Уловимые в “Мстителе”

Сэмюэль Л.Джексон и Скарлетт Йоханссон рассказали «МК» о съемках в фильме-комиксе

14 января 2009 в 17:29, просмотров: 871

Фрэнк Миллер, легендарный автор многочисленных комиксов, соавтор “Города грехов” и “300 спартанцев”, наконец-то дебютировал в качестве режиссера игрового кино. На днях в Лондоне Миллер представил зрителям свою картину “Мститель” о воскресшем из мертвых бывшем полицейском, который должен защитить от злобного Спрута и его помощницы свой любимый Централ-Сити. На роли злодейской парочки режиссер пригласил Сэмюэля Л.Джексона и Скарлетт Йоханссон. Сразу после показа картины Йоханссон и Джексон в эксклюзивном интервью “МК” рассказали о нечеловеческих трудностях, которые им довелось пережить на съемочной площадке Фрэнка Миллера, своем чувстве юмора и опыте ношения нацистской формы.

Сэмюэль Л. Джексон: Вы включили диктофон? Не удивляйтесь, я на днях давал интервью, так у журналиста не записалась большая часть нашего разговора. Пришлось все ему объяснять заново, хотя я и забыл, о чем мы говорили! (Смеется.)

— Не беспокойтесь, все работает.

— Отлично, поехали! Значит, меня зовут… Стоп, это вы знаете. (Смеется.)

— Скажите, мистер Джексон, как вы согласились сниматься в фильме-комиксе? Многие считают, что комиксы — это детское чтиво, никак не взрослое.

С.Л.Д.: Я всегда любил комиксы, с детства был частью этого мира, и когда мы впервые встретились со Скарлетт, я был уверен, что и она читала комиксы. Потому что это нормально для меня. И до сих пор не понимаю, почему она не читала “Сорвиголову”, например?!

Скарлетт Йоханссон: Ох, ну не знаю. Я никогда не была фанатом комиксов, хотя в детстве читала, кажется, “Арчи и друзья”.

С.Л.Д.: Это можно засчитать.

С.Й.: Считается? Ну хорошо! (Смеется.)

— Так, хорошо, тогда скажите, кто был вашим героем? Супермен? Бэтмен?

С.Л.Д.: Нет. Аквамен, Водный человек. Он прекрасно плавал. Чтобы научиться так же плавать, я провел чертову кучу времени в воде. И не говорите мне, что настоящий герой тот, у которого нет никаких способностей!

— Но вы-то сыграли злодея, а не супергероя, но это неудивительно, вам все идет. А вот как получилось, что вы, Скарлетт, сыграли злодейку?

С.Л.Д.: Да, действительно, со мной все просто: мне предложили роль, я согласился. Но есть еще кое-что. В “Мстителе” 40-х годов Спрут — всего лишь пара рук в перчатках. А Фрэнк дал мне голову, тело и ноги, возможность одевать их в новый костюм в каждой сцене и добавить ему плоти и крови. Он дал мне полную свободу быть настолько психом, насколько я захочу быть. Кто откажется?

Что касается отрицательных персонажей, то для меня в любой роли главное — найти что-то смешное в характере или сделать его смешным. Даже самые плохие парни могут быть смешными. По-своему, конечно. Я хочу, чтобы зрители не просто смотрели на экран, а жили моей жизнью, думали обо мне. Именно таким героям я сам сопереживал, когда был свихнувшимся от кино мальчишкой.

С.Й.: Что касается меня, то я всегда обожала Сэма, мне нравились его роли и он сам. Еще часто думала о том, что было бы интересно поработать с Фрэнком Миллером, я много слышала о нем. Но когда мы впервые с ним встретились, оказалось, что для меня просто нет роли. Силкен Флосс, которую он мне предлагал сыграть, была намного старше, чем я. Я не была уверена, что мне стоит играть такую огромную разницу в возрасте, и ушла со встречи слегка разочарованной, а также с просьбой Фрэнка все же подумать над его предложением. А когда мы снова встретились, выяснилось, что Силкен Флосс стала моложе. Фрэнк переписал образ, чтобы дать мне возможность его сыграть.

— Кажется, в последнее время вы тоже предпочитаете грань комического и драматического — по крайней мере в этом фильме, в “Дневниках няни”, в “Вики Кристина Барселона” Вуди Аллена…

С.Й.: Верно. Мне кажется, это здорово, что можно сыграть обе стороны человеческих эмоций. Ты не голубиное гнездо, из которого друг за другом вылетают одинаковые птицы. Конечно, более всего я люблю играть реальных персонажей. И у меня такое ощущение, что Силкен Флосс просто застряла в комиксе, а на самом деле она живая, настоящая. А что касается юмора, то мой отец родом из Скандинавии, и у него такое, знаете, сдержанное очень чувство юмора. И в нашей семье смешными считались ситуации, а не слова.

— Как вам понравился режиссер-дебютант?

С.Й.: Вы знаете, во-первых, каждый мой съемочный день начинался с захватывающего общения с Сэмом. У нас был один трейлер на двоих…

С.Л.Д.: …гримерка, а не трейлер, не подумайте ничего!

С.Й.: Да-да-да. У нас была общая гримерка, и каждое утро начиналось с подводки глаз и губ. И общения с Сэмом. Между румянами и причесыванием мы обсуждали наши персонажи, придумывали им что-то новое…

С.Л.Д.: …я смотрел, как наносят макияж на лицо Скарлетт — румяна, помада, тени, тушь. Смотрел, как меняется ее лицо, и меня буквально осенило: “Вау! А почему бы и мне не попробовать накраситься?!”

