьян. — Что касается Московского фестиваля, то он для меня особенный. Знаете, у фильма “Ночь над Чили” до сих пор не было официального показа у меня на родине. Там предпочитают обходить стороной острые социальные темы. А ведь когда-то приз ММКФ помог мне, иностранному студенту в Москве, получить вид на жительство и застрять тут аж на 30 лет. (Смеется.) Я буквально десять дней назад показал “Ночь над Чили” своим студентам на родине, и по их реакции понял, что фильм жив! Конечно, я им рассказал, что именно ММКФ отметил его главным призом. Так что, будьте уверены, мои студенты на чемпионате Европы болеют за Россию!

Алексей Учитель, дважды участвовавший в конкурсе главного российского кинофестиваля, вспомнил и как его обижали, и как награждали:

— Когда я первый раз участвовал в конкурсе ММКФ с фильмом “Прогулка”, я был полностью уверен, что должен всех победить. И когда этого не произошло, я думал, что ММКФ — самый плохой фестиваль на Земле. Когда я второй раз попал в конкурс с фильмом “Космос как предчувствие”, я уже ни на что не рассчитывал. Но когда картине дали главный приз, я совершенно искренне сказал, что считаю Московский кинофестиваль — самым лучшим.

Второй по старшинству почетный гость, венгерский классик Иштван Сабо, единственный в своей стране, у кого есть “Оскар”, когда-то начинал свою международную карьеру с главного приза на ММКФ за картину “Отец” в 1967 году.

— Сейчас я получаю один из самых приятных подарков от ММКФ, — начал господин Сабо. — Возможность посидеть рядом с Канетой Синдой. Когда я закончил школу, я увидел его фильм “Голый остров” — и это решительным образом определяло то, что я сам думаю о кино. Я вижу, что эта картина повлияла на творчество многих других режиссеров. Даже таких, как Ингмар Бергман. И это многое значит.

— А чем вам запомнился ваш первый Московский кинофестиваль?

— Помню, тогда было много сомнений, брать ли мой фильм в конкурс вообще. Но то, что его не только взяли, но еще и отдали главный приз, открыло мне широкую дорогу в профессию. Кроме того, так совпало, что именно “Отца” я считаю своим самым любимым фильмом. Все остальные я бы мог как-то переделать, что-то подправить. И только в фильме “Отец” мне нравится абсолютно все.

— Вы не первый раз в Москве. Сильно ли она меняется с каждым новым визитом?

— Внешне — очень сильно. А вот люди, которых я знаю с давних пор и которых очень люблю — Олег Табаков, Никита Михалков, Наум Клейман, — не меняются. Они заслуживают такой же любви, и это замечательно. Хотя есть и заметные изменения — у вас появились очень хорошие гостиницы. Но вы заметили, что я говорю только о поверхностных вещах, как турист, не более. Глубже мне узнать Москву не довелось.

— Насколько вы знакомы с современным русским кино?

— К сожалению, не очень хорошо. Знаю лишь те фильмы, которые попадают на зарубежные фестивали и которые очень редко показывают у нас, в Венгрии. Это интересные фильмы, не спорю, но я не могу говорить о современном русском киноискусстве в общем. Я жду, чтобы мои старые друзья сделали что-то новое. Например, Александр Митта, который снял замечательную картину “Гори, гори, моя звезда”. Вдруг он снимет такой же прекрасный фильм, который будет ценен для меня! Так что я жду, когда же представится возможность снова увидеть новые фильмы моих русских друзей. Но я понимаю, что время идет вперед — и появляются новые молодые режиссеры.

— Как кинорежиссер вы добились очень многого. А есть что-то, что вы еще не успели, но очень хотите сделать?

— Все очень просто — я хотел бы снять еще один фильм. Посмотрим... Нет, не спрашивайте, о чем он. В Будапеште и так все кафе полны кинорежиссерами, которые только и делают, что обсуждают свои планы.

— Когда-то Венгрия была для нас страной, в которую было трудно попасть, но очень хотелось. Сегодня же глобализация отменила все границы...

— Это очень хорошо. Хорошо, что люди могут свободно ездить по миру, свободно учиться и работать в любой стране. Но не следует забывать: чтобы человек чувствовал себя хорошо во всем мире, куда бы он ни приехал, нужно, чтобы он и в своей деревне или городе тоже чувствовал себя хорошо. Потому что если дома, на родине, ему плохо живется, то зачем нам нужен этот глобальный мир?



Партнеры