Легко ли сидеть на двух стульях?

Режиссер и актриса сделали фильм о себе самих

26 октября 2008 в 15:39, просмотров: 679

Одним из самых ярких событий закончившегося вчера кинофестиваля “Верное сердце” стал фильм “Сезон туманов” — совместное детище российских и английских кинематографистов. Он cнималcя в Лондоне и Москве. Режиссер и сценарист фильма Анна Чернакова и исполнительница главной роли Марина Блейк — русские, живущие в Англии. И для обеих картина — немного автобиографическая.

Сюжет фильма прост: в туманном Альбионе, куда русская писательница Марина сбежала с дочерью 7 лет назад, она обрела дом. Но однажды женщина встречает труппу русских музыкантов. С одним из них начинается бурный роман. Марина должна выбирать: спокойная жизнь в Англии с мужем и дочерью или бурная любовь в Москве? Каким будет ее выбор?

А какой выбор сделали в собственной жизни создатели фильма — режиссер и актриса? Об этом мы спросили у них самих…

“Я понимала, что заработать на квартиру честным путем в России не смогу”


Анна Чернакова родилась в Ленинграде. Окончила режиссерский факультет ВГИКа. С 1993 года работает как режиссер, сценарист, продюсер. Является автором множества сценариев, рассказов и стихотворений, постановщиком театральных спектаклей. С 1995 года живет в Лондоне.

— Анна, расскажите, пожалуйста, о своем фильме.

— Замысел нашей картины родился сам собой у людей, живущих, как и я сама, на две страны. Это кино о тех русских женщинах, которые в 90-е годы уехали из России и нашли там другой способ жизни, самовыражения, существования. Сидение на двух стульях, жизнь на две страны. Как говорит моя героиня, у нее акцент теперь и в русском, и английском. Причем если она уехала, когда была молода, то сейчас это еще и тяжелый средний возраст, когда человек думает, правильна ли та жизнь, которую он избрал. Можно ли что-то изменить, куда-то вернуться?

— Марина Блэйк, сыгравшая главную роль и получившая за нее приз на “Киношоке”, — тоже из числа “сидящих на двух стульях”?..

— Марина закончила мастерскую Ромашина и начала головокружительную карьеру в России, но влюбилась в англичанина и уехала к нему на родину. Живет в Лондоне. На роль в “Сезоне туманов” пробовалось много актрис. Мы искали женщину, которая органично бы существовала и в России, в русском языке, и в Англии. Когда человек долго прожил за границей, появляется другая пластика, мимика, акцент. Это довольно трудно сыграть.

— Ваша героиня мечется между Англией и Россией. Анна, а вам самой где комфортнее жить?

— Это очень сложный вопрос. Еще год назад я бы однозначно сказала — в Англии. А сейчас я не знаю... Это все зависит от того, что я делаю и кто вокруг меня, какие люди. Мне очень комфортно в Англии, у меня замечательный тыл, семья, муж — композитор Гэвин Брайарс, который написал музыку к этому фильму. Но есть какие-то вещи, которых мне стало не хватать в Англии. Сейчас я нашла возможность получить это в России.

— Вы в первую очередь женщина или режиссер?

— Ой, я режиссер.

— Семья на втором месте?

— Семья очень важна. Но вот видите, я сейчас здесь, я отправила маму сидеть с детьми, потому что мне важно быть на фестивалях вместе со своим фильмом. Правда, я стараюсь то время, которое у меня есть в Англии, то есть свободное, на 100% проводить с детьми и с мужем. Например, каждое лето — июль и август — мы проводим в Канаде. Это совершенно святое время, на которое я не беру никакой работы. Я просто вся там и с ними. Мы ходим в походы, катаемся на лошадях, купаемся в океане, копаемся в саду — это все очень важно. У нас там старый фермерский домик, который мы реконструируем уже 6 лет. Строим буквально с нуля, он для Канады очень старый — 1898 года постройки.

— Сколько у вас детей?

