Центр Рерихов ищет меценатов взамен главы «Мастер-банка»

«Мы сохраним общественный музей любой ценой»

14 января 2014 в 15:22, просмотров: 4694

Отзыв лицензии у «Мастер-банка» и исчезновение председателя его правления поставил под угрозу наследие Рерихов: посвященный династии Международный центр, который финансировал Борис Булочник, остался без средств к существованию в ноябре прошлого года. Что теперь будет с Центром, где хранится основная часть наследия династии, как собираются закончить реконструкцию усадьбы Лопухиных, где расположен музей (в разгаре вторая очередь работ), — не знают и сами рериховцы, но твердо настроены отстоять Центр и его общественный статус. Накануне пресс-конференции в Центре, посвященной его судьбе, «МК» связался с первым заместителем гендиректора Центра Александром СТЕЦЕНКО.

Центр Рерихов ищет меценатов взамен главы «Мастер-банка»
Картина Николая Рериха «Весна священная», 1945 г.

- Александр Витальевич, давайте сразу уточним: само здание общественного музея — усадьба Лопухиных, построенная по проекту Казакова, — кому принадлежит? Есть угроза, что вас могут попросить оттуда?

- Здание усадьбы Лопухиных — собственность Правительства Москвы. Оно передано нам по распоряжению Госисполкома 1989 года для приспособления и размещения в нем общественного музея имени Николая Константиновича Рериха. Так как Центр взял на себя обязательство воссоздать такой музей и он является его главным структурным подразделением, решением Правительства Москвы в 1995 году усадьба была передана в долгосрочную аренду МЦР на 49 лет.

- То есть здание в любом случае останется за Центром?

- Сейчас очень сложная ситуация. Арендная плата возросла неимоверно. Правительство города не учитывает расходы центра на воссоздание усадьбы. А работы не прекращались с начала 90-х годов. Еще советское правительство обещало нашему основателю Святославу Рериху, что усадьба будет для музея восстановлена и отреставрирована за счет государства.

- За чей счет велись работы?

- Когда начался распад Советского Союза, Правительство Москвы обратилось к нам и сказало — просим изыскивать средства самостоятельно. Вначале нам здорово помог деньгами наш основной учредитель, советский фонд Мира, Анатолий Карпов, потом общественность поддержала, но основную помощь оказал наш меценат Борис Булочник. В основном на его средства велись работы. Государство не копейки в усадьбу не вложило.

- И на какой стадии реконструкция?

- Так как финансирование нерегулярное — сроки постоянно увеличиваются. Первую очередь мы выполнили, ко второй только приступили. По последнему плану, утвержденному Правительством Москвы, должны до 2020 года завершить воссоздание усадьбы в ее исторических границах.

- И как теперь вы намерены это сделать? Есть ли какие-то еще источники финансирования Центра, или Борис Булочник был единственным спонсором?

- Кроме «Мастер-банка» - источников финансирования не было.

- В «подвешенном состоянии» оказался и дом-музей Николая Рериха в Гималаях?

- У нас есть договор между МЦР, Международным Мемориальным Трестом Рерихов (ММТР) в Индии и Правительством штата Химачал Прадеш о совместной работе по созданию в бывшем имении Николая Рериха в Индии международного музейного комплекса и воссоздании института гималайских исследований «Урусвати». Работа уже началась, Не сказал бы, что все так трагично. Вопрос в другом — как скоро поймет бизнес, что необходимо помогать культуре. Ведь бизнес так же зависит от культуры, как культура от бизнеса...

- Есть у вас идеи — кто бы мог выступить меценатом Центра?

- Пока заявок не поступало, хотя мы обращались ко многим, в том числе к руководству страны. Обращались к президенту, к Правительству Москву...

- То есть вы готовы стать государственным музеем?

- Нет! Музей не может быть государственным. Условие, что музей должен быть общественным — главное условие передачи наследия Рерихов в Россию. Но в России нет общественной формы культуры — можно много об этом говорить: культура не создается указами чиновников, культура не поддерживается законодательством, если нам надоело смотреть как на улицах стреляют, как развивается терроризм, пора поднимать общественную деятельность в области культуры. Культуру превратили в развлечение народа, а культура — это работа ума и особенно сердца. Какая культура — такая и политика, и экономика государства.

- Но все-таки приходится считаться с земными вещами, такими как финансирование... Допустим, вариант присоединения к Пушкинскому музею, с которым граничит ваша территория, для вас не приемлем?

- Ирина Александровна неоднократно пыталась присовокупить наш музей и землю к своей территории. Мы готовы к самому тесному сотрудничеству. Но не готовы отказаться от того статуса, который имеем, от выполнения завещания Святослава Рериха. Но хочу заметить, что наша коллекция включена в негосударственную часть музейного фонда страны.

- То есть коллекция вне опасности, ее нельзя продать в счет долгов «Мастер-банка»? И ту часть, что была передана Святославом Рерихом, и коллекцию, которую собрал Булочник? Последняя принадлежит ему лично или музею?

- Надеюсь, что вне опасности. Коллекция Булочника принадлежит музею — у нас есть акт дарения. Но в нашей жизни бывает все ...

- На что вы сейчас надеетесь? Что собираетесь делать в сложившейся ситуации?

- Считаю, что необходимо обратиться к истории меценатства в России, к международному опыту, где доля госмузеев значительно ниже, чем государственный музейный сектор. Если мы не найдем спонсоров, к сожалению, нам придется свернуть многие и многие проекты. Другого выхода нет. Но общественный музей сохраним любой ценой.



Партнеры