Русский орган громко заявит о себе

Композитор Ирина Дубкова: “Хочу подарить людям яркий свет добра”

7 сентября 2008 в 16:20, просмотров: 682

В Москве открылся Первый международный конкурс органистов имени А.Ф. Гедике. Скажете — подумаешь, очередной конкурс, мало ли их? Однако отличия от всех прочих налицо — во-первых, “Гедике” целиком и полностью инициирован и организован одной московской консерваторией, а во-вторых (и в-главных), форум ставит весьма сложную, амбициозную цель — пропаганду в мире русской органной школы, как исполнительской, так и композиторской, от ее основателя Александра Федоровича Гедике до современных, ныне живущих авторов, которые написали свои новые вещи исключительно под конкурс. Так, например, во втором туре ряд музыкантов сыграет премьерное произведение композитора Ирины ДУБКОВОЙ “В созвездии Стрельца”.

По словам председателя жюри Наталии Ведерниковой (Гуреевой), на конкурс было подано 18 заявок; в итоге мы имеем 12 участников из Бельгии, Франции, Украины, России. Примерно восемь из них пройдут во второй тур и где-то пятеро — в третий. Прослушивания идут на органе “Александр Шуке” в Малом зале и на легендарном “Кавайе-Колль” в Большом. “Конечно, реставрация требуется, — говорит г-жа Гуреева, — но при том бережном уходе, который осуществлялся нашими мастерами-настройщиками, он вполне функционирует”.

Однако по конкретным срокам ремонта “Кавайе” ситуация пока туманна. Ясно одно — орган во время реставрации не покинет Москвы, как это обычно принято. “Пока мы должны понять главное, — комментирует ректор МГК г-н Алиханов, — что с ним делать? Как будет формулироваться техническое задание?” Поэтому на сей день консультации продолжаются. В мире не осталось фирм, которые специализировались бы на французской романтике, конкретно “Кавайе”. Но относительно недавно в Москву приезжал весьма почитаемый мастер Дени Лякор, он составил “рапорт” по состоянию органа, и сейчас консерватория принимается этот “рапорт” изучать.

Пока же возвращаемся к конкурсу. Обычно намекают на первый блин и все такое, но на этот раз организаторы сразу сформулировали самую суть: наших композиторов в мире почти не знают! Как ситуацию поправить? А почему бы не заказывать под конкурс новые произведения, которые потом, уж после форума, хотелось бы всем играть? Сказано — сделано. Несколько авторов трудились над сочинениями. И вот завтра мы услышим премьерную вещь Ирины Дубковой “В созвездии Стрельца”.

— Ирина, были ли особые пожелания от консерватории для вас как композитора?

— Никаких конкретных требований к сочинению не было. Наталия Николаевна (Гуреева) лишь попросила отразить творческий потенциал произведения, решить художественную задачу, чтобы самим органистам было интересно играть, чтобы внутри этой вещи они могли почувствовать себя творцами, личностями. Ну и, во-вторых, покажи, на что ты способен.

— “Стрельца” сложно исполнить?

— Партия очень непростая. И технически, и даже физически. Это 9 минут (при мною заданных темпах), нет пауз, идут необычные сочетания рук и ног (руки и ноги играют постоянно), есть даже такие элементы техники, которые раньше не использовались в органной практике. Но повторяю: техника — второстепенна, все посвящено глубокому решению художественной задачи. Очень любопытно, какие сочетания регистров выберет исполнитель — угадает ли он, какие регистры здесь запрятаны?..

— Название очень романтичное… “В созвездии Стрельца”.

— И отнюдь не случайное. Стрелец — знак подвижный, с большой энергетикой, постоянно устремленный к чему-либо. Вот и у меня все сочинение от начала до конца играется на крещендо. И не только в смысле динамики, но и буквально нарастающей энергетики: последние четыре такта открывают весь мир, идет совсем иная регистровка…

Стрелец и созвездие уникальное, большое, по нему проходит красивая часть Млечного Пути, там, говорят, находится самая крупная черная дыра… Так что подобные аналогии здесь тоже есть. И я очень рада возможности поделиться со слушателем тем ярким светом, который я вложила в эту вещь. Знаете, иной раз слушаю западных композиторов — так много в них сложных, я бы сказала, давящих моментов. У меня же, напротив, сочинение светлое, теплое, всё на состоянии подъема! Да, наших композиторов в мире почти не знают. Но когда узнают — неизменно удивляются, ведь сочинения российской школы — интересны, необычны.



    Партнеры