«Мумий Тролль» запал на восьмерку

15 июля 2008 в 13:52, просмотров: 1786

Группа «Мумий Тролль», поддавшись влиянию красивого числа, решила объявить днем релиза своего нового альбома дату 08.08.08. Усугубляет ситуацию и то, что это будет восьмой номерной альбом группы.

Альбом будет состоять из двух дисков, на одном из которых 10, а на другом 11 треков. Все тексты написаны Ильей Лагутенко, музыка к шести композициям – Юрием Цалером. Время звучание всего альбома в общем – около полутора часов. Ранее была распространена информация, что альбом будет называться «Зависть». Теперь пресс-агенты группы говорят, что "8", то есть "Восьмерки". Дата его релиза переносится не первый раз. Сначала его планировали выпустить весной, в конце мая, затем в начале июля. И вот теперь назначили новый день. Пресс-агенты "МТ" распространили прямой рассказ Ильи Лагутенко о каждой песне "Восьмерки".  

Илья Лагутенко:

1. «Запуск ракетоплана «ИС» на Луну» – идея музыкальной композиции возникла в процессе просмотра кинофильма 1935 года «Космический рейс», который мы потом озвучили в живом исполнении. Когда Юра Цалер в первый раз сыграл мелодию, я сказал, что это сложносочиненный гимн или что-то из Мусоргского в традициях русской классической музыки – или даже классического рока. Если уж не гимном МТ, то гимном страны она вполне могла бы стать. В случае съемок фильма в сегодняшних условиях «ИС» можно было бы сменить на «ДМ» или «ВВП».

2. «Эй, товарищ» – можно считать, что эта песня, в общем-то, о любом парне. Например, вроде нашего гитариста Юры, который очень хочет найти личное счастье, но по факту больше всего влюблен в собственную гитару. В этом, наверное, и есть его неповторимый рок-н-ролл – хотя это касается и каждого из нас, и вообще каждого из музыкантов, которым приходится разрываться между любимым делом и личной жизнью. Короче говоря, эта песня о вечном поиске компромисса – «чтобы всем было хорошо».

3. «Контрабанды» – идея, частенько рождающаяся в компании милых и добрых людей – или в жарких странах, где хорошее настроение достигается прекрасными природными условиями. В какой-нибудь вечнозеленой африканской стране куча собственных проблем, но нам, северным людям, кажется, что свети солнце и расти пальмы – и все будет хорошо. Находясь в большом столичном городе, задыхаясь в гонке непонятно откуда и зачем, хочется все бросить, уехать в деревню и предаться солнцеедению и собственным медитациям. Но потом хватаешь себя на мысли, что это будет уже не твоя жизнь. И понимаешь, что главные ценности – солнце и добро – превращаются в «нелегальные», несвоевременные. И от этого становится слегка печально.

4. «Проспали» – Юра Цалер напел что-то типа «та-да-да проспали», и у меня родилась идея, что вся песня может быть закручена вокруг этого слова. Первое, что пришло в голову – герой песни мог бы проспать что-то важное: ежедневные обязанности, свои удачи. Но, по большому счету, главное не проспать тот самый день, когда на тебя обрушится какое-то неземное космическое счастье.

5. «Музыкант» – трагическое произведение, в какой-то мере связанное с тем, что труд музыканта называют нелегким хлебом, да еще с кучей приговорок: тяжела и неказиста жизнь эстрадного артиста. Песня о том, что музыкант – это не только тот, кто веселит публику. Главный вопрос – кому он поет, зачем, и действительно ли его слушают.

6. «Наше время» – один из боевиков от группы Мумий Тролль, который своими корнями уходит в ультиматум рок-жизни. Это такое мальчишеское заявление о том, какой должна быть рок-музыка. Здесь я, если хотите, воображаю себя Кинчевым и Шевчуком. Но так это сделал Лагутенко.

7. «Молодость» – душераздирающая баллада; по-другому мы ее не называем. Признаюсь честно, когда мы первые варианты стали проигрывать знакомым, люди начинали плакать, видимо, переживая свою собственную жизнь.

