«Жизнь и судьбу» арестовали, а потом украли у нее Нобелевскую премию

Премьера документального фильма о жизни Василия Гроссмана состоялась в ЦДЛ

20 февраля 2014 в 19:42, просмотров: 4823

Клуб писателей Центрального дома литераторов при участии Российского еврейского конгресса провел вечер по случаю выхода документального фильма «Василий Гроссман: Я понял, что я умер» Елены Якович - лауреата премии ТЭФИ за картину «Прогулки с Бродским» (1995).

«Жизнь и судьбу» арестовали, а потом украли у нее Нобелевскую премию
Кадр из фильма (скриншот видео,опубликованного на сайте youtube.com, пользователем al mare)

53 года назад, 14 февраля 1961 года роман Василия Гроссмана «Жизнь и судьба» был, как сказано авторами фильма, репрессирован. С тех пор он хранился в архивах КГБ. То, что оттуда вернулось, насчитывает 10 тысяч 143 страницы. Совсем скоро после этих трагических событий Василий Гроссман умер. Произошедшее просто убило его. Как рассказала перед показом картины Елена Якович, один историк, прочитав роман, едва выжил. Так защемило сердце. Потом он скажет, что у Гроссмана "украли" Нобелевскую премию. Сегодня «Жизнь и судьбу» называют «Войной и миром» 20 столетия. Это один из самых читаемых романов.

Елена Якович с рукописью романа. Фото: Александр Минаев

Однажды в доме Гроссмана появились чужие люди. «Мы пришли, чтобы арестовать роман» - с этими словами они изъяли рукопись «Жизни и судьбы». Забрали у машинисток даже копировальную бумагу, ленту из пишущей машинки, которые использовались в работе. Едва ли не впервые в истории роман был репрессирован без своего автора. Когда-то у Михаила Булгакова забрали «Собачье сердце», но через три года рукопись вернули. Какое-то время считалось, что «Жизнь и судьба» безвозвратно потеряна, но Гроссман проявил мудрость, передав второй экземпляр рукописи своему другу Семену Липкину. А третий экземпляр отправился в Малоярославец, где жили жена и дочь его друга Вячеслава Лободы. Теперь можно лишь удивляться тому, какую силу имело литературное произведение, раз его боялись как огня. Главный советский идеолог Михаил Суслов считал «Жизнь и судьбу» опаснее «Доктора Живаго» Бориса Пастернака.

Закадровый текст в фильме Елены Якович читает режиссер Сергей Урсуляк, поставивший многосерийную киноэпопею «Жизнь и судьба». Сам он в тот вечер в ЦДЛ быть не смог: допоздна занят на пробах своего нового проекта «Тихий Дон». На премьеру пришли дочери друга Гроссмана — Людмила и Мария Лобода, в семье которых копия романа хранилась три десятилетия, внучка Гроссмана Елена Кожечкина-Губер. Все они рассказывали просто невероятные истории о том, как папка с рукописью романа жила самостоятельной драматической жизнью и определила их собственную судьбу. Приехал из Петербурга композитор Андрей Суротдинов, который работает с Борисом Гребенщиковым. Он написал прекрасную музыку к фильму и перед показом сел за рояль. На картине работала международная команда операторов — из США, Израиля, России.

Жизнь Гроссмана подобна трагическому роману. Его пожилую мать, опиравшуюся на костыли, расстреляна в Бердичеве в 1941 году. Именно в этом городе родился сам Гроссман. Его вторая жена Ольга Губер ушла к нему, оставив на попечение первого мужа двоих маленьких детей. В итоге Гроссман будет их воспитывать после ареста Губера. Жену Гроссмана тоже арестуют, но через 8 месяцев выпустят. Уже ближе к концу жизни он полюбит жену поэта Заболоцкого и уйдет к ней. Умирал Гроссман от рака в одной больнице с Михаилом Светловым. С разницей в две недели они покинули этот мир. Хоронили автора «Жизни и судьбы» по пятому разряду, не самому высокому в смысле почестей, подобно Андрею Платонову. Как сказано в фильме, Сталин Гроссмана не любил, но не сажал и премий не давал.

Кадр из фильма. Твардовский и Гроссман

Первый его рассказ «В городе Бердичеве» лег в основу опального фильма «Комиссар» Александра Аскольдова, пролежавшего на полке 20 лет. В Бердичеве Елена Якович мечтает устроить премьеру своей картины. Туда она ездила во время работы над ней, собрав бесценный материал.

На экране мы увидим Наума Коржавина, Инну Лиснянскую, перевозившую в авоське рукопись романа для передачи Владимиру Войновичу, дочь писателя Екатерину Короткову-Гроссман, приемного сына Федора Губера. Их появление ничего общего не имеет с пресловутыми «говорящими головами», населяющими большую часть современных документальных картин. Прежде всего это живое, темпераментное кино, а не телевизионное нечто, заполнившее эфир и напрочь лишенное авторской самобытности.



Партнеры