«На место итальянской мафии в Нью-Йорке пришла русская организованная преступность»

Герой «Подпольной империи» Майкл Питт встретил день рождения в Москве

10 апреля 2014 в 13:10, просмотров: 5983

10 апреля в Москве отметил 33-й день рождения Майкл Питт. Один из самых заметных актеров своего поколения, успевший поработать с Бернардо Бертолуччи («Мечтатели»), Гасом Ван Сентом («Последние дни») и Мартином Скорсезе («Подпольная империя»). В столицу он приехал не один, а вместе с новым фильмом — основанной на реальных событиях криминальной драмой «Гангста Love». Истории уличного грабителя Томми, который решил наехать на самых опасных людей Нью-Йорка — боссов итальянской мафии.

«На место итальянской мафии в Нью-Йорке пришла русская организованная преступность»
Кадр из фильма "Гангста Love"

- Майкл, признайтесь честно, вам нравится быть гангстером?

- Да, это всегда забавно — играть парня, которого нельзя назвать хорошим. Но что касается роли Томми, мне как раз больше всего понравилось, что его нельзя назвать гангстером в прямом смысле слова. С точки зрения боссов мафии, которых он обчистил вместе со своей подружкой Рози, он — никто. Пацан с улицы. Но у него были яйца, чтобы провернуть подобное. Те ребята, которых он обнес — это очень серьезные ребята. Серьезнее просто не было в Нью-Йорке. Если ты встречал одного из них, то тут же переходил на другую сторону улицы. Перед съемками я прочитал толстую пачку бумаг на этот счет. Выдержки из газет, цитаты из интервью, распечатки допроса мафиози в суде. Та история наделала действительно много шума, и до сих пор несложно найти парней, которые стали живыми свидетелями ограблений. Или тех, кто просто крутился на районе неподалеку. Знаете Малберри-стрит? Это центральная улица Маленькой Италии в Нижнем Манхэттене. Одна из самых известных в Нью-Йорке, в том числе благодаря боссам итальянской мафии. Именно здесь снимали «Крестного отца». Так вот, Томми и Рози устроили серию ограблений прямо на этой улице! Это сумасшествие. Чертово безумие.

- А какие улицы и районы Нью-Йорка считаются самыми опасными сегодня?

- Браунсвилл в Бруклине. Бронкс. В Джерси с каждым днем становится все хуже.

- То есть вы не чувствуете себя в безопасности даже после того, как ваш герой помог засадить за решетку всю верхушку итальянской мафии?

- Не вполне. На место итальянцев пришли русские. Не смейтесь — это правда. Русская организованная преступность ведет себя более скрытно, они не хотят становиться звездами. В основном они обитают в Бруклине, в районе Кони-Айленд, рядом с пляжем и Бруклинским мостом. Когда я вижу этих парней, я не чувствую себя в безопасности. А видеть доводится частенько, ведь я сам живу в Бруклине и не то чтобы в восторге от такого соседства.

- Может, тогда стоит переехать?

- Нет, Бруклин подходит мне идеально. Я переехал сюда примерно двенадцать лет назад. Тогда я его выбрал его, потому что Манхэттен — это слишком дорого. И потом, мне нравится жить не в Голливуде. Чтобы меня окружали самые обычные люди, который каждый день ходят на работу.

- Не скучаете по работе с Мартином Скорсезе и его «Подпольной империи»?

- Это был отличный опыт, мы прекрасно нашли общий язык и, надеюсь, оба будем однажды еще раз поработать вместе. Марти и я стали хорошими друзьями, мы тесно общаемся до сих пор. Конечно, я скучаю по той работе. Это особый проект — с великолепной историей, командой и актерским составом. Стивен Грэм, который играет Аль Капоне, Джек Хьюстон — в роли моего друга Ричарда Хэрроу. Майкл Шеннон и, конечно Стив Бушеми.

- А в какое время гангстерам жилось лучше — сегодня или во времена «сухого закона»?

- Сложно выбирать. Во все времена гангстерами становились люди из числа иммигрантов. Америка и сегодня — сумасшедший котел, в котором варятся все возможные национальности. Вот почему гангстеры сегодня — неотъемлемая часть американской культуры. Мой дедушка из италоамериканцев — у него была та еще дикая история. Он был очень бедным, рос среди гангстеров, но нашел свой путь к вершине, чтобы обеспечить достойную жизнь себе и своей семье. Так что работа над «Подпольной империей» для меня — очень личное. Что-то вроде дани памяти моему деду.



Партнеры