В роли критика космической киноодиссеи выступил астронавт

В голливудском блокбастере нашли «орбитальную невозможность»

1 октября 2013 в 14:04, просмотров: 3784

На этой неделе Голливуд собирается ошарашить мир новым космическим блокбастером «Гравитация». В главных ролях тоже блокбастерные кинозвезды — Сандра Буллок и Джордж Клуни. Режиссер — Альфонсо Карон. Те, кто побывал на просмотрах ленты, уже сравнивают его с Робертом Альтманом и даже с Микеланджело Антониони за пролог фильма — вид Земли из Космоса, завершающийся кульбитами Буллок, пытающейся зацепиться за внутренности корабля, вошедшего в штопор. И все это в 3D!

В роли критика космической киноодиссеи выступил астронавт

Критики утверждают, что никогда еще зритель не был так приближен к реальной космической ситуации как в этом фильме. Достаточно сказать, что восходы и заходы солнца в нем взяты из видео НАСА, снятых с Международной космической станции. Клуни блестяще играет роль опытного космического волка-ветерана.

Но как выглядит фильм, если роль кинокритика исполняет реальный космический волк-ветеран? Я имею в виду Майкла Массимино, летавшего два раза — в 2002 и 2009 годах, чтобы ремонтировать Космический телескоп «Хаббл». Это тем более любопытно, что и герои фильма тоже летят в Космос с целью ремонта «Хаббла». Массимино не просто космонавт, он доктор наук, за плечами которого учеба в знаменитом Массачусетском технологическом институте.

Массимино-астронавту-критику не составило особого труда обнаружить «черную дыру» в сюжете фильма — его орбитальную невозможность. После того, как вибрация космического корабля прекращается, Клуни говорит Буллок, что у них есть единственный путь к спасению — использовать капсулу для полета на космическую станцию, которая светится во Вселенной как факел надежды. «Это долгий прыжок, но мы можем сделать его», — говорит Клуни.

Но Массимино говорит, что нет. Дело в том, что телескоп «Хаббл» и космическая станция движутся по разным орбитам. «Перепрыгнуть» с одной орбиты на другую не смог бы даже космический шаттл. Для этого необходима гигантская энергия. Телескоп движется по орбите в 353 милях от Земли, почти по ее экватору. А космическая станция движется по орбите в 100 милях от Земли в северном направлении над территорией России.

Все это дело далеко не шуточное. Лет десять назад оно оказалось в центре жарких дискуссий, которые чуть ли не стоили жизни «Хабблу». После того как шаттл «Колумбия» погиб в 2003 году, войдя в земную атмосферу, тогдашний руководитель НАСА Шон О’Кифи решил отменить полет последнего оставшегося шаттла для ремонта космического телескопа. О’Кифи опасался, что в случае каких-либо неполадок у этого шаттла не осталось бы достаточного горючего, чтобы «бросить якорь» на космической станции.

Решение О’Кифи вызвало переполох. В дело вмешались Конгресс США и Национальная академия наук. Даже школьники начали посылать мелочь — центы в НАСА «за полет на «Хаббл». Наконец, в мае 2009 года полет все-таки состоялся. Но к тому времени был сработан еще один шаттл, который стал на Кэйп-Канаверал на случай спасения космонавтов. К счастью, его вмешательство не потребовалось. Наш (или их?) астронавт-критик Массимино лично участвовал в полете 2009 года и даже заслужил «космическую» славу. Когда сломанный болт преградил ему доступ к поврежденному спектрографу телескопа он «просто» вырвал его дверную ручку. Позже астронавт утверждал, что он поступил таким образом, вспомнив как его дядя Фрэнк ремонтировал свой автомобиль.

Итак, смертный приговор «Хабблу» был отменен, и он по-прежнему служит глазом человечества, наблюдающим за Космосом.

Но вот глаз астронавта в роли кинокритика не является, к счастью, путеводным для кинозрителя. Не случайно такие киносериалы как «Звездные войны» или «Стартрек» буквально в каждом кадре содержат противоречия с законами природы. Но таковы законы кино. Как говорит создатель космической ленты «Хроника Риддика» Дэвид Твой: «Наука отступает перед повествованием». Режиссер добросовестно воспроизводит занавес в доме Эйнштейна, но недрогнувшей рукой перечеркивает его теорию относительности. Впрочем, так поступают не все. Великий фантаст сэр Артур Кларк, соавтор кубриковской «2001: Космической Одиссеи», не любил вступать в противоречия с законами физики. (Кстати, ему принадлежит идея спутников связи.) Он вспоминал, что для своего рассказа «Юпитер 5», в котором одна из лун Юпитера оказывается космическим кораблем инопланетян, он исписал 30 страниц орбитальных калькуляций.

Гравитация — притяжение. Кинозрителя притягивает к экрану не наука, а фантазия. Помните крыловского сапожника, которому автор рекомендует судить картину не выше сапога? Как-то язык не поворачивается сравнивать астронавта-кинокритика Майкла Массимино с крыловским сапожником. Но меня вдохновляет то, что он сам так поступил, хотя он ни при какой погоде басен Крылова, конечно, не читал. Одно дело — Космос, другое — кино, говорит он сам. Космонавтов десятки, кинозрителей миллиарды. И как часто кино и вообще фантастика прокладывают путь науке! Люди — и ученые, и художники — рождены для того, чтобы сделать сказку былью.



Партнеры