Вместо Пушкина — попсогламур

DJ Smash: “Неприятные компании бывают и в Ростове, и в Куршевеле...”

23 октября 2008 в 17:18, просмотров: 1054

Треки DJ Smash “Moscow never sleeps” и “Я Волна” звучат едва ли не из каждой дырки. Сам DJ Smash, которого в миру зовут Андрей Ширман, выглядит совершенно новым явлением на нашей поп-сцене, едва ли не дебютантом в шоу-бизнесе.

На самом деле Андрей уже много лет штурмует вершины клубных сцен. Приехав в Москву из Перми, он стал резидентом самых пафосных и модных клубов столицы. На пути к успеху его голова беспрестанно выдавала все новые и новые творческие находки в области электронной музыки. В его идеи мало кто верил, но он не сдавался. Написанный два года назад трек “Moscow never sleeps” ни под каким соусом не хотели брать на радио. А этой весной, переделанный уже с участием Тимати, он стал самой популярной записью в стране. Закрепив победу “волной”, Smash двинулся дальше. Он продюсирует проект Fast Food, пишет альбом, планирует открыть свой клуб. Смелости ему не занимать, а она, как известно, города берет.

— Хитрый ход — переделать свой старый трек “Moscow never sleeps” с участием Тимати и сразу добиться славы, не так ли?

— Тимати очень предприимчивый парень, всегда чувствует, как и чего нужно сделать, чтобы добиться успеха. Мы с ним давно находимся в дружеских отношениях. И он меня очень долго теребил на тему того, чтобы записать вместе песню. У меня была идея: сделать музыкальный трек и какими-то правдами и неправдами заставить Тиму прочитать какой-нибудь классический стих — например, Пушкина в ритме рэпа. Я подумал, что это будет круто. Звоню Тиме и говорю: “Давай на “Moscow never sleeps” сделаем ремикс”. Он согласился: “Отличная идея!” И эта “отличная идея” сразу вылилась в “горы кокоса” и “моя Москва здесь решает вопросы”. Когда Тима показал мне текст, который он написал, я сказал: “Фу! Что за пошлость! А где же Пушкин?” А он говорит: “Нет! Это такая конъюнктура. Я такой и по-другому не могу!” Пришлось согласиться: такой — так такой. Но потом мы с ним все равно чуть-чуть текст подкорректировали.

— В клипе так много знаменитостей снималось, что всех даже не упомнишь. Александр Цекало там табличку держит…

— Даже Алик Тайванчик появляется! — не без гордости замечает Андрей. — Там очень много народу снималось: и Бондарчук, и Крутой, а когда все заканчивается, Алимжан (Тайванчик) показывает пальцы.

— Все снимались бесплатно?

— Абсолютно бесплатно. За идею. Кого-то я пригласил, кого-то — Тима, кого-то — Резо Гигинеишвили, он был режиссером клипа. Знакомых-то полным-полно.

— С этим треком и клипом ты сразу зашел в шоу-бизнес как свой в доску персонаж, завязанный со всей этой тусовкой…

— Что мы и хотели сделать!

— Но диджеи, с которыми я периодически общаюсь, наоборот, противопоставляют себя этой культуре. Говорят, что электронная музыка — это альтернатива попсогламуру.

— У каждого свой путь, наверное. Я не считаю электронику какой-то альтернативой. Включите любую радиостанцию — и что вы услышите? Не r’n’b, не фанк, а именно танцевальные ритмики с клубной подачей. Можно сказать, что танцевальная культура победила всех! Танцевальный андеграунд — тоже коммерческий. Только он немножко по другой схеме и концепции строится. Все эти Тиесты с Карлами Коксами — чистой воды коммерция, просто — другая подача и музыка. Эта музыка недоступна любительнице “Фабрики звезд”, но она доступна миллионам других людей — это продукт для них.

— Почему Smash? У нас уже была такая музыкальная группа, и она не очень хорошо закончила, развалилась.

— Я знаю участников этой группы не понаслышке. И с Лазаревым, и с Топаловым мы в хороших дружеских отношениях. Но вышло так, что я играю очень давно, с 14 лет, и мне, конечно, нужно было придумать себе псевдоним.

Я занимался большим теннисом, и там был удар “смэш”. Мне нравится это слово, оно такое громкое, как удар, это как раз про меня. И тогда я решил, что так и надо называться — DJ Smash. Осталась даже публикация в газете еще 96-го года, где под моей фотографией написано, что это DJ Smash, Андрей Ширман, новый, молодой перспективный парень.

Никакого Smash!! с Лазаревым и Топаловым тогда еще и в помине не было. Их появление было ударом для меня. А сейчас мы с ребятами дружим и смеемся по этому поводу. Когда я играл в “Дягилеве”, ко мне в диджейку залазил Топалов. Наши хохмачи-видеоинженеры нас засняли и сделали из этого ролик “Группа Smash!! Воссоединение!”.

— Большой теннис — игра не для бедных. Ты, наверное, из состоятельной семьи?

