Не жизнь, а кино

“Несовершенный фильм о самом несовершенном человеке” собрал уже $10,5 млн.

24 октября 2008 в 17:21, просмотров: 766

“От загульного пьяницы до президента США” — такой идеей проникнута новая картина культового голливудского режиссера Оливера Стоуна, повествующая о самом спорном американском лидере всех времен — Джордже Буше-младшем. Вышедший в прокат в прошлую пятницу, фильм был показан в двух тысячах кинотеатров и смог за первый уик-энд собрать аж $10,5 млн., взлетев на 4-ю строчку хит-парадов. Ленту Стоуна по сборам смогли опередить только “Макс Пейн” ($17,6 млн.), “Крошка из Беверли-Хиллз” ($11,4 млн.) и “Тайная жизнь пчел” ($10,52 млн.). А для сравнения, сборы за фильм “Mamma Mia!” (его крутят, правда, уже 14 недель) составили всего $168 тыс...

Однако еще до выхода в широкий прокат “W.” и вовсе предрекали лидерство. Хотя бы потому, что присутствовавшая на показе для “избранных” обозреватель американского издания The New York Post Синди Адамс сказала: “Сторонники Буша возненавидят этот фильм!” А ведь ярых противников 43-го президента США в этой стране абсолютное большинство.

Именно поэтому многие сходятся во мнении, что “несовершенный фильм о самом несовершенном человеке” (так охарактеризовало картину издание The Hollywood Reporter) вряд ли получит благословение нынешнего американского лидера, что, впрочем, не помешало ему перетянуть на свою сторону 54% критиков. “W.” — увлекательная картина”, — считает известный эксперт в области кино Роджер Эберт. Он высоко оценил работу актеров, и в первую очередь Ричарда Дрейфусса, сыгравшего роль вице-президента Дика Чейни. А вот Тhe Washington Post, которая попала в меньшинство противников ленты, назвала ее “незаконченной в спешке, слишком раздутой карикатурой”.

Приблизительно того же мнения и младший брат Джорджа Буша Джеб (он, кстати, тоже запечатлен в картине). “Это чистейшей воды абсурд”, — сказал он после просмотра ленты.

Фильм, на съемки которого Стоун выделил менее 6 месяцев своего плотного графика, получил название благодаря первой букве второго имени американского президента — Уокер (на английском — Walker). Возможно, потому, что оно полностью совпадает с названием популярной марки виски. Этому напитку, как известно, Буш посвятил не один год своей юности, а Стоун, в свою очередь, — первую из трех сюжетных линий картины. Вторая линия повествует о том периоде жизни, когда будущий президент США “собрал волю в кулак” и попытался выйти из тени своего влиятельного отца. Заключительная часть посвящена вторжению Буша в Ирак. В итоге у Стоуна, по его собственному признанию, получилась “история превращения буяна в президента, который, не имея особых талантов, смог дорого себя продать”.

Кстати, несмотря на сжатый график съемок, Стоун не собирался довольствоваться отдаленным сходством исполнителя роли Буша — актера Джоша Бролина — с самим прототипом. И грим здесь играл самую незначительную роль. Главное, на чем создатель “Никсона” сделал акцент, — это техасский говор американского лидера. Он заставил Бролина обзванивать отели Техаса и подолгу общаться с их персоналом. Задачей-максимум было произнести само название фильма на манер Буша. Дело в том что английское “W” (дабл-ю. — Ред.) президент США произносит со свойственным южанам акцентом — “Дабба-я”. И, похоже, Стоуну удалось добиться своего. “При всей схожести Джош оказался улучшенной версией Джорджа”, — без лишней скромности сказал Стоун после закрытого показа. Большинство с ним согласилось. Хотя еще в самом начале работы над фильмом с режиссером отказались сотрудничать ведущие киностудии США — Paramount, Warner Bros. и Universal. Сарказм, которым насквозь пропитан фильм, они сочли слишком острым.

Но культовый режиссер не собирался прощаться со своей идеей. Не найдя студии и денег в своей стране, Стоун обратился за помощью к зарубежным партнерам. В итоге к продвижению проекта подключились группы независимых продюсерских компаний из Германии, Австрии и Китая, а также канадская компания Lionsgate. И история о ковбое, правящем ковбойской страной, какой Америка, по мнению режиссера, выглядит в глазах большинства государств мира, увидела свет. “Я надеюсь, что если Буш когда-нибудь решит посмотреть фильм, то ему должна очень понравиться игра Джоша”, — добавляет режиссер.

Международный отдел

НАШИ ЭКСПЕРТЫ

Валентин ЧЕРНЫХ (“Москва слезам не верит”, “Свои”, “Брежнев”)

— Валентин Константинович, если бы вам предложили написать сценарий фильма о российском президенте или о премьер-министре…

— Я бы задумался… Зная жесткий характер Владимира Владимировича, я бы не хотел навлечь на себя неприятности. Вряд ли в ближайшее время у нас появится фильм о действующем президенте. Это не в нашем, советском, да и российском тоже, менталитете. Все равно как памятник при жизни ставить. Недаром в Англии есть закон, по которому можно увековечить человека подобным образом не раньше чем через 10 лет.

— В свое время вы написали сценарий сериала о Брежневе…

— У народа была потребность в такой картине. Что касается действующего президента, этим должен заниматься крепкий режиссер вроде Никиты Михалкова, а не некто работающий на конъюнктуру. Если за фильм возьмутся сильные авторы, он получится, иначе выйдет или похвальба, или хула — в любом случае нечто политизированное.

— Вас бы заинтересовала личность кого-то конкретного из президентов или вы бы обезличили этого персонажа?

— Так как у нас было всего три президента, то аллюзия все равно получится прозрачная. Вот взять пару Путин—Медведев: у них очень драматично складываются отношения. Я замечаю, что телевизионщики стараются щадить самолюбие Путина и не показывать, как Медведев дает ему указания. Это непростой момент. Ведь Путин с его опытом, наоборот, мог бы давать советы нынешнему главе, и это прибавило бы Путину человеческих качеств.

— А нужен нашей стране фильм о президенте?

— Думаю, нужен. Мы все-таки скрытая страна — даже для самих себя; о властях предержащих узнаем только после их ухода.

Эдуард ВОЛОДАРСКИЙ (“Штрафбат”, “Ледниковый период”, “Мы из будущего”)

— Вы бы как драматург смогли бы написать сценарий фильма о Президенте России?

— О действующем президенте Медведеве я бы писать не стал — я его еще не знаю.

— Думаете, фильм о президенте смог бы вообще выйти на наши экраны?

— У нас его выход было бы труднее осуществить, чем в Америке, хотя и Оливеру Стоуну, думаю, было непросто: ни одна крупная компания не даст денег под сомнительный проект. Я сам видел кодекс из 12 заповедей, которые соблюдаются в Голливуде. Среди них — запрет на критику Америки и несчастливый финал. А у нас, как в любом тоталитарном государстве, многое зависит от президента.

Мария КОСТЮКЕВИЧ



Партнеры