8. «Метель» – у нас была идея ознаменовать эту песню появлением необычной вокалистки. Мы рассматривали 500 тысяч вариантов: от оперных певиц, популярных звезд эстрады – до политических деятелей в женском лице. Проведя в дебатах кучу времени, обнаружили на момент записи рядом лишь кореянку, подругу одного из моих приятелей. Она ни слова не говорит по-русски, но по нашей просьбе пропела «учту». Услышав этот незабываемый корейский акцент, напоминающий добрую мангу, решил, что пусть будет больше забавности, нежели сильной социальной концепции, от которой я несколько подустал.

 9. «Золото и ладан» – артистический пост-панк, элегантный Мумий Тролль. Комбинация слов, темы и музыки – чистой воды случайность, потому что когда мы начинали репетировать эту песню, каждый музыкант говорил о том, что партия, которую он играет, абсолютно не подходит этой композиции. Вот так думали и, в конце концов, никуда не отошли от первоначальных идей.

10. «В этом свете» – сложнопостановочная романтическая баллада с виолончелью и довольно нестандартной структурой. Ее текст я начал писать во время гастролей в гостинице Сан-Франциско, но, так как нужно было бежать на концерт, дальше двух куплетов дело тогда не пошло. Затем эти два куплета мы решили записать дома под гитару и драм-машину – чтобы не забыть, о чем там речь. Постепенно я понял, что в самой истории развивать больше нечего, ведь все уже сказано! Тогда мы стали развивать саму структуру песни, попытались сделать ее в какой-то мере необычной для нас самих, отойти от характерных схем «куплет-припев-проигрыш-припев». Сделали немного по-другому, и в результате она получилась весьма магической и завораживающей - даже для меня лично!

11. «Мамы дочерей» – тот случай, когда я считаю, что не зря убедил автора музыки Юру Цалера согласиться с моей идеей аранжировки, отказавшись от изначально задуманного им чистого рок-боевика. Возможно, он это переживает до сих пор… В его версии эта вещь поначалу всем нравилась, но когда я написал текст, результат показался мне скучноватым: с тогдашним быстрым темпом песня отдавала композицией «Банды» с пластинки «Амба». Затем на одной из репетиций появилась идея сыграть ее в нью-вейве – в духе «новой волны» 80-х. И получилась именно такая песня – для дальних поездок на машине, эдакое «гран-туризмо», шоссе в никуда, когда ты просто едешь и размышляешь о том, о сем.

12. «Ядерные станции» – традиционный боевик группы Мумий Тролль. На альбоме есть несколько знаковых звуков, которые проходят нитью через весь альбом: в частности это особое звучание Юриной гитары, которое есть в «Ядерных станциях». Это его визитная карточка, идентификация, которую он долго искал, при том, что он очень техничный, и, действительно, лучший гитарист!

13. «Пьяная струна» – я начал сочинять ее в южной Африке, дописал в Юрмале, но ничего с этими местами песню не связывает – просто тогда было свободное время. Мне показалось, что она должна быть в «темно-блюзовой» манере исполнена, хотя тут я вряд ли говорю на одном языке с корифеями российского блюза. Поэтому во время записи я, сжав кулаки, пытался удержать Сдвига с Пунгой от активного участия. Поверьте, это было нелегко.

14. «О, рай!» – эта композиция вошла в альбом в самый последний момент, когда большинство песен было уже сведено. До нее долго не доходили руки: существовала идея припева – «Нарушай, сестричка!» – но абсолютно не было куплетов. Я исходил из того, что пока ко мне не зайдет вдохновение с куплетами, браться за нее не буду – можно и для следующего альбома оставить! Но вдруг я обнаружил, что у нас есть свободное время в студии, где находятся все музыканты – и единственное, что меня сдерживает от записи этой песни, – то, что у нее нет слов. И тогда у меня сработала творческая жадность – захотелось записать эту песню немедленно! Сказал себе: завтра утром я приду в студию со словами этой песни. И пришел – с текстом, нацарапанным на листочке! Я понимал, что все строчки там никак не умещаются в размер песни, мелодии... Но сказал себе: хорошо, значит, у меня будет такая концепция: песня не совсем зарифмована, но мы запишем ее в студии вчетвером, в реальном времени. И сказал всем: вот, существуют мелодия и такой вот текст, давайте это играть так как, оно есть, и больше не будем думать над этой вещью. Пусть будет чистой воды эмоция! Потом оказавшийся у меня под рукой одноголосый синтезатор едва не превратил эту композицию в сложнопостановочный синти-поп. Но в итоге удалось и спеть, и сыграть, и записать песню так, как вы слышите на пластинке.

