Скальпель и крест Виталия Безрукова

Фильм о святителе Луке поддержала церковь

11 ноября 2013 в 12:53, просмотров: 3129

За день до окончания XX Международного кинофестиваля «Листопад», проходившего в Минске, в его конкурсную программу в срочном порядке включили картину «Лука». Как говорят знающие люди, по инициативе Митрополита Минского и Слуцкого, экзарха всея Беларуси Филарета. «Луке» достался приз президента Белоруссии Александра Лукашенко за гуманизм и духовность в кино.

Скальпель и крест Виталия Безрукова
фото: Светлана Хохрякова
В центре - оператор "Иды" Лукаш Жаль

Снимался «Лука» украинской компанией «Патриот-фильм» при поддержке Украины и Белоруссии, иерархов православной церкви этих стран и посвящен 1025-летию Крещения Руси. В его основе — воспоминания святителя Луки (Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого), архиепископа Русской Православной церкви, талантливого хирурга, спасшего жизни сотням людей, особенно в годы Великой Отечественной войны. У России есть «Остров» Павла Лунгина, лишний раз подтвердивший, в каком неведении пребывают наши соотечественники в вопросах веры. В поисках нравственной опоры они шли в кино, как в храм. Теперь у Украины и Белоруссии есть свой аналог, правда, совсем другого качества.

Над «Лукой» работали 4 года. Получавший в Минске награду продюсер Олег Сытник рассказал, как тяжело давался этот фильм, как люди мерзли на морозе во время съемок, и что в течение недели, пока шел фестиваль, искали истину в кино, а нашли духовность. За последнюю, стало быть, теперь отвечает «Лука» - чистой воды сериальный продукт, снятый Александром Пархоменко, имеющим опыт работы именно на этой ниве.

Луку в зрелую пору сыграл российский актер Виталий Безруков, а в молодые годы - типажно совсем другой артист Андрей Саминин. Удивительно, что не задействовали Сергея Безрукова, у которого даже голос, как у отца. Герой Безрукова-старшего, будучи седовласым старцем, возлежит на кровати с невидящим взором, обращенным в вечность, и прокручивает события полной драматизма жизни. И мы вместе с ним попадаем в Симферополь 60-х, Ташкент 1917-го, в ссылку, где его прототипом были написаны «Очерки гнойной хирургии», в последствии отмеченные Сталинской премией,. До сих пор по ним учатся врачи. После смерти жены (ее сыграла Екатерина Гусева), оставшись с четырьмя детьми, Войно-Ясенецкий принял сан священника. Скальпель и крест стали его судьбой. Он не мог оперировать без иконы в операционной. Грандиозная, трагическая судьба, мимо которой кинематографу было трудно пройти. Но ничего более или менее адекватного ей, не получилось. Средний фильм, каких тьма на телевидении, и теперь его будут продвигать, как некий духовный продукт.

фото: Светлана Хохрякова
Александр Зельдович

В России уже давно церковь активно приближается к кино, осознав всю силу его воздействия, организовывает фестивали, продюсирует фильмы. На экранах, по мнению священников, господствуют картины, романтизирующие преступников. Почему бы в противовес им не создавать доброе кино и нравственные сериалы, ведь людям нужны духовно полезные фильмы. У церкви нет миллионов на его производство. Но как сказал один из организаторов православного фестиваля, есть добрые режиссеры и те, кто может дать средства на такое кино. В титрах «Луки» первым значатся «создатели фильма». Их двое. И это не режиссер, и не продюсер, не авторы идеи. Они «создатели».

Жюри «Листопада» оставило «Луку» без внимания. Было бы странно, если бы профессиональные кинематографисты наградили фильм, не богатый на высокохудожественные достижения. Главный приз «Золото Листопада» жюри во главе с Александром Зельдовичем присудило черно-белому фильму Павла Павликовского «Ида» (Польша-Дания).Его героиня - 18-летняя сирота, готовящаяся стать монахиней - узнает правду о себе и своей семье. Она - вовсе не Анна, а Ида, и ее родители-евреи, истребленные в годы Второй мировой войны. Девушка совершает страшное путешествие в прошлое вместе со своей тетей, которую сыграла великолепная актриса Агата Кулеша, удостоенная в Минске награды за лучшую женскую роль второго плана от жюри критиков (ему отдали на откуп все актерские номинации). Те, кому фильм категорически не понравился, спустили всех собак на Александра Зельдовича. «Ида» рассказывает о холокосте, а режиссер Зельдович и сам отдал дань этой теме, о чем, его хулители вряд ли знают. В 2003 году он снял основанный на кинохронике документальный фильм «Процесс» при поддержке председателя попечительского совета Фонда «Холокост» Леонида Невзлина. Президент фонда - мама режиссера Алла Гербер. Одним из героев «Процесса», посвященного судьбе Еврейского антифашистского комитета, истребленного Сталиным., стал руководитель Московского еврейского театра Соломон Михоэлс. Он был уничтожен в 1948 году Минске по распоряжению Сталина.: Убит гебешником при помощи кастета. Потом его тело, зверски раздавленное машиной, подбросили на одну из улиц Минска, инсценировав несчастный случай. Естественно, Зельдович не мог равнодушно смотреть «Иду», тем более, что это выдающийся фильм.

Кто-то счел рукой Москвы неприсуждение наград жюри фильму Константина Лопушанского «Роль», который снимался не только на «Ленфильме», но и на «Беларусьфильме» и в Брестской области. Но год назад на «Листопаде» почти все призы получили российские картины, и про след Москвы никто не говорил. На это раз отметили только Сергея Маковецкого за роль второго плана в «Вечном возвращении Киры Муратовой, произведенной Украиной. Зато «Ида» отмечена еще и за операторскую работу. Ее снимали молодой оператор Лукаш Жаль (это его первый полнометражный фильм) и его маститый коллега Рышард Ленчевски. «Серебро Листопада», присуждаемое опять-таки критиками, тоже осталось «Иде». Приз за лучшую режиссерскую работу большое жюри присудило китайской ленте «Прикосновение греха» Цзя Чжанкэ. А спецприз «За эстетическую дерзость» поделили между «Вечным возвращением» Муратовой и румынской лентой «Когда в Бухаресте наступает вечер, или Матаболизм» Корнелиу Порумбою.



Партнеры