Подведены итоги кинофестиваля «Артдокфест»

Режиссер Мадина Мустафина сняла картину о парне, мечтающем сменить пол

11 декабря 2013 в 17:44, просмотров: 2349

По традиции итоги года в области неигрового кино подвели в кинотеатре «Художественный». Именно там в течение десяти дней проходил фестиваль авторского документального кино «Артдокфест». Завершила его церемония награждения премией документалистов «Лавровая ветвь».

Подведены итоги кинофестиваля «Артдокфест»
Кадр из фильма "Еще чуток, мрази!"

«Лучшим арт-фильмом» жюри «Лавра» признало «Катю» Анны Шишовой. Снимал ее выпускник ВГИКа, оператор Сергей Пчелинцев, обвиняемый в убийстве псковского священника Павла Адельгейма. В адрес тех, кто присуждает «Лавровую ветвь», поступали обращения изъять его работу из конкурса по соображениям нравственного толка. Совет премии пошел на беспрецедентный шаг. Имени Сергея Пчелинцева в списке номинантов «Лучший по профессии» нет. А в этом году в фокусе внимания как раз оказались работы операторов. Но фильм «Катя» остался. Над картиной трудилась большая команда талантливых людей, которые не в ответе за коллегу и не могут быть заложниками ситуации — так рассудили эксперты. Загорелый, только что вернувшийся из Индии Эдуард Сагалаев, вручая приз, рассказал нам, что в этой стране нет несчастных людей. Даже последний нищий в Индии счастлив. Из трех фильмов – о лифтере по имени Иисус («По образу и подобию»), 96-летней женщине, забывшей, что ее муж умер 17 лет назад («Мама»), выбрали ленту о неприкаянной девочке Кате, путешествующей по Индии с рюкзаком за плечами в поисках ответов на важнейшие вопросы бытия.

Сразу в нескольких номинациях победили ученицы Марины Разбежкиной, как на «Лавре», так и на «Артдокфесте». В конкурсе последнего участвовала и ее собственная картина «Оптическая ось», основанная на фотографиях знаменитого фотографа Дмитриева, снимавшего на рубеже 19-20 веков. И она осталась в тени студенческих работ. В номинации «Лучший неигровой фильм на пленке» лучшим оказался «Последний лимузин» ученицы Разбежкиной Дарьи Хлесткиной, рассказавший о том, чем жил и жив легендарный автогигант «ЗИЛ». Этой же картине отдало награду за лучший полнометражный фильм жюри «Артдокфеста» под председательством кинорежиссера Павла Лунгина. В последние годы в документалистику идут все больше девушки. Кинорежиссер Марина Голдовская, приехавшая на «Артдокфест» из США, вручая «Лавровую ветвь» дебютантке Дарье Ведрицкайте за фильм «За рекой… последние», вспоминала, как в 1964 году, когда она сама заканчивала ВГИК, на курсе было только две девочки: «Я и в режиссеры-то пошла потому, что оператором меня коллеги не хотели брать. Говорили - твое место на кухне».

В потоке свитеров и джинсов, явно не украшавших церемонию награждения, неожиданно появился элегантный человек в красной бабочке. Им оказался Ярослав Нарциссов - один из продюсеров фильма «Первый физик России» режиссера Сергея Виноградова. Картину на «Лавре» признали лучшей в категории просветительских проектов. Интересно, кто в наше время отваживается поддерживать такое кино. И вот, пожалуйста, Ярослав Нарциссов - ученый, занимающийся еще и фармацевтическим производством. Про него председатель жюри «Артдокфеста» Павел Лунгин сказал мне: «Он хороший и благородный человек. Я знаю его». Проведя десять дней в «Художественном» и отсмотрев обойму документальных картин, Павел Семенович пришел к выводу: «Как никакое другое искусство документальное кино способно проникнуть в душу человека. За ним мне видится светлое будущее, особенно на фоне того, что большое кино все чаще входит в развлекательный формат». Упоминания жюри удостоена картина «Еще чуток, мрази!» Мадины Мустафиной из Казахстана, опять-таки ученицы Марины Разбежкиной. Год назад ее «Милана» расколола аудиторию. А сама Мадина удивила тем, что на тот момент не прочитала ни одной книжки. Многие расценили это как плюс для режиссера – как-никак чистое сознание. Поэт Вера Полозкова, активно задействованная в церемонии вручения наград, прямо со сцены своеобразно похвалила Мадину: «Вы меня убили «Миланой». Сама же она сильно переживала: реакция на фильм «Еще чуток, мрази!» была резкой. Многим он категорически не понравился. Мадина сняла картину о 18-летней Жене — девочке с кадыком. На самом деле – это парень, мечтающий об операции по смене пола. В конце концов мы увидим его(ее) в новом качестве — с женской грудью. Многие так и не поняли, что это за существо. Решили, что все-таки трансвестит. Сложилось впечатления, что и сама Мадина сняла фильм о том, в чем до конца не разобралась. Она и не отрицала, что смонтировала фильм, не зная правды. Все происходящее на экране утопает в потоке мата. Не всякий зритель способен такое переварить. Но герои привыкли именно так изъясняться, и режиссер следует за правдой жизни. А вот Ирина Васильева в конкурсной картине «Ку-ку, или Две беды» (по ее версии это не дураки и дороги, а власть и народ) своих деревенских мужиков слегка подкорректировала. Всякий раз, когда они произносят бранное слово, мы слышим «ку-ку». За что коллеги подвергли ее обструкции: «Хватит приглаживать действительность, всего этого мы нахлебались в советские годы».

В «Морфологии» Инны Лесиной, отмеченной спецпризом жюри, - неординарный герой: патологоанатом с душой философа. Стены его кабинета украшены картинами с видами старого морга, другими тематическими деталями. На рабочем месте он слушает хорошую музыку. Это человек в некотором роде поэт и фанат своего дела. Он пытается дойти до сути вещей, понять, почему люди умирают вопреки диагнозам врачей и совершенно от других болезней. То, что режиссер сумела найти такого редкого героя да еще смогла умело распорядиться своим открытием, - скорее исключение из правил. Куда чаще наши документалисты, повстречав удивительных людей, совершенно не знают, что с ними делать, уничтожаю на корню лучшие намерения.

Гран-при получила самая сильная и профессионально сделанная картина «Кровь» Алины Рудницкой из Санкт-Петербурга. Снята она на мизерные средства людьми, которые практически ничего не получали за свой труд, как и их герои. Передвижная станции крови колесит по городкам и поселкам, где у населения нет никакого дохода. Сдать поллитра крови – для них единственная возможность заработать 850 рублей. Каждая из сотрудниц станции — не менее самобытный персонаж. Тут работают в основном женщины, мечтающие о простом человеческом счастье. Никаких пятен крови на экране зритель не увидит. Фильм даже какой-то бесцветный по картинке, графичный. И в этом его мощь. «Кровь» лишний раз продемонстрировала, что владение профессией — великая сила. Многие молодые документалисты способны снимать только «черновое» кино с плохим звуком и изображением, пренебрежительно относятся к элементарному владению ремеслом. Зато гордятся тем, что сумели проникнуть в потаенные уголки чужой души, добраться до печенок. Но мастерства никто не отменял. Если оно есть, как у Алины Рудницкой, то не потребуются титры - не только для слабослышащих, но и для всех остальных, чтобы разобрать, о чем же говорят герои.



Партнеры