15. «Лазурно-бирюзовые» – еще одна песня из тех, которые, что называется, начались «за здравие», в совершенно альтернативном конечному результату ключе. И мне опять-таки первая версия показалась довольно скучноватой с музыкальной точки зрения, и началась долгая кропотливая работа. Мы даже прибегли к услугам со стороны, над ней думали и наши сопродюсеры, и режиссеры, Паша Шевчук, а также DJ Ram, с которым мы частенько общаемся по поводу различных электронных проектов и ремиксов. Как раз ему и принадлежит мысль упростить тут наши первоначальные идеи, в результате чего и получилась в какой-то мере «ютушно-колдплейная» композиция. Короче, эта вещь очень долго формировалась, переходила из одного состояния в другое, и в итоге превратилась в одну из самых коллективных работ в этом альбоме.

16. «Поспи, рок-н-ролл» – обычно меня спрашивают, какая моя самая любимая песня на альбоме. Всегда трудно отвечать, но в данном случае это песня «Поспи, рок-н-ролл». Однажды ехал в машине, поставил «Поспи, рок-н-ролл», и тут у меня как у автора композиции возникло чувство гордости. И по содержанию, и по музыкальному решению она могла бы стать какой-то совсем дворовой. Но она выросла в непростую, действительно интересную с музыкальной точки зрения песню.

17. «Акваланги» – когда писал эту вещь, думал о каком-то фантастическом подводном мире, мире приключений. Здесь я упорствовал в плане использования необычных звуков: мануальное исполнение на хаос-паде, которое не поддается воспроизведению во второй раз, – все, что я нарыл в одноголосых синтезаторах. Это была такая бомбардировка электронными звуками, в результате чего песню потом пришлось долго редактировать, но желаемого результата все-таки удалось добиться.

18. «Весна» – автором музыки стал Юра Цалер. Изначально это был такой INXS. Но почему-то нам показалось, что можно с этой песней поработать гораздо интереснее, нежели развивать стандартный рок-боевик. Нам пришло видение, что песня может быть такой психоделией 60-х. Мы не пытались что-то копировать, а просто решили взять эту эмоцию за основу композиции.

19. «Нормальный бизнес» – слова этой песни родились в 2001 году. В какой-то мере все началось с идеи о папарацци и желтой прессе, но потом мне показалось, что это будет слишком прямолинейно – брать на себя какие-то заявления на эту тему.  К тому же, толкового решения этой музыкальной идеи тогда выбрано не было, и я подумал: вернемся к этой песне когда-нибудь потом… Вернулись тогда, когда Паше Шевчуку пришла в голову идея сделать рок-боевик с элементами духовых инструментов. Сама идея была неплохая, но мы очень долго искали таких людей, которые смогли бы вменяемо сыграть эти несчастные три ноты на трубе. На будущее надо воспитывать свои кадры!

20. «Фантастика» – это Мумий Тролль периода альбома «Меамуры», но в той критической ипостаси, до которой он тогда не дошел. Впервые песню исполнил Линдал Инглорион в кинофильме «Знаки любви». Мы решили не ждать второго пришествия Линдала, а исполнить ее в своей манере и аранжировке, чтобы сделать картину сегодняшнего дня МТ максимально законченной.

21. «Круг замкнулся» – тут все просто-напросто говорит само за себя: в каком-то смысле это – самая автобиографичная песня, не только меня, но и всей группы МТ. И то, что эта композиция находится на пластинке последней, неслучайно: она не может находиться ни в каком другом месте. К этой песне приложили руку все люди, которые так или иначе работали над альбомом. Изначально у меня были ее слова и мелодия, но нам удалось сделать все гораздо шире и интереснее. Это в какой-то мере – конструктор всех музыкальных идей, которые существовали в песнях альбома.



Партнеры