Раздвоение личности Маши Макаровой

Маша Макарова из группы “Маша и медведи” теперь ко всему прочему называется еще и Ya Maha. Технократично! И заодно выражает основный посыл ее нового электронного проекта

27 ноября 2008 в 18:39, просмотров: 2286

Чтобы не ломать имидж хардовых “медведей”, Маша решила вывести свое попсовое творчество в отдельный электронно-массовый продукт и совершить нахрапистый камбэк (т.е. возвращение) на танцевальную сцену, где ее не было со времен ее первого хита — “Любочка”. И у Маши есть все шансы, учитывая, что прошлое ее пришествие было одним из самых ярких рок-событий, не раз награжденных даже премией ZD Awаrds. В интервью “ЗД” Маша честно рассказала о том, как она дошла до новой электронной жизни.

— Началось все с желания сделать танцевальные песни. Как-то я отмечала Новый год. Началась дискотека, стали включать танцевальные песни, а у меня только одна “Любочка”, самая известная, и есть танцевальная. Я думаю: эх, как жалко, я музыкант, а под мои песни особо не попляшешь. На осуществление этого желания потребовался год, причем все само собралось — и музыканты, и название пришло. Мы ведь настолько любимые дети божьи, что нам исполняют все желания, как будто мы в детском магазине находимся…

— Прочитаешь статьи, интервью — люди находятся в невероятном восторге от тебя. Не устаешь ли ты жить в вечном окружении комплиментарных охов и ахов?

— Мы же все-таки зеркала, отражаем друг друга. Ты спрашиваешь про восторженное окружение, я сразу думаю о восторженности в себе. И восторженность я в последнее время очень сдерживаю. Волна впечатлений — это же эмоциональная вещь, а ты ее наружу выпускаешь, бесполезно тратишь. Лучше чуть-чуть по-английски. Когда начинаешь ценить время, силу, то уже более внимательно относишься к каждому своему действию и все лишнее пытаешься отбросить. И вообще, главное — это спокойствие. Кто-то сказал, что одно слово, которое приводит к спокойствию, дороже всех пафосных речей. Самое главное состояние — это спокойствие и радость.

— Это из твоего опыта изучения восточных единоборств?

— Это из книги “Тхамапада”, восточная мудрость. Где-то три года тому назад я поняла, что хочу заниматься восточными единоборствами, но не знала какими. Просто составила список мест, куда нужно позвонить или заехать, чтобы понять и выбрать. Из всего обилия адресов я вдруг увидела адрес с улицей Адмирала Макарова. Я сразу обратила внимание, так как фамилия у меня Макарова. Там было написано: занятия тайским боксом и кунг-фу. К тайскому боксу у меня никакой предрасположенности нет. А слово “кунг-фу” для меня какое-то волшебное. Я позвонила, поговорила и как-то забыла об этом. Через некоторое время оттуда сами звонят: девушка, почему вы не приходите на занятия? И я пошла. Оказалось, что это настоящая школа ша-фут-фань, с настоящим наставником Николаем Анатольевичем, который строит буддийский храм в Солнечногорске. Меня заинтересовало, я начала заниматься, стала учеником. А состояние ученика — это когда ты каждую минуту ощущаешь, что наставник рядом, и отсюда уже корректируешь свое поведение, свои поступки, слова.

Это довольно сложная задача, но, когда ты выполняешь это на практике, получаются невероятные результаты — ты преображаешься на глазах.

— И от чего ты там избавляешься? От эгоизма?

