Девушка на выданье

Лиза Боярская ждет мужчину, в котором может раствориться

16 ноября 2008 в 16:52, просмотров: 461

Лизу Боярскую некоторые поклонники и критики не боятся назвать российской Анджелиной Джоли — такие же чувственные губы, глаза с поволокой, низкий грудной голос. Всероссийская известность после фильмов “Ирония судьбы-2” и “Адмиралъ” обязывает молодую актрису быть всегда на виду, блистать и давать автографы. Но в глубине души Лиза осталась болезненно стеснительной девушкой, мечтающей о принце на белом коне. И желательно — в белом кителе.

Слишком пухлая для балерины


— Лиза, вы же не собирались никогда быть актрисой?

— Нет, совершенно. Мне казалось глупостью выходить на сцену перед большим количеством народа, что-то рассказывать про себя. Все время удивляло: почему у всех родители нормальные, а мои постоянно на сцене, среди поклонников, папу узнают на улицах. Я в детстве много времени провела за кулисами, но мечтала быть не актрисой, а стюардессой. Потом занималась хореографией 13 лет, видела себя балериной, даже поступала в Вагановское училище, но меня не взяли со словами: “Не хватает трудолюбия и слишком пухлая”. Очень cильно переживала из-за этого! А в подростковом возрасте была очень замкнутая и закомплексованная. Кстати, до сих пор не избавилась от стеснительности — это у меня от папы, он, например, тоже не может напомнить продавщице в магазине, что та ему не вернула сдачу.

— И как же вы оказались в актрисах?

— Я всегда хорошо организовывала вечеринки, поэтому хотела быть пиар-менеджером, чтобы устраивать приемы, где продумывала бы все — от цвета салфеток до списка приглашенных артистов. Пошла на курсы факультета журналистики, чтобы учиться пиару. Но за месяц до начала экзаменов в Театральную академию вдруг резко поняла то, что давно от себя скрывала: театр — это мое. И поступила на курс Льва Додина.

“Быть звездой — глупо”

— Зато теперь вы работаете не покладая рук — в МДТ, снимаетесь в кино… Нравится быть востребованной?

— Приятно чувствовать себя востребованной, но я соглашаюсь далеко не на все роли, которые мне предлагают. Зачастую они просто ужасные, а сценарии бездарные. Мне от папы досталась такая черта характера, как ответственность. Чем бы ни занималась, должна сделать это хорошо — играю ли на сцене, даю ли интервью, общаюсь ли с публикой, раздаю ли автографы. Я не могу, например, разговаривать с человеком, лежа на диване и ковыряясь в носу.

— Ну звездам и не такое позволено...

— Я не звезда! Меня вообще жутко раздражает, когда кого-то называют звездами — звездой человек может называться, когда он чего-то достиг в жизни, если у него большая биография, опыт за плечами, если этого человека знает, любит и ценит вся страна. Но когда тебе 20 лет, а ты чувствуешь себя круче всех на свете, то это блеф, это очень мелочно и глупо. Мне бы совсем не хотелось, чтобы та же известность накладывала отпечаток на мои личные интересы, чтобы я не могла бы выйти в кафе, ресторан, клуб и вести себя так, как мне хочется.

— Но подруги все равно завидуют. Двадцать три года, а уже снялись в громких проектах, вас знает вся Россия…

— Не могу об этом судить, но вроде бы открытой зависти не замечаю. Мне кажется, что я не даю повода людям, которые мне дороги, испытывать зависть. Не кичусь, не пытаюсь привлечь к себе излишнее внимание, никогда не говорю в театре о работе в кино и наоборот. Кстати, фанатов, которые бы караулили под окнами и засыпали письмами, — их нет. Никто меня не достает, я могу спокойно появляться на улицах. Хотя довольно редко бываю в общественных местах — в основном на съемочной площадке, в театре, в аэропорту или на вокзале. Работаю чуть ли не 24 часа в сутки.

Достойная соседка Ксюша Собчак

— Времени на личную жизнь совсем не остается?

— Может, кому-то это покажется странным, но я при своем успехе, карьере, независимости придерживаюсь традиционных взглядов на семью. Женщина — это мать, жена, хранительница очага и не более того. Сейчас современным женщинам сложно переучиться и переделать себя — и мне тоже. Я работаю таким локомотивом, впереди планеты всей, но в душе понимаю, что это неправильно. Когда встречу своего мужчину, то, если надо будет, смогу бросить все — профессию, родной город — и поехать за ним на край света. Я считаю, что женщина должна полностью раствориться в мужчине. Пока я его жду.

— Судя по вашим словам, вам стоило родиться в XIX веке.

— Я сама так чувствую. При кажущейся современности очень скучаю по той эпохе, знакомой мне по фильму “Адмиралъ”. Люди тогда были порядочнее, честнее, другое было отношение к религии, к вере. Мне стыдно признаться, но, чтобы сыграть роль Анны Тимиревой, мне пришлось выучить молитвы, которых раньше не знала. Притом что у нас семья верующая, мой прадед Александр Боярский вообще был последним священником Казанского собора, а я сама хожу в Спасо-Преображенский собор. Мне и музыка нравится классическая — Рахманинов, например. А вот компьютером пользоваться практически не умею — вместо этого составляю бесконечные списки, оставляю записки и ставлю крестики на руке, чтобы не забыть что-то важное.

— Странно даже, как такая утонченная религиозная девушка может дружить с “блондинкой в шоколаде” Ксюшей Собчак?

— Мы с ней очень хорошо дружили, это верно. Но я с Ксенией последний раз общалась, когда ей было лет 13, а мне 7. Жили с ней на одной лестничной площадке, играли вместе, когда меня оставляли у Собчаков или ее приводили к нам. Сейчас наши пути разошлись, но я считаю, что она очень образованный человек и невероятно умная и достойная девушка. В ней много правильного и хорошего, чего нет в большей части нашей молодежи. Просто это человек с прекрасным чувством юмора, который очень хорошо умеет шутить над собой. Ну имидж у нее такой!

— Неужели вы бы в ее шоу согласились сниматься?! В каком-нибудь “Доме-2”?

— Я эту программу ни разу не смотрела. Почему? Некогда, да и не хочется. И уж тем более не вижу смысла там сниматься. Я вообще не хочу быть актрисой, на спектакль которой приходят отдохнуть после работы. Актер должен “глаголом жечь сердца людей”, заставлять их задумываться, а не развлекать. Все считают, что зритель у нас глупый и недалекий. Не надо считать людей недоумками! Не надо снимать глупые фильмы, пошлейшие реалити-шоу. Нужно, наоборот, зрителя поднимать до своего уровня, поднимать к той литературе и той культуре, которую мы ставим на сцене.

“Пухлик”, “Киса”, “Детка”…

— Ощущение, что с гламуром вас связывает только ваша шикарная машина… (Лиза приехала на серебряном “Лексусе”. — Прим. авт.) Пресса пишет, что вы ей даже имя дали — “Детка”? А до этого был “Пухлик” — “Ситроен” и “Киса” — “Хонда”?

— Это глупости! Я только иногда свою машину так называю. Обожаю свой автомобиль, потому что это практически единственное место, где могу отдохнуть, расслабиться и побыть в гордом одиночестве.

— Правила нарушаете?

— Ну иногда бывает… И скорость превышаю. Но когда гаишники останавливают, никогда не штрафуют.

— Потому что Лиза Боярская?

— Нет, потому что надо знать, как с гаишниками общаться! (Кокетливо улыбается.) Они обычно меня отпускают, потому что я водительница, а не водитель. Да и не такая уж я злостная нарушительница…



Партнеры