Музыкантов кроют форматом

Что-то новое прорывается к массовой публике лишь через Интернет...

22 января 2009 в 16:45, просмотров: 791

Пока наши читатели с энтузиазмом голосуют в номинациях итогового хит-парада “ЗД” на сайте “МК” накануне церемонии ZD Awards 2008, автор авангардной музыкальной страницы “Меgабит” Алла Жидкова и ведущий широкого формата “Звуковой дорожки” Артур Гаспарян решили порассуждать на две головы и размашисто нарисовать в четыре руки сегодняшний портрет отечественной поп-музыки в интерьере актуальных стилей, жанров, направлений и течений.

Бунт в Сети

Совершенное заблуждение по поводу того, что русская музыка загнивает и не рождает ничего нового и прекрасного, вызвано тем, что популярные радиостанции ужесточают свой формат, боясь растерять аудиторию и рекламодателей. Массовые медиаструктуры со скрипом принимают новичков, выпихивая молодые таланты в зону Интернета. Но практика показывает, что в Сети быстро раскручиваются либо откровенно трешевые артисты типа гоп-хоперов Сявы и Ноггано, либо жесткие альтернативщики типа группы Stigmata.

Отсюда самая яркая черта музыкального 2008 года — фейк и треш как самовыражение. Если раньше отдельно взятые шутовские личности типа Шнура или бунтари вроде Юрия Хоя с “Сектором Газа” вспыхивали с умеренной эпизодичностью, то сейчас подобных артистов предостаточно: поп-группа Quest Pistols, треш-шапито “Кач”, сумасшедший Николай Воронов с “Белой стрекозой любви” и уже помянутые Ноггано с Сявой. Все это становится популярным в пику звенящим в ушах сборным концертам, которыми изобилуют центральные телеканалы в праздничные дни. К столам обычно подают русскую попсу. И примерное меню из года в год одно и то же с небольшими изменениями.

Заевший поп

Как бы кто и что ни имел против Димы Билана и певицы МакSим, они остаются самой популярной поп-парочкой. Причем оба работают на девочек-подростков. И если Дима изо всех сил пытается завести публику, затанцевать ее и ускакать на следующий концерт, то МакSим служит носовым платком для утирания слезок именно для той самой толпы билановских поклонниц. Вот такая удивительно органичная и крайне эксклюзивная диалектика текущего поп-времени!

Есть еще хорошая попса от Макса Фадеева — “Серебро” и Глюкоза. Поп-красавчики Сергей Лазарев, Влад Топалов, Эд Шульжевский чуть менее успешно, чем Билан, но тоже покоряют сердца школьниц. Из поп-электронщиков, кроме вечно модного за счет ремиксов на актуальную попсу проекта Vengerov&Fedoroff, появился народно любимый DJ Smash.

В попсе для взрослых ничего не меняется который год: Николай Басков, Филипп Киркоров, Лолита, Валерий Меладзе, Кристина Орбакайте, Борис Моисеев. Как высшее проявление жанра — София Ротару, Валерий Леонтьев, Лариса Долина и венчающая всё, вся и всех Алла Пугачева. Примадонна и Королева намерена в этом году с подобающей помпой отметить эпохальный юбилей — 60-летие. В красную дату календаря 15 апреля для простого люда будет дан концерт в “Лужниках”, а днем позже и уже для бомонда и элиты — в Кремле. Все по-взрослому, с осознанием собственной миссионерской значимости, царственной величавости, но и в щадящем режиме. Хоть Легенда и Живая, но не давать же и впрямь, как Барак Обама, десять балов кряду за одни сутки в честь инаугурации…

Благодаря брату-композитору и саундпродюсеру Константину в очень выгодной позиции который год находится Валерий Меладзе — поп-соловей не только не испытывает дефицита с репертуаром, но и периодически поет дуэтом с самым сексуальным коллективом страны “ВИА Гра”, чем подчеркивает собственную экстравагантность и мужественность.

На поп-сцену откровенно давит тяжелое наследие некогда любимых реалити-шоу — “фабричные” девочки-мальчики и хор “народных артистов”. Публика их принимает хорошо, но в больших артистов эти люди так и не вырастают. Виной тому, как полагают мудрые люди, родовые предрасположенности самого формата, культивирующего не личность, а технологию конвейера. К ним примыкают коллективы, созданные большей частью для работы на корпоративных вечеринках у богатых (еще недавно) компаний и олигархов — герлз-бенды “Блестящие”, “Фабрика”, “Рефлекс” и та же “ВИА Гра”.

R’n’b на здешней поп-сцене выглядит специфично. Для удобоваримости американского продукта наши исполнители — Бьянка, Потап и Настя, Серега — переделывают его на русский народный манер, отчего этот стиль приобрел в нашей Раше стойкий колхозный душок. В противовес выступают хип-хопово-циничные “Банд’Эрос” и нарочито сексуальные Братья Praddd. Некогда прорывная Елка напоминает заевшую пластинку, а поп-рэпер Тимати — Петрушку с Арбата. Модный юморист Павел Воля неожиданно ворвался в зону попсового хип-хопа, приправив слабоватое творчество душевным фанком от хороших оркестрантов.

И взрослые и дети любят в праздничных капустниках “универсалов” — работающих на все аудитории группу “Дискотека Авария”, Глюкозу, Верку Сердючку и Жанну Фриске.

