Леонардо Ди Каприо: “Лучший подарок для меня — новый президент США”

Голливудский актер признался “МК”, что большая часть его жизни проваливается в черную дыру

21 ноября 2008 в 15:20, просмотров: 1490

Ему уже 34 года, а все по привычке считаем его мальчиком. Ленты “Дневник баскетболиста”, “Комната Марвина”, “Титаник”, “Пляж” принесли Леонардо Ди Каприо всемирную славу и сделали звездой первой величины.

А потом были “Банды Нью-Йорка”, “Поймай меня, если сможешь”, “Авиатор” и последний фильм “Совокупность лжи”, где актер впервые появился на большом экране после двухлетнего перерыва.

Сейчас он получает по 20 млн. долларов за роль, тщательно выбирает фильмы и, кажется, никуда не спешит. 11 ноября Леонардо отпраздновал свой день рождения. А сразу после празднования дал эксклюзивное интервью “МК”, в котором рассказал о выборах в США, планах на жизнь, своем первом автомобиле и режиссерах Мартине Скорсезе и Ридли Скотте.

— Лео, в детстве люди мечтают о каких-то особенных подарках на день рождения…

— Если говорить о последнем дне рождения, то я его уже получил.

— Какой, если не секрет?

— Почему сразу “секрет”? Самый лучший подарок для меня — это новый президент и администрация США.

— Где вы были во время выборов? Дома?

— Нет, в Риме. Но внимательно следил за ходом выборов, слушал первую речь своего президента Обамы. Так как же я могу быть несчастлив?!

— А день рождения как отметили?

— Знаете, вряд ли вам это покажется веселым. Обычный скучный ужин с друзьями и близкими. Я это делаю уже 10 лет подряд.

— Вы довольны тем, как прожили эти последние 10 лет?

— Полагаю, да. На самом деле ваш вопрос из тех, что постоянно задаешь сам себе.

— Странно слышать. Вы один из самых именитых актеров во всем мире.

— Тем не менее мне все еще странно видеть себя в этом бизнесе. Я понимаю, что солидная часть моей жизни просто проваливается в черную дыру. Например, какие-то личные отношения с друзьями, близкими людьми. Большую часть года я их просто лишен: мне часто приходится уезжать на съемки на шесть, допустим, месяцев. О каких отношениях может идти речь?! Но если вы спросите, чувствую ли я себя сейчас более уверенно, чем 10 лет назад, мой ответ будет: абсолютно.

— Многие с вами не согласятся. У вас есть уникальная возможность узнать намного больше, чем у человека, работающего в офисе.

— Тут вы правы, Маша. Например, мой последний фильм, “Совокупность лжи”, мы снимали в Марокко, соответственно, провели в этой стране много времени. Там замечательные люди, очень интересная культура.

— Говорят, в Марокко вы привезли с собой личного повара…

— Совершеннейшая правда. Марокканская еда прекрасно пахнет, иногда бывает вкусной. Но вряд ли я мог бы есть ее постоянно.

— Говорят, у вашего героя — агента ЦРУ, работающего на Ближнем Востоке, — был реальный прототип. Вы с ним встречались?

— Нет. Я разговаривал с Роджером Феррисом, так зовут этого человека, по телефону. В основном в работе я опирался на собственные исследования, касающиеся работы агентов ЦРУ на Ближнем Востоке. Еще мы встречались в Вашингтоне со специалистом, который готовил агентов для работы “в поле”. На стадии подготовки к фильму нам это сильно пригодилось.

— Каким образом?

— Например, на пробах грима и костюма. Американцы на Ближнем Востоке пытаются выглядеть как можно более похожими на местное население. Быть смуглее, так же одеваться и так далее. Но при этом они помнят: в любой момент они могут стать мишенью.

— Вашего начальника в фильме сыграл известный актер Расселл Кроу. Вы с ним, кстати, и раньше вместе снимались. Можете вспомнить первые впечатления от вашей встречи?

— Да, с Расселлом мы играли в вестерне “Быстрый и мертвый”. Мне тогда было всего 18 лет. О, это незабываемо! Сегодня Расселл — один из самых уважаемых актеров в Голливуде, а тогда… господи, когда это было, вы не помните? Лет 14 назад? Видите, сам уже забыл! Так вот… тогда мы с ним были, по сути, еще никем, а вокруг нас были признанные звезды — Шэрон Стоун и Джин Хэкман. Так вышло, что с тех пор мы встречались с Расселлом буквально пару раз, но ту первую встречу забыть не смогли.

— Тем не менее Расселл Кроу уже четвертый раз работает с режиссером Ридли Скоттом. А как вы чувствовали себя на одной с ними площадке?

— Прекрасно. Наблюдать за их работой одно удовольствие. Расселлу и Ридли даже не нужно разговаривать — перемигнулись, что-то промычали и уже поняли друг друга. Они доверяют друг другу, они честны друг с другом, и они не боятся быть честными друг с другом. Знаете… Прошло недели две с начала съемок, и я начал понимать их бормотание. (Смеется.)

— Чем запомнилась работа с этим режиссером?