— Скажем так, я из интеллигентной семьи. Родители — профессиональные музыканты. И они всегда занимали ведущие посты в моем городе — Перми. Мама сейчас профессор, а когда я начинал, она была доцентом кафедры хорового дирижирования. У меня родители относятся к настоящей творческой интеллигенции, но они настолько современны и космополитичны, что воспринимают хорошо и Тимати с кокосами, и, допустим, группу Fast Food со скандалами. Точно понимают, что и ради чего я делаю, что я хочу этим сказать.

— Ты играешь сеты и в обычных клубах, и на престижных курортах. В Куршевеле, например. Есть отличие — играть для миллионеров и толп девок, которых они с собой возят, или для обычных ребят, например, в Ростове-на-Дону?

— Воспринимают везде хорошо. Но оказаться в неприятной компании можно и в Ростове, и в Куршевеле. Бывают места, из которых хочется как можно быстрее уехать. Вот недавно мы с Мишей Венгеровым убегали из Турции.

Негостеприимно к нам отнесся менеджмент отеля — случилось рукоприкладство. Миша вступился за нашего коллегу-диджея, который как-то неправильно посмотрел на девушку, которая понравилась менеджеру гостиницы. Охранники стали “крутить” Мишу и тащить его в подсобное помещение. Когда нам удалось уладить конфликт, менеджмент гостиницы очень строго попросил меня и Мишу срочно покинуть их отель, а лучше даже и страну. Еще они припомнили, что когда-то приглашали меня выступать к себе на вечеринку, а я не поехал… В итоге мы уехали оттуда в час ночи и попытались улететь в Москву. В связи с тем, что оттуда летят чартеры, на которые билеты заранее проданы туристическим компаниям, нам удалось улететь только в час дня — каким-то чудом нашлось два места в бизнес-классе.

Но прежде мы восемь часов бегали между двумя терминалами, которые расположены в пяти километрах друг от друга.

Под конец перезнакомились со всем аэропортом, нас знали во всех отделениях и представительствах, раздали все диски, которые у нас были. Потом Миша от радости начал раздавать деньги. Дошло до того, что у меня были чуть ли не галлюцинации. Чтобы не заснуть, я ходил в туалет умываться через каждые 15 минут. До этого я долго не спал: в Турцию прилетел из Риги, где была свадьба.

— У нас большая сумасшедшая страна, не всегда можно уследить, что и где происходит. Бывало ли так, что тебе звонят из Новосибирска, например, говорят, что круто ты вчера отыграл. А тебя там и не было вчера…

— Мы ловили даже двойников моих! Это было еще до “Moscow never sleeps”. Мне звонят люди, говорят: “Извините, мы с вами не знакомы, я из такого-то города подмосковного. Вы знаете, у нас такая история произошла… Мы думали, что мы общаемся с вами, а теперь поняли, что нас обманули”. Приезжает чем-то похожий на меня молодой человек, дарит мой диск со своей фотографией, рассказывает всю мою биографию и говорит, что приехал к сестре в этот город, случайно остается на уик-энд и может сыграть у них в клубе за 500 долларов. А потом люди находят мои фотографии в Интернете и видят, что это был не я. Самое гнусное, что он под мое имя занимал деньги. И вот однажды мне звонят: “Мы его на региональную вечеринку пригласили — хочешь, лови”. Ну, я и поймал.

— Как?

— Приехал с товарищами. Мы его вывели: ребята скрутили ему руки, забрали вещи, посадили в машину, сказали, что отвезут в отделение. Тут же нашли у него в рюкзаке мои диски с его фотографиями. Нам удалось объяснить ему, что больше так делать не стоит.

— Так вы совершили преступление! Насильственное задержание…

— Ну, все, пропал я… Представь, ты узнаешь, что под твое имя занимают деньги… Никаких связей в правоохранительных органах у меня не было. А ловить нужно было срочно, потому что это продолжалось бы еще и еще. Нужно было остановить эту комедию.

— Ну а ты, говорят, не только диджеишь, но и поешь?

— Я параллельно со всеми своими электронными работами всегда писал песни. Сам делал аранжировки, пел и записывал. Песни были очень популярны в Перми. Вплоть до того, что на концерт приходило 10 000 человек. А мне тогда было 18—19 лет. Я уже из Москвы ездил в Пермь как московская звезда. Естественно, там были связи на радиостанциях, песни хорошо ротировались, их знали наизусть. Сейчас мне снова хочется петь. Я написал несколько песен, которые мне безумно нравятся. С утра просыпаюсь, пью кофе, сижу за роялем и играю свои песни... Думаю, если мне что-то так сильно нравится, то это что-то очень хорошее. У меня вкусовая планка достаточно высокая. Я уже полтора года пишу альбом, в котором выступаю как певец. Вот скоро с ним разделаюсь, потом закончу альбом Fast Food и займусь акустической с минимумом электроники. Но это не значит, что он будет каким-то андеграундным или для своих. Он будет очень коммерческим...



Партнеры