«Династия»: Смирновы и монархи

Алексей Пищулин: «Войдите в мое положение, я живу с 20 царями»

30 сентября 2013 в 20:09, просмотров: 7731

Режиссер Алексей Пищулин работает над многосерийной документальной драмой под рабочим названием «Династия: семейная история, рассказанная на ночь». Она посвящена 400-летию Дома Романовых. О русских самодержцах расскажут не только исторические факты, но и необычный актерский дуэт: кинорежиссера и актера Андрея Смирнова, снявшего такие фильмы, как «Белорусский вокзал», «Осень», «Жила-была одна баба», и его сына, начинающего режиссера Алексея Смирнова, заявившего о себе короткометражкой «Алмазная кожура». О необычном проекте нам рассказал Алексей Пищулин.

«Династия»: Смирновы и монархи
Фото: Юрий Ермолин

— Этот фильм относится к числу так называемых датских проектов и создается к 400-летию Дома Романовых. Ну а я воспользовался возможностью, чтобы сделать то, о чем давно мечтал, — рассказать в увлекательной форме и с большим количеством персонажей историю России за 400 лет.

— Каждому монарху будет посвящена глава?

— Первый фильм посвящен Смуте, потому что важно было показать начало всей этой истории, а последний — тому, что происходило после отречения от престола Николая II. Эти фильмы выходят за рамки персональной истории одного монарха в одной серии, а в основном каждый фильм посвящен одному из них. Хотя царствующих дам я тоже объединил, кроме Екатерины. Четвертая серия называется «Чего хочет женщина?», и в ней представлены Анна Иоанновна, Анна Леопольдовна и Елизавета Алексеевна.

— Будут и постановочные сцены?

— Чтобы материал был более эмоциональным и живым, мы пригласили поучаствовать в картине кинорежиссера Андрея Смирнова и его сына Алексея. Драматургическая завязка такая: сыну надо написать реферат по истории. А ему скучно и неинтересно этим заниматься, вот он и копается в «Википедии», чтобы на скорую руку надергать каких-то фактов и что-то слепить. Отца это раздражает, и он спрашивает: «Неужели тебе совсем неинтересно знать историю собственного народа?». Сын отвечает: «Папа, не начинай! У меня всего 12 часов на 300 лет». Отец предлагает рассказать ему за одну ночь всю историю, по 25 лет в час». И в таком темпе они проходят по всему периоду правления Романовых. Помимо актеров в картине задействовано 20 историков, специалистов по разным эпохам.

— Материал бездонный. Вы и сами, должно быть, все изучали?

— Для меня это не первое обращение к истории. 17 лет назад я снял пятисерийный фильм «Николай II. Круг жизни», где рассказчиком был Георгий Жженов. Совсем недавно делал картину о Керенском. Я много читал, беседовал со специалистами. У меня были помощники, которые подбирали историческую фактуру.

— Это просветительский проект, учебный? Хотите заинтересовать школьников?

— Это все-таки публицистический фильм, и я не уверен, что он годится для преподавания в школе. Мы либо совсем не знаем истории, либо довольствуемся фальшивыми мифами. Даже самое поверхностное знакомство с документами показывает, что большинство наших представлений о царствующих особах абсолютно неправильно. Мы ставили перед собой задачу разоблачения мифов.

Я уже полгода работаю над этим проектом. Сначала велись съемки документальной части, потом постановочной. В качестве продюсера выступает кинокомпания «Православная энциклопедия», где замечательная историческая редакция. К сожалению, показывать сегодня документальное кино особенно негде. А это, как мне кажется, важный энциклопедический проект, хотя я привнес в него много личного, поскольку являюсь любителем истории — неравнодушным и запальчивым.

— Где вы снимали документальную часть?

— Полгода мы ездили по стране, побывали в Угличе, Владимире, Костроме, Санкт-Петербурге, Гатчине, Павловске, Петергофе, Ораниенбауме, а также в Могилеве. Снимали в Зимнем, Большом Кремлевском и Теремном дворцах, в Коломенском, во дворцах Петергофа и Царского Села.

— Вряд ли музейщики обрадовались встрече с кинематографистами?

— Это отдельная проблема. Министерство культуры поставило музеи в такое положение, что они должны сами себя кормить, зарабатывать. Но получается чрезвычайная глупость. Мы делаем просветительский проект на деньги Министерства культуры, и большую часть нашего бюджета при этом съедают выплаты музеям, которые находятся в ведомстве того же Минкульта. Причем нет никаких поблажек тем, кто занимается, как мы, не коммерческой деятельностью, а просветительской. В большинстве музеев нам предъявлялись чрезвычайные финансовые требования. Чем пафоснее учреждение, тем труднее было найти общий язык. Провинциальные, небольшие музеи оказались гораздо дружелюбнее. Они открыты к сотрудничеству, соответственно, и результат получился интереснее. В Гатчине, к примеру, на нас потратили много времени, и мы сняли замечательный материал. А вот Павловск славится среди моих коллег как совершенно невыносимое место. В пафосных учреждениях, типа Музеев Московского Кремля, Эрмитажа, все оказалось сложно. В Русский музей нас вообще не пустили. Причем все это проходило не всегда в корректной форме. Музейные сотрудники ссылаются на то, что телевизионщики — народ некультурный, но сказать, что руководство многих больших музеев блеснуло культурой в ходе общения с нами, тоже нельзя. У Андрея Смирнова спросили, кто в процессе съемок стал для него открытием. Он назвал Павла I. И в этом заслуга сотрудников Гатчинского дворца. Они нас вооружили большим количеством фактов и деталей, о которых нигде, кроме как в Гатчине, больше не узнаешь.

— А вам кто стал самым дорогим и близким?

— Войдите в мое положение, я живу с 20 царями. Это как про детей спрашивать у родителей. Каждый из них дорог. Я никогда не делаю фильм о тех, кто мне безразличен, вникаю в характер человека, которым занимаюсь, и очень с ним сживаюсь. К 100-летию Сальвадора Дали я снимал о нем фильм. Это был абсолютно не близкий мне персонаж и художник, а кончилось тем, что я его стал ощущать своим родственником. Когда посторонние люди начинают о нем говорить в моем присутствии, я испытываю неловкость. За редким исключением в династии Романовых я каждого персонажа полюбил. Это разные, но очень яркие люди, достойные самого широкого изучения и интереса.



Партнеры