— Двое. Дочка снималась в этом фильме — в роли дочери главной героини. А сыну восемь лет. Он ходит в Англии в деревенскую школу и говорит немножко по-русски. У них даже имена двойные: Александра-Мария и Юрий-Джозеф.

— В основном они разговаривают на английском?

— Да, конечно. Александра во время съемок вообще отказалась говорить на другом языке.

— Будущего для своих детей в России вы не видите?

— Для мальчика нет, он все-таки очень английский ребенок. У него папа англичанин, сын никогда не был в России. Хотя я учу его русскому, мы читаем книжки, смотрим много русского кино. Его любимый фильм — “Я шагаю по Москве”. Он музыкант, играет на контрабасе, фортепьяно. Девочка тоже играет на фортепьяно, она музыкант высокого класса: альт, саксофон, кларнет. У нее как раз может быть какая-то связь с Россией в будущем, поскольку она мечтает стать актрисой. Я считаю, что ей надо получить два образования: поучиться в Лондонской школе актерского мастерства и приехать попробовать поступить в Щуку или ГИТИС.

— Для вас тяжело было уехать?

— Уехать было легко! Это был конец 94–го — начало 95-го года. Тогда уехать было очень легко, тогда здесь оставаться было тяжело. У меня был годовалый ребенок, и я понимала, что здесь, будучи матерью-одиночкой, живущей вместе с родителями, перспектив у меня нет. Также я понимала, что честным путем мне на квартиру здесь никогда не заработать. Поскольку я тогда не знала, что мне предстоит, я была очень уверена в себе, я была безрассудна и это нормально.

— Европейские женщины сильно отличаются от наших соотечественниц?

— Да, причем и в мелочах тоже. Например, в Европе очень мало пользуются декоративной косметикой, и мой муж отмечает, что русские очень сильно красятся.

— Почему ваша Марина выбирает быт, а не любовь, автомеханика, а не музыканта, работу парикмахерши, а не карьеру писательницы? Для широкой души русского зрителя это не очень понятно.

— Она выбирает семью. Муж любит и принимает ее такой, какая она есть, вместе уже со вторым чужим ребенком. У нее есть ответственность перед ним, перед детьми.

— А вы бы какой выбор сделали?

— О, у меня нет такой ситуации. Я не знаю, как бы я поступила.

“В английской школе детей не приучают работать”

Марина Блэйк закончила ВГИК. Работала в Москве в Театре Луны. Снималась в фильмах “Мужчина для молодой женщины”, “Кодак”, “Черный кофе”, “Полицейская драма” (BBC, Великобритания), “Странствия любви”. С 1995 года живет в Лондоне.

— Марина, как вы снова попали в русское кино?

— Мне позвонила моя подруга и сказала, что ищут русскую актрису на роль в фильме, который будут снимать в Англии. Я сказала, что это очень здорово. В четверг мне позвонили и сказали, что днем в субботу в Москве в Доме кино пройдут пробы. В пятницу я купила дорогущий билет — 500 фунтов, в субботу с утра прилетела в Москву, в три была на пробах, а в 8 вечера улетела обратно в Лондон. Наверное, этот билет был счастливым.

— У вашей героини очень сложная любовная история, а вы не могли бы немного рассказать о своей?

— Это довольно романтическая история! Я влюбилась и уехала в Англию вслед за мужем. У меня дочь, все вместе мы живем в Лондоне уже давно — больше 13 лет. Но это было непростое и небыстрое решение уехать, мне бы не хотелось сейчас вспоминать об этом.

— Чем занимаются ваши домашние?

— Муж — кинооператор, дочь, такая английская Варя, учится. Уже большая девочка, ей 17 лет. Собирается поступать в Оксфорд.

— Насколько ваша дочь русская, живя в Англии?

— В себе мы пытаемся уместить две страны, она, конечно англичанка, но пишет и говорит по-русски — значит, и русская тоже.

— Для вас что важнее: семья, карьера, творчество?