Незыблемыми в своей сфере у нас остаются два этнопоп-столпа, две Надежды — Бабкина и Кадышева.

Онемевший рок

Жив или нет рок-н-ролл? Это уже давно никого не волнует. Потому что на фоне официально существующего рок-фланга, о котором чуть ниже, есть огромный пласт, которого как бы нет, потому что о нем не знает массовая публика — его представителей не крутят на официальных рок-радиостанциях и телеканалах. И в том, что на эту массу музыкантов не влияют никакие программные редакторы, стилисты-визажисты и продюсеры, — их большое музыкальное счастье. Они делают что хотят, их нигде не показывают, они сами себя показывают в клубах и в Интернете, там и находят своих поклонников.

Рок-н-ролл, любимый попсовой тусовкой, — “Uma2rmaH”, “Город 312”, “Звери”, “Токио” и “Братья Грим”. Это довольно молодые, честно коммерчески направленные коллективы, ни против чего не выступающие, ни к чему не призывающие, ни от чего не страдающие. Легкий рок сам по себе давно перестал был культурой протеста. Может быть, поэтому он на общем музыкальном фоне выглядит пресно, как вареные макароны без масла: ни ярких нарядов, ни смелых идей.

Так же, как в попсе, здесь наиболее уважаемы мэтры: БГ, “Машина времени”, Бутусов, “Алиса”, “ДДТ”, которые в любом случае, что бы ни происходило, забивают самые большие залы. Еще в силе и Гарик Сукачев, и Сергей Галанин, и “Чайф”, и “Ногу Свело!”. Уважаемы и любимы “Агата Кристи”, “Би2”, “Сплин”, “Король и Шут”, “Кипелов”, “Наив”, “Тараканы”, “Пилот”, “Кукрыниксы” “Ночные снайперы”, “Сурганова и оркестр”, Ольга Арефьева и “Ковчег”. Молодые лиричные “Чебоза”, “Знаки”, “ГДР”, “Ундервуд”, Che Francisco, Паша Чехов, “Торба на Круче”, “Мультфильмы”, “Сегодня Ночью”. Признанные андеграунд-блюзмены Billy’s Band.

Есть еще “Мумий Тролль” и Земфира, обладающие уникальным талантом не стареть и не покрываться нафталиновой пылью. Перешедшие в разряд рок-легенд Илья Лагутенко и мадемуазель Рамазанова умудряются не утратить свежести в своих новых творениях. Альбомы обоих чересчур ожидаемы и обсуждаемы публикой. К тому же это единственные рок-артисты, которых облюбовала желтая пресса. Папарацци не вылезают из-под окон Земфиры и всегда толпятся вокруг Лагутенко, если он появляется на каком-нибудь светском мероприятии. Такая фотосвита — атрибут действительно большой звезды, признанной уже вне музыкальных жанров и направлений.

Артист Сергей Шнуров вышел за пределы рок-культуры. Стал сниматься в кинофильмах, писать к ним саундтреки и записывать аудиопьесы — в виде альбома “Бабаробот” например. Его трудно впихнуть обратно в жанр. Его группы “Ленинград” больше нет, зато есть новая группа — “Рубль”. Название коллектива не важно, если его создатель Сергей Шнуров. Потому что он сам и есть название для коллектива.

Есть уникальные артисты — группа “Чебоза” и Паша Чехов, — достойные огромных сцен. Работают уже несколько лет, пишут удивительно прекрасные для наших просторов музыку и тексты, и при этом их либо совсем не берут на радио, либо делают это с большой неохотой. В результате они уже пять лет не могут пробиться к массовой публике, потому что их творчество не провокационно и не трешево, как это сейчас модно в Интернете. 

Одна из тенденций нынешнего русского рока — это отсутствие рока. Молодые музыканты поголовно заявляют, что им плевать на стили и направления, что они делают просто музыку. Стало модно мешать в одном котле регги и электронику, панк и рэп, запев из цыганщины и припев из харда. Появились яркие межстилевые команды Noize MC, “Море!”, Xudoznik, SunSay, KNR, а также различные экспериментирующие со звуком электронно-роковые эстеты: B.U.N.N.Y., “Ромео Должен Умереть”, Dsh!Dsh!, PunkTV, W.K?, OVERRUN, Dubstepler, “Мои ракеты вверх!” и тяжелая инди-группа Silence Kit.

Есть под кого попрыгать и меломанам пубертатного периода созревания — под “Элизиум”, “Приключения Электроников”, Stigmata, FPG, “Lumen”, “Animal Джаz”, Amatory, Jane Air, Психея, SAKURA, Berlin, под треш-панк Найка Борзова “Инфекции” и ска-панк, переродившийся из попсы в альтернативу группы “Ляпис Трубецкой”.

“БГ уже мертв, а ролл и рок нет!” — орет группа Xudoznik на своих концертах в маленьких панковских клубах, провозглашая рассвет разнообразной, качественной и очень востребованной новой русской рок-музыки.

О женских “прокладках”, хип-хопе, гоп-хопе, электронике, дэнсе — обо всем, что считается сегодня особо модным, читайте в продолжении Краткого курса отечественного попа в следующей “ЗД” 30-го января.

zd_serduchka_dad.jpg

zd_bilan.jpg

zd_noizeMC.jpg

zd_pugacheva_sharl.jpg

zd_shnur_ivan.jpg



Партнеры