Сява и другие

Фейк и трэш атакуют попсу

25 декабря 2008 в 16:28, просмотров: 2614

Фейк-направление в поп-музыке возникло около года назад, когда на сетевых волнах появился хулигано-Ноггано. Необыкновенно быстро подобное трэш-шапито приобрело характер патологического заболевания в попсе и массового психоза у публики. Ноггано, Сява, Витя АК-47, Николай Воронов… Сейчас невозможно найти более популярных личностей в русскоязычной Сети. “ЗД” озадачилась, почему этот фейк оказался так востребован и составил конкуренцию даже официальным поп-проектам?

Еще год назад, перекидываясь по файлообменникам треками Ноггано с возгласами “круто!”, никто не мог представить, что это обернется в настолько массовое увлечение зашкаливающей пошлостью.

Первым все-таки был Павел Воля с двумя фанк-рэп альбомами “Респект” и “Уважуха” с антигламурным девизом — “главное, чтоб эта песня нравилась моей маме”. Затем страна исподволь узнала про “***баный насос, Жора”. Причем эта песня некоего Ноггано, как и его остальное творчество, тогда не распространялась по официальным каналам. Все сливалось тайно друг другу на электронные ящики. Год назад популярный рэпер Баста с неохотой признался “МК” о том, что Ноггано — это его личный альтер-эго-проект. Оправдывался он тем, что этот фейк — насмешка над действительностью и существует в порядке эксперимента. Эксперимент перерос в массовую истерию.

Сначала все смеялись над гоп-хип-хопом Ноггано “Застрахуй братуху”, затем подтянулся Сява с “Бодрячком, пацанчики”. Это был тоже липовый фейк от другого приличного музыканта — DJ Slava Mook, который из своей Перми никак не мог пробиться в массы, пока не придумал Сяву, последний трек которого “Коры-кокоры” — не что иное как переложение на современный лад частушек колхозного панка культовой группы “Сектор Газа”. Последней фишкой стала официальная видео-малява-переписка Ноггано и Сявы “Ну-ка на-ка”.

Следом возникло некое оно — уже во плоти, а не в чьих-то музыкальных фантазиях, совершенно живой Витя АК-47, обитающий в Екатеринбурге мальчик небольших размеров и двадцати лет от роду. Миниатюрность его несложно разглядеть на видеозаписях в Интернете, где присутствует широко заснятая спина рэпера с татуировкой автомата Калашникова и его малюсенькие ручки, лезущие в камеру с нелепым детским подзаборным качом. Витя АК-47 на этой волне действительно стал героем своего родного города, чувственно воспевая его особо криминальные районы и кварталы. Но будущего у этого певца и его музыки нет. Как нет будущего и у самого любимого молодой московской тусовкой персонажа — Николая Воронова.

Единственный хит Воронова “Белая стрекоза любви” не выкуплен и не издан ни одной звукозаписывающей компанией, но породил уже целое движение: люди собственноручно снимают клипы, перепевая “Стрекозу”, и выкладывают их в Интернет. Делается это не то что с особым рвением, а с остервенением — пока другие не успели. Каждый пытается ухватить на “Стрекозе” свою долю популярности. Один из самых модных столичных клубов не может вместить всех желающих попасть на концерт Воронова. А он, в своих толстых очках, в бабушкином свитерке, играя на синтезаторе “Стрекозу”, безумно счастлив орущей из зала толпе: “Коля, давай!” При том что толпа видит и знает — перед ними психо-физический больной. И Воронов сам это прекрасно знает. А толпа все равно над ним и его наивной “Стрекозой” смеется, как в детском саду дети смеются над больными детьми, случайно оказавшимися в их группе. Обычно наивные психи не понимают, что над ними издеваются, они воспринимают притворные восторги за чистую монету. “Стрекоза” бы так и осталась отвратительной забавой бессердечных тусовочных москвичей, если бы не всеохватность Сети и если бы права на эту песню не приобрела популярная уже официальная трэш-поп-группа Quest Pistols.

Вот и получилось, что, с одной стороны, эта трэшевая культура стала “антигламурной” отрыжкой музыкальной общественности, а с другой — популярность подобного творчества вызвана объяснимой рефлексией на трэш в реальной жизни людей, измученных ужасами бытия и финансового кризиса. Но кризис и его проявления носят временной характер. Если “спрос” на этот продукт можно простить находящемуся в состоянии аффекта издерганному обществу менеджеров среднего звена, то “предложение” остается на совести профессионалов, которые прежде зарабатывали на более приличном контенте. А с третьей стороны — вдруг послезавтра возникнет более качественный поп-трек МакSим или Димы Билана, который перебьет все эти трэш-рейтинги, кто тогда останется в дураках?



Партнеры