— Семья и любовь для меня всегда были важнее. Поэтому, наверное, я была как декабристка, которая поехала за своим мужем в туманный Лондон. Я никогда не хотела поехать жить в эту страну, просто так сложилась судьба. Но думаю, что если бы очень сильно полюбила кого-то, то снова поступила бы так же.

— Родители легко приняли ваш отъезд?

— О нет, что вы, все очень переживали. Друзья отговаривали, потому что здесь я оставила все: карьеру, творчество, близких… Мама до сих пор уговаривает вернуться.

— Не страшно было уезжать?

— Очень страшно. Просто ужасно. Сейчас, конечно, привыкла. Стала сильная. Могу все что угодно.

— Вы прошли российскую школу, ваша дочь — английскую. Где лучше расти ребенку? Где легче?

— Ребенка лучше растить там, где его любят. Неважно, в какой стране, в каком месте. Что касается образования, то я считаю, что русское — очень хорошее, академическое. Но жить, конечно, легче детям там, они бездельничают практически до 14 лет. Потом становятся взрослыми, быстренько что-нибудь учат, стараются все успеть, строчат рефераты и, естественно, проваливаются на вступительных экзаменах, поскольку с детства не приучены работать. А у нас система строгая, начиная уже с 7-летнего возраста.

— Что ваш ребенок собирается изучать в Оксфорде?

— Варя хочет заниматься английской литературой и журналистикой. Дай Бог — поступит. Это будет очень здорово, но поступить туда очень сложно.

— Вы не жалеете, что дочка не собирается идти по вашим стопам и быть актрисой?

— Боже упаси! Нет, ни в коем случае. Я не хочу сказать, что это плохо. Очень здорово быть актрисой, но это мучительный и сложный путь. Мне, например, годы неактерства достались очень тяжело.

— Тяжело стать обычной домохозяйкой, забросив блистательно начавшуюся карьеру?

— Ужасно! За это время у меня сильно разрушилось здоровье. На несколько лет я даже потеряла память. Совершенно не помнила того, что происходило со мной в первые годы в Англии. Так, есть замечательный спектакль “Борис Годунов”, в этом году подруга пригласила меня посмотреть его в один из лондонских театров. Я восторгалась: “Как все точно, как передано, как сыграно!” “Ты понимаешь, что смотришь его уже второй раз? Мы ходили на “Годунова” 8 лет назад”, — ошарашила она меня. Так что отсутствие работы переживалось очень тяжело. Я не могу пойти и поработать кем-нибудь другим. Люди рождаются актерами и ими же, наверное, умирают.

— Сейчас в Англии много удается играть?

— Да, я счастлива, я успешна. Я много работаю на BBC, делаю радиоспектакли. Это особый институт английских радиоспектаклей, которые живут по 17 лет. Специально приглашают актеров, спектакли продолжаются, и вся страна включает радио, первый канал, четвертый. Это очень приятно, у меня было несколько больших спектаклей на радио. Небольшие работы на телевидении. Небольшие, но они были.

— За “Сезон туманов” вы получили приз за лучшую женскую роль. Получить признание своего таланта, своей работы где приятнее: здесь или в Англии?

— Здесь. Это потрясающе! Это такой восторг, я так счастлива, вы не можете себе представить. То, что меня оценили важные для меня люди. Все что происходит там, это все-таки немножко из другого теста.

— По статистике, 30% москвичей хотели бы уехать и попробовать жить за границей. Что посоветуете как человек, однажды решившийся на подобный шаг?

— Конечно, стоит. Пускай уезжают и пускай возвращаются обратно. Невозможно сказать: нет, ты, пожалуйста, не езжай, потому что там будут трудности, там будет изоляция, там не будет друзей, там другая система оценок дружбы. Это невозможно сказать. Пускай люди едут и на своем опыте понимают, что это такое.

— Как и у вашей героини, должно быть всегда право выбора?

— Я думаю, да.



Партнеры