— Практически всем, это был потрясающий процесс. В отличие от многих режиссеров Ридли совершенно точно знает, какого результата он хочет достичь, что хочет увидеть в итоге на экране. Он доверяет актеру полностью контролировать свой персонаж. Ридли верит, что внутренний контроль гораздо лучше, чем его режиссерские указания. Он позволяет добавлять свое в характер. При этом он виртуозно управляет дюжиной камер, контролирует актеров, всю площадку, он на тысячу процентов уверен в своих действиях и знает последовательность эпизодов еще до того, как начал снимать. Поверьте, я никогда еще не видел столь подготовленного режиссера.

— Что, даже Мартин Скорсезе с ним не сравнится?

— Ха! Я сказал “подготовленного” не зря. Мартин Скорсезе действительно легендарный, талантливейший режиссер. Но я никогда не видел, чтобы режиссер видел кадр с семи разных точек. И дело не в том, что Марти так не может, дело в том, что они с Ридли разные. Марти обладает собственным, исключительным стилем, он концентрируется на одном дубле. А у Ридли совершенно другой, не менее уникальный способ работы.

— В фильме есть очень страшная сцена пыток вашего героя…

(После паузы.)

— Если честно, мне бы не хотелось прямо отвечать на ваш вопрос. Мне это кажется лишним. Но… ладно, я могу сказать, что для меня эта сцена была едва ли не ключевая в картине. Мне казалось, что я не могу в этой сцене быть неправдоподобным. Как вам объяснить? Если бы я был недостаточно напуган и недостаточно достоверен, фильм получился бы совсем другим, он бы уже не был столь реалистичным.

— То есть Ридли Скотт вас пытал?!

— М-м-м… Я был привязан, да. Несколько часов подряд мои руки были привязаны к столу. Это весьма неудобно, доложу вам. Но никаких смертоносных штучек он со мной, конечно, не проделывал.

— Хорошо, забудем. Недавно вы вновь, после “Титаника”, работали с Кейт Уинслет. Она сильно изменилась с тех пор?

— Проще сказать, насколько она не изменилась. Кейт всегда была профессионалом на площадке. Она превращается в настоящего детектива, когда дело касается каких-то исследований, относящихся к ее персонажу. Она прекрасная комедийная актриса, она одна из самых влиятельных актрис в современном кинобизнесе, с ее мнением считаются. И при этом она мой ближайший друг. Знаете, если я буду и дальше ее расхваливать, вы сочтете меня сумасшедшим. Возможно, она стала немного старше и немного мудрее. Но для меня она остается той же Кейт, с которой я познакомился, когда ей был 21 год.

— “Титаник”, кажется, видел весь земной шар. Вы встречались с вашими поклонниками в каких-нибудь неожиданных местах?

— О да! Примерно год назад. Это было в центре дождевого леса в Бразилии. Меня узнал обнаженный индеец. Я был искренне потрясен, потому что в радиусе сотни километров там не было ни одного телевизора. Эта встреча — один из самых запомнившихся моментов моей жизни. 

— Весь мир также наслышан о вашей машине-гибриде. Вы все еще водите ее?

— Машину-гибрид я вожу уже лет девять. А спортивную тачку мне никогда не хотелось иметь. Я себя в ней полным придурком чувствую. Мне нравятся новые технологии. Мне нравится, когда их можно использовать не только дома. Сейчас у меня BMW, и тоже гибрид. 

— А самая первая машина какая была? 

— “Мустанг” 69-го года.

— Где он сейчас?

— Как-то на одной дороге он сломался три раза подряд и чуть позже издох.

— Ваш коллега Джордж Клуни как-то заявил, что никогда не женится. Вы даете самому себе столь смелые обещания?

— Боже, конечно, нет! (Смеется.) Откуда я могу знать, что со мной будет дальше?

— Значит, спрашивать о ваших планах на будущее — бессмысленно?

— Маша, спросить вы можете. Но дело в том, что у меня нет абсолютно никаких планов. Вообще.

— Как же вы живете?

— Очень просто. Если что-то случится, значит, это случится!

Лондон

5 интересных фактов

Будучи во Флоренции, в галерее Уффици, беременная мама Ди Каприо получила серьезный удар в живот от еще не родившегося сына как раз напротив какого-то шедевра да Винчи. Так он получил имя Леонардо.

Его карьера киноактера — а Лео с детства участвовал в разнообразных телешоу — едва не закончилась в возрасте 5 лет. Тогда его хотели окончательно уволить из образовательного телешоу за “неконтролируемое поведение”.

Актер давно увлекается идеями защиты окружающей среды. В прошлом году даже спродюсировал и озвучил документальный фильм “11-й час”, в котором долго и подробно рассказывал об угрозе глобального потепления и поиске экологически чистого топлива.

О Леонардо написано уже 6 биографических книг. Он не раз был назван “самым красивым человеком планеты”, “самым сексуальным мужчиной планеты”, он успел даже вляпаться в неприятную историю с собственными снимками, где был запечатлен совершенно голым. Ну и в конце концов его роман с моделью Жизель Бюндхен удостоился чести быть названным журналом People самым красивым.

В фильмографии Ди Каприо могло бы быть гораздо больше заметных ролей, если бы он не отказался от работы в таких фильмах, как “Ночи в стиле буги”, “Мечтатели”, “Американский психопат”, “Звездные войны. Эпизод II. Атака клонов”, “Ложное искушение”.




Партнеры