— В состоянии ученика ты всегда внимателен к себе и окружающему миру, а это значит, что ты готов к обучению. Ты все время учишься. Это, оказывается, такая важная вещь. Но у меня закрутило-завертело, и через год занятий я оставила школу. В самые сложные минуты понимала, что опять запуталась-заблудилась, я писала эсэмэски наставнику, и он меня всегда поддерживал. Я чувствовала, что он меня не оставляет. Когда ты учишься, ты входишь в такую связь с наставником, для которой нет ни пространства, ни времени, он делится своей силой, чтобы ты учился, шел по пути. А если ты опять вступаешь на эгоистический путь, то ты эту силу тратишь совсем не на то, на что она тебе дается, и это считается своего рода предательством. Я больше года не ходила на занятия, меня все время туда тянуло, но вернуться не получалось — как только соберусь, сразу что-то происходит. И вот однажды у меня теряется телефон, я покупаю новую симку и с неизвестного номера пишу: “Да здравствует Николай Анатольевич!”. Он мне тут же отвечает на незнакомый номер: “Маша, как дела?”. Я поняла, что это мое, что мне не скрыться, и возвращаюсь в школу. Сейчас опять приступила к занятиям.

— Это все отражается на музыке?

— Пока я могу только констатировать, что концерты становятся гораздо мощнее. Появляется чистая личная сила, свободная энергия, которую ты собираешь для каких-то стоящих дел и, соответственно, выдаешь на концерте. Концерты очень зависят от состояния твоего духа и от уровня твоей силы, от осознанности. Могут быть одни и те же песни, одни и те же слова, но важно не что, а как. Форма может оставаться той же, а содержание либо бахает, либо совсем не трогает. И песни тоже рождаются только в состоянии наполненности.

— Почему новый проект ты назвала Ya Maha? Понятно, что “Ты — Маша”, но ведь похоже на мотоцикл...

— Это же и круто! У нас электронный проект, и мотоциклы есть, и музыкальные инструменты. У меня флейта Yamaha. Такое переплетение смыслов. А в переводе с санскрита Maha — это “великий”.

— Скромности-то нет никакой...

— Мы с этим настроем и делаем песни. Название смешное, несерьезное, но довольно четко определяет направление.

— У тебя и раньше случались заигрывания с электроникой. Это — осознанный путь к новому проекту?

— Осознанный и с большой радостью. С творческим энтузиазмом и совершенно неожиданно для себя. На самом деле презентация была заявлена раньше, чем возник сам проект! Мы хотели выпускать диск “Дружба” с разными композициями, которые были записаны не с “медведями”, а с другими проектами. С электронщиками, московскими, краснодарскими ребятами, — набралось порядка 15 песен. И среди них выискали ремикс “Детектора Лжи” на “Московскую”. Я слушаю — нравится, вспоминаю, что они мне еще одну песню сделали недавно — “Яйцо”. Ну и говорю своему директору: давай займемся, сделаем новый проект. Ребята из “Детектора” тоже обрадовались, говорят: у нас сейчас как раз промежуток. Сначала мы сделали одну песню “медведей”, а потом “Яйцо”, которая вообще отдельно живет, мы ее и с Инной Желанной пели, и с другими музыкантами. “Играй со мной, крути-верти, я так похожа на яйцо, в глаза мои смотри-гляди, у нас с тобой одно лицо”. И песня получилась многоликая. А потом были и новые, и старые песни, которые мы с “медведями” пытались сделать, но у нас не получалось, не шло. А в этом проекте они нашли правильную форму.

— И что дальше? Ведь о тебе сейчас ходит много слухов…

— Помимо нового проекта говорят еще, что я распускаю “медведей”. Это полная чушь — мы только собрались, воспряли духом. Мы сейчас в боевой готовности, снова собираем полные залы, даем мощные концерты, все настроены творчески. Зимой навряд ли успеем выпустить альбом, но будем к нему готовиться. Потому что мы хотим сделать его более концептуальным. Раньше мы хотели сделать ряд песен с более комфортным звучанием. В прошлом году такая наша песня “С Новым годом!” долго занимала первое место в хит-параде на радио. Но подобные попсовые вещи мы не можем играть на концертах, они не становятся в один ряд с нашими любимыми — с “Землей”, “Спа1”, “Без тебя”, “Шахматы”. А мы все-таки больше хард-группа, рокеры-олдскульщики. Такие песни из нашей концертной программы выбиваются, выглядят как скользкий компромиссик. А у меня они, такие простенькие, незамысловатые, все равно пишутся. Теперь я их сразу списываю для Ya Maha, там они находят свое звучание. Это очень удобное распределение меня на две части: одна альтернативная, тяжелая, бескомпромиссная. Другая, наоборот, — все цокает, пукает, такое творчество для детей и взрослых.