С.Й.: И мы пришли к Фрэнку с предложениями. Он сказал: “Да, мне нравится. Отлично. Давайте-ка теперь все сделаем перед камерой”. С ним невероятно удобно работать — он всегда открыт для обсуждения, у него масса идей, он энтузиаст своего дела. Фрэнк точно видит, что хочет получить в кадре.

С.Л.Д.: Только Джордж Лукас, отправляя меня на площадку “Звездных войн”, говорил: “Просто повеселись!”. Все остальные требовали работы. Когда я впервые появился перед Фрэнком, с новыми бровями, с подведенным глазами, он спросил меня: “Что ты собираешься сегодня делать?” “Работать”, — ответил я. “Брось. Иди развлекайся”, — сказал он.

— Как вы думаете, фильм будут смотреть и взрослые и дети?

С.Л.Д.: Почему бы и нет? Одни увидят в фильме просто соревнование мужчин. Другие — умение женщин манипулировать мужчинами. (Смеется.) Во всяком случае, я так вижу историю. Мне лично было интересно наблюдать за Гэбриэлом Мактом (исполнитель роли Мстителя. — М.Д.). Ему нравятся женщины, женщины любят его, и мне было интересно следить за их уловками, как они расставляют ловушки друг другу, и в какой-то момент я понял, что они контролируют и меня. И здорово контролируют. А вообще… В конце концов, наш фильм — просто приключенческая романтическая комедия.

— А насилие?

С.Л.Д.: Бросьте, какое насилие? Я врезал Мстителю трехметровым разводным ключом по голове, а потом надел на него унитаз, и что же? Да мы только что птичек не увидели! Это тот же Багз Банни, только более мрачный.

— Ну не скажите. Многим наверняка не понравятся ваши шутки с формой Третьего рейха…

С.Л.Д.: Так, я понял. Вы явно не фанатка комиксов, верно? Вы не знаете, что очень часто в комиксах встречаются элементы Третьего рейха — одежда, символика. Это здорово работает, когда речь идет о злодеях. И тут здорово сработало, вы не представляете, как эта сцена понравилась немецким журналистам! Они даже хотели сделать Скарлетт в костюме Третьего рейха девушкой года! (Смеется.)

С.Й.: Все было не так! Немецкие журналисты подняли большой шум, но Сэм ответил: “Посмотрите, я же черный парень! Какие фашисты?! Вы что, ребята?!”. Вот и мне кажется: когда еврейка (я уверена, что мой дедушка в гробу перевернулся, когда я надевала повязку СС на руку) и черный парень надевают форму Третьего рейха, весь изначальный смысл этой одежды переворачивается с ног на голову и работает совсем иначе. Мы в этой форме выглядим насмешкой над нацистами.

— Скарлетт, ваш стиль в фильме — ваша идея?

С.Й.: Я огромное количество времени провела с костюмерами, гримерами и художниками. Я восхищаюсь старыми голливудскими фильмами, фильмами “нуар”. Из всего этого мы хотели создать мой образ. В конце концов, мне не так часто предлагают примерить такие наряды, играя, например, журналистку, я бы никогда не надела что-то похожее, никогда бы так не накрасилась, не причесалась. Приятно, когда даже режиссер говорит тебе: “Черт! Ты фантастически выглядишь!” По крайней мере, два часа ежедневного нахождения в гримерке были вознаграждены одной фразой.

— В фильме весьма роскошные женщины. Многие считают, что фильм стоит смотреть только ради них…

С.Й.: Это часть их образа. Я говорю о красоте. Моя героиня — это один гигантский мозг, выглядящий прекрасно и обтянутый короткой юбкой. Для нее красота — всего лишь один из способов ловить своих жертв. Ею она заманивает в свое логово Мстителя. Только и всего, красота упрощает ей жизнь.

— Мистер Джексон, про вас говорят, что вы, начав что-то, не можете остановиться. Например, не ограничитесь одной банкой пива…

С.Л.Д.: Не совсем. Когда-то я не мог купить упаковку пива, выпить пару банок и поставить остальное в холодильник, я выпивал все и шел в магазин за новой упаковкой. Тогда я был безрассуден.

— А сейчас?

— Сейчас мое безрассудство выражается в том, что я читаю по шесть—восемь сценариев в неделю. Я хочу каждое утро просыпаться и отправляться на площадку. Работа теперь определяет всю мою жизнь.

— Скарлетт, а что для вас является определяющим в жизни после вашего триумфа в “Трудностях перевода”?

С.Й.: Мне трудно так окинуть взглядом мою жизнь, потому что я живу ею каждый день. Вероятно, я чувствую, что стала старше. Но я так давно работаю, так давно начала строить свою карьеру, что для меня ажиотаж вокруг “Трудностей перевода”, мои успехи и неудачи — одна большая дорога. Сколько себя помню, я всегда хотела играть. Я хотела быть актрисой с трех лет. И не думала, что у меня были какие-то особенные перспективы, поэтому была более чем удивлена успехом. Поэтому я невероятно счастлива, что мне представился шанс. Есть много гораздо более талантливых людей, которым этот шанс не представляется.

— Мистер Джексон, а сейчас вы продолжаете читать комиксы?

С.Л.Д.: Конечно, я же часть этого мира. Все время ищу что-то новенькое. Сегодня вот дал Скарлетт комикс, чтобы она расслабилась и не нервничала перед нашим интервью.

С.Й.: Помогло!

С.Л.Д.: А с собой у меня “Сэм Нуар”. Не читали? Хорошо, я оставлю вам эту книгу. И это... Как там диктофон? Все записалось?..

Лондон.



    Партнеры