У Чадова новая “Люб.OFF”

В новом фильме актеру пришлось стать педагогом-воспитателем

3 июля 2008 в 16:03, просмотров: 912

Года три назад с легкой руки модного французского писателя Фредерика Бегбедера в современной мировой литературе появился, позже перекочевав на киноэкраны, новый молодой герой — этакий в некоторой степени беспринципный и в меру неприятный офисный клерк-менеджер обычно в рекламной отрасли. Достаточно вспомнить недавний французский фильм “99 франков” или отечественный аналог — “20 сигарет”. Как правило, под давлением непростых жизненных ситуаций он рвет с прошлым и в поисках себя заканчивает трагически.

Режиссер фильма “Ехали два шофера” и сериала “Печорин” Александр Котт в своей новой лирической комедии “Люб.OFF” выворачивает этот сюжет наизнанку. “МК” был приглашен на съемки этого “Бегбедера по-русски”.

В московском Саду имени Баумана на летней эстраде группа актеров репетировала спектакль “Приключения Буратино”.

Незадолго до этого на импровизированной сцене случился пожар. Но никто из прогуливавшихся по аллеям парка праздных зевак ничего не заметил. Поскольку сжигание подмостков в основном будет позже дорисовано на компьютере.

Нервная обстановка на сцене (по сюжету) гармонично соответствует не менее нервной обстановке в съемочной группе (по жизни) из-за влюбленных парочек и молодых мамаш с колясками, которые все время лезут в кадр, даже не подозревая, что снимается кино. Дубль удается снять только с третьего раза.

За всем этим спокойно и чуть отстраненно с лавки в отдалении от эстрады наблюдают чумазый мальчишка лет пяти-шести и российская кинозвезда Алексей Чадов. Его персонажа — ловеласа и авантюриста Михаила Воробьева — только что уволили из солидной промокомпании. Денег у горе-пиарщика — кот наплакал, а перспективы весьма туманны.

Накал страстей у сцены все сильнее. “Активнее ругайтесь”, — требует режиссер. И вот, громко послав кого-то к черту, к Чадову—Воробьеву приближается в костюме Мальвины актриса Марина в исполнении звезды фильма “Тиски” Екатерины Вилковой. Она забирает пацана и, что-то буркнув себе под нос в адрес Алексея—Михаила, удаляется прочь.

“Стоп, снято, обед”, — звучит долгожданная фраза режиссера. Затем Котт добавляет: “Марк Румянцев съемки в фильме окончил. Сегодня у него последний съемочный день. Давайте поздравим нашего актера”. Марком Румянцевым оказывается тот самый мальчишка с перепачканным лицом. Любимец всей съемочной группы, и в особенности Алексея Чадова, получает в подарок в честь окончания работы коробку с огромным трансформером. На радостях он сначала повисает на шее у Алексея, а затем начинает носиться по съемочной площадке. Уходить с которой не спешит. “Обеда еще не было, — солидно объясняет пацан. — Вот после обеда я уже не в фильме. А пока буду со съемочной группой”.

Во время обеда режиссер рассказывает “МК”:

— Думаю, что наша добрая, смешная и трогательная история будет понятна всем. Потому что она про всех и про каждого. Это фильм о том, как человеку, чтобы разобраться в своих чувствах, приходится сначала потерять самое дорогое. Сегодня ближе к концу съемочного периода мы снимаем одну из первых сцен фильма, когда герой Чадова еще не знает, что, оставшись без работы, он уже нашел свою любовь. В этом и отличие нашего кино от тех же “99 франков”: там герой фатально несчастлив, а у нас счастлив вопреки всему. Что касается названия картины, то, возможно, мы его поменяем, чтобы не ассоциироваться у зрителя с одноименной книгой Оксаны Робски.

— Это действительно очень жизненная история, — продолжает пообедавший Чадов. — У меня в жизни такое было. Я провалил экзамены в театральный вуз, и казалось, что жизнь на этом закончена. Но в тот же день мне поступило предложение, которое очень помогло мне не опустить руки. Я был принят на работу барменом и стал вполне состоятельным человеком. А года через три в моей жизни появился Алексей Балабанов с предложением главной роли в фильме “Война”. В новом фильме, как обычно, мой герой — настоящий мужик, помогающий состояться сыну своего бывшего босса. Так что я теперь еще и педагог-воспитатель…

По словам режиссера, снимают они серьезно и тщательно. Поэтому забавным историям на съемочной площадке места нет. Хотя Чадов вспомнил казус, когда он спас от срыва целую съемочную смену. Работали в подъезде жилого дома. И бдительный хозяин одной из квартир, недовольный соседством киношников, принялся выгонять их на улицу. “Тоже мне, кино они снимают, — возмущался дядька. — В кино — звезды, а я вас никого в лицо не знаю”. И тут вперед вышел Чадов. “Ой, Алексей, — сменил гнев на милость мужчина, — вас я знаю. Вы так моей жене нравитесь. Ладно, снимайте”.



    Партнеры