— Интересно, в твоем рассказе мелькают слова из буддизма, из христианства…

— Кришнаитов тоже люблю.

— Про тебя говорили, что ты то в монашки подалась, то в Тибет уехала... В тебе какая-то смесь религий или все-таки одна какая-то имеет большее значение?

— Я христианка, крещена в Русской православной церкви. Но если немножко выше, обширней посмотреть, то сказать, что я христианка, будет недостаточно. Я хожу в церковь, исповедуюсь у батюшки. Я верующий человек, знаю, что такое сила причастия, сила исповеди, преклоняюсь перед нашими святыми — я их чувствую. Когда мне трудно, молюсь Господу Иисусу Христу и Божьей Матери, даже не дерзну подумать, что они меня не услышат. Мне всегда помогают Николай Чудотворец и Матрона Московская, вот я говорю, и у меня прямо сейчас мурашки по коже идут. Не надо разделять людей по религиозному признаку. Ведь эти определения для того, чтоб мы могли общаться, делиться впечатлениями. А Господь — везде, во всем, неопределим, он может все, видит все. Но наша голова слишком маленькая, чтобы взять все это и назвать одним таким словом. Не хочется всуе спекулировать на эту тему. Но у каждого верующего человека в душе свои связи, он чувствует, как и где что пересекается в разных религиях. И от этого вера не становится меньше, и Господь не разделяется на много богов, он все равно остается единым. Просто у него много разных граней, аспектов, которые тоже можно по-разному называть.

— Ты следишь за новостями?

— Нет, у меня и телевизора нет. Когда еще жила на другой квартире, там был телевизор, он постоянно работал, и меня раздражал этот бурчащий звук, который все вокруг окутывает. Я пообещала маме, что отрежу антенну, если она не прекратит с детьми постоянно смотреть телевизор. И вскоре прихожу домой, а мама говорит: “Машенька, зачем ты антенну отрезала?” Оказалось, кто-то у нашей двери ее все же срезал! Но был телевизор, по которому девчонки сказки на DVD смотрели. Когда я поняла, что сказок перебор, они уснули, а мы вынесли ящик на улицу, поставили под дверь магазина, смеялись, представляли, как приколются с утра работники торговли. Теперь мне подарили огромный экран, проектор, мы опять смотрим все подряд.

— Обычно у рок-музыкантов есть гражданское сознание, они думают о том, что где-то война, думают о том, что у нас происходит, кто руководит нашей страной...

— Я слышала высказывание, что человек становится взрослым, когда начинает думать о политике. И мне все говорят: “Маша, когда ты повзрослеешь?” Ну неинтересно мне думать о политике! У политиков свои головы есть, пусть они думают. Зачем вдаваться в детали? Я верю своему Капитану, который нас всех выведет, поставит на свои места — и все будет хорошо. Все к любви идет, к любви...

СПРАВКА “ЗД”

Группа “Маша и медведи” в 1998 году выпустила первый альбом “Солнцеклеш”, стартовыми хитами которого стала “Любочка” на стихи Агнии Барто, “Без тебя”, “Рейкъявик”.

Следующие три года группа становится одной из самых популярных рок-команд, собирая огромные залы по всей стране и все возможные музыкальные премии.

В 2000 году выходит альбом “Куда?”, основным хитом которого становится песня “Земля”. Далее наступают “смутные годы” группы, считается, что она распалась навсегда.

Но в 2004 году музыканты собираются вновь и в 2006-м  дают о себе знать альбомом “Без языка”. Сингл с этого диска “Мария” входит в саундтрек популярного фильма “Жестокость” с Ренатой Литвиновой в главной роли и взлетает на вершины хит-парадов.

Сейчас, продолжая работать в группе, Маша Макарова параллельно занимается проектом Ya Maha.



Партнеры