Конкурс пройдет “однажды в провинции”

Катя Шагалова: “Люди там даже не живут, а медленно умирают”

25 июня 2008 в 16:25, просмотров: 649

“Женщины более совершенные существа, нежели мужчины”, — сказал на пресс-конференции Бернд Бёлих, режиссер немецкого фильма “Луна и другие любовники”, вошедшего в конкурс 30-го Московского кинофестиваля. И, как нарочно, два дня в программе основного конкурса шли картины либо о женщинах, либо снятые этими “более совершенными существами”.

Француженка Марион Лэйн представила картину “Простая душа” по роману Гюстава Флобера. Попасть в женские руки не самый плохой вариант для текста писателя, одержимого стилем. Фильм отмечен тщательностью в мелочах (например, работе со звуком) и режиссерской самоотверженностью, готовностью раствориться в актерах. Тем более что главная роль служанки-хромоножки отдана одной из ведущих актрис Франции Сандрин Боннер. Обычно сдержанная, здесь она с необычайной страстностью сыграла любовь, безответно изливаемую на чужих детей. Избытком неутоленной любви полна и Ханна, героиня фильма “Луна и другие любовники” Бернда Бёлиха. Женщина за пятьдесят, она изумляет почти детским, безоглядным жизнелюбием. В ответ жизнь бьет Ханну, отнимая у нее дочь, возлюбленного, работу, делая ее однорукой калекой, но не умея отнять главного — упрямого стремления вперед вопреки всему. Немолодая, некрасивая, смешная женщина странным образом привлекательна, что, несомненно, является заслугой ведущей немецкой актрисы Катарины Тальбах, явной претендентки на приз за лучшую женскую роль. Исландская картина “На семи ветрах” — образец социального кино, в котором обычно преуспевают волевые женщины, подобные Гудни Хальдоурсдоттир. История приюта для подростков, подвергшихся насилию в семье, рассказана с последовательной твердостью и полным отсутствием иллюзий. Воспитателям-хиппи не хватает умения, государству — внимания и желания помочь несчастным детям. Результат — несколько смертей и сломанных судеб. Для российского зрителя фильм горек вдвойне: если проблему не могут решить в стране с населением в триста тысяч человек, то что уж говорить нам?..

А у нас свое: запьянцовская окраинная полужизнь, жестко и нежно запечатленная режиссером Катей Шагаловой в фильме “Однажды в провинции”. Примечательно, что картина снята в Подольске. В десяти километрах от самого богатого города мира — Москвы — нашлась натура для съемок богом забытого угла, куда судьба занесла двух генеральских дочек. Вера (Эльвира Болгова) вышла за простого парня (Александр Голубев), контуженного в Чечне. Жену он не любит, бьет смертным боем, а та с тупым упорством терпит побои и измену своего мужа с соседкой — участковым милиционером (Любовь Толкалина). В эту дыру приезжает Верина сестра, Настя (Юлия Пересильд), снявшаяся в популярном сериале, вкусившая больших денег и бурной, но короткой славы. Ее появление дает толчок новым страстям, обостряет отношения и движет сюжет прямиком к трагическому финалу. Самое удивительное, что все герои симпатичны, зрительское сочувствие к ним неизбежно.

Режиссер Катя Шагалова в интервью “МК” рассказала, как, будучи продолжательницей славной династии сценаристов (дед — Анатолий Гребнев, отец — Александр Миндадзе), она пришла в кинорежиссуру.

— В семнадцать лет я хотела не учиться, а пить, гулять и веселиться, — призналась Катя. — Родители твердили, что надо быть серьезней. А что я могла в этой жизни делать? Немного писала, для себя. Послала свои рассказики в Литературный институт и на сценарный факультет ВГИКа. Везде прошла предварительный конкурс. Но во ВГИКе мне показалось гораздо интереснее: ходят девочки в исторических костюмах, мальчики с коробками пленок. Я и решила: “Здесь, пожалуй, учиться веселее”. Была как раз середина 90-х годов, когда кино просто исчезло. По “Мосфильму” крысы бегали, киностудия имени Горького была в полном запустении. Так что большинство после института выходили в полную нищету. Я в том числе: у моих родителей денег тоже не было. Кино полностью встало.

— Многие сравнивают “Однажды в провинции” с “Грузом 200” и “Бумером”. По-моему, при всей жесткости материала картина нежная, в ней “сто пудов любви”. А герои даже слишком красивые и интеллигентные.

— У меня и была такая концепция: эти люди даже не живут, а медленно умирают, но именно потому, что они такие красивые и молодые, их особенно жалко. Сидят на помойке яркие, красивые птицы и не улетают, потому что там у них еда. А то, что можно отлететь подальше и найти еду лучше, им в голову не приходит.

— “Однажды в провинции” — это образ России?

— Дело не в стране, а в том, что нормальная жизнь становится мифом. Если пьешь с утра водку, колотишь жену, бьешь морды соседям, брак у тебя без любви, тогда не надо жаловаться на правительство, на богатых, искать виноватых. Здорово будет, если хоть один человек, подобный моим героям, посмотрев фильм, захочет изменить свою жизнь.



    Партнеры