Очарование Орчарда

Истории из жизни модного саунд-продюсера

24 декабря 2008 в 18:27, просмотров: 969

Сегодня на “Мегабите” особенный гость из города Лондона. Саунд-продюсер Стив Орчард, в архиве которого работа со Стингом, Massive Attack, Simply Red, Элтоном Джоном, U2… Стив — обладатель премии Grammy, что для российских музыкантов сравнимо с полетом на Луну. Мы встретились со Стивом на одной из московских студий, где он работал над новым материалом певицы Ирины Нельсон и, похоже, был доволен продуктом, который получается. Но если судьба сталкивает тебя с подобным человеком, как не начать спрашивать о них, звездах мировой величины? Открыв рот, я честно терзала Стива вопросами типа: “Вы видели Боно? Ну и как он?”. Стив умилялся и рассказывал…

Про U2

— У меня была сумасшедшая сессия с U2. Записывалась песня Beautiful Day — первый сингл с альбома All That You Can’t Leave Behind. Музыканты отказались надевать во время сессии наушники. Хотели, чтоб во время записи звучал такой же рок-н-ролл, как они дают со сцены во время выступлений, поэтому даже играли все одновременно. Так что мне потом с огромным трудом приходилось вытаскивать все партии отдельно, чтобы расслышать, что они там записали. Боно пел в сценический микрофон, находясь прямо в студии, где стоял пульт! Сначала записали инструменты, потом вокал Боно. Песню на записи сыграли всего три раза. И я думал: “О боже! Как же быть? Это же катастрофа!”. Но в итоге, когда послушали запись, оказалось, что сыграно все идеально. И так не только сохранили концертный драйв, но и сэкономили время — на песню ушло всего три дня. Во время записи они были в туре и специально приезжали на студию, поэтому времени было в обрез. Это была самая стремительная работа в моей карьере. Кстати, именно за этот сингл я и получил Grammy.

Самый длинный мой проект? Это альбом Travis, который писался три года — The Boy With No Name. Было очень много репетиций, различных организационных моментов, переделок, у музыкантов рождались дети… — смеется Стив.

Про модные тенденции

— Спрогнозировать, какое музыкальное направление будет самым модным в ближайшем будущем, невозможно — это абсолютная лотерея. Постоянно параллельно запускается куча музыкальных проектов, а что выстрелит — неизвестно никому, нет формулы успеха. Ты можешь думать что угодно у себя в голове, но вот приходит группа, которая делает что-то не по шаблонам, и делает это убедительно, — и вдруг становится действительно уникальной, знаковой в музыке.

Собираются ли лондонские саунд-продюсеры, чтобы обсудить ситуацию на музыкальном рынке? Да. Обычно это неформальные встречи у кого-нибудь на студии или в пабе. Но я, к сожалению, ни разу не смог выбраться на такую тусовку. Нам трудно собраться — все постоянно очень заняты.

Лондон так популярен в музыкантской среде, я думаю, потому, что у нас огромное количество хороших студий. В Москве же я обнаружил всего две студии, оснащенные качественным оборудованием, на котором я могу работать. Может, есть еще какие-то частные студии, о которых я не слышал…

Молодым музыкантам всегда интересно работать с живым звуком, и получается, что из-за такой ситуации со студиями в России у них нет возможности развиваться. У нас же с этим проще. Специально для них существуют так называемые воркшопы, где их бесплатно обучают работе с новейшими музыкальными программами.

Проект мечты

— Детская мечта — это, конечно, The Beatles. Поэтому я был безумно счастлив и не мог поверить сам себе, когда мне предложили работу над последним альбомом Пола Маккартни Memory Almost Full. С ним было очень круто работать! Он меня очень сильно вдохновлял. Маккартни играет на огромном количестве инструментов: барабаны, труба, фортепиано, гитара. Во время записи он периодически брал гитару и говорил: “Вот это я написал во время такой-то песни “Битлз”. В студии стоял инструмент, на котором играли еще Strawberry Fields! У меня сносило крышу от того, что передо мной человек с такой историей, но при этом он очень открытый, простой, полный энтузиазма. Мы работали у него на студии три недели — прописывали оркестр. Я был счастлив!

Про Ирину Нельсон

— Я в Москве уже вторую неделю и не скажу, чтобы город как-то повлиял на то, что мы творим в студии. Дело в том, что во время работы над проектом я поглощен им полностью — сплю с ним, гуляю с ним, ем с ним… — шутит Стив. — Специально стараюсь так разводить проекты по времени, чтобы они не смешивались у меня в голове. И здесь мы практически не выходим со студии. Я ни разу даже ни в одном московском клубе не был! Но мне нравится Ира и то, что она делает. Это будет не совсем рок в привычном смысле, мы сделаем что-то припопсованное, некий поп-рок. Я хочу добавить глубины в музыку и сделать все настолько круто, насколько это возможно.



Партнеры