В Большом прозвенел первый звоночек. Кризисный

Отменена дорогая постановка оперы «Отелло».

14 января 2009 в 16:37, просмотров: 1366

 

…Вот все вопят «Кризис! Кризис!», а затронул ли он реально сферу искусства? По нашим наблюдениям, так чтоб вырубил кого-то в нокаут — пока нет, но всё ж тихой сапой подбирается, директора культ-институций его ждут, опасаются, заранее потуже затягивают пояски, признаваясь, что былого разгулья в тратах уже не будет. И прекрасная иллюстрация к тому — отмена грандиозной постановки оперы «Отелло» в Большом театре.

Суть в следующем. Постановку «Отелло» Верди в Большом ожидали давно. По самой фактуре — лакомая штучка, здорово бы украсила репертуар. Ставить ее должен был молодой, но известный французский «вердиевист» Арно Бернар вместе с итальянским художником Алессандро Камера. Этакий замах на «гвоздь сезона». И вот в конце 2008-го команда постановщиков презентовала руководству Большого макет и… примерную смету.

Тут-то все и призадумались, потому что «Отелло» шикарненько так выливался в самый дорогостоящий оперный проект БТ, начиная с 2000 года. Призадумались и… не решились. Комментирует ситуацию пресс-секретарь театра Екатерина Новикова:

—    Да, в непростых условиях экономического кризиса Большой стал иначе считать свои деньги. Может быть, ранее, когда средствами располагали более вольно, такая постановка и была бы возможна. Да и сейчас финансово Большой мог бы её потянуть, но ведь неизвестно, как жить дальше. Так что театр, увы, счел нецелесообразным тратить столько средств на один-единственный спектакль. Причем, самая затратная часть — отнюдь не гонорары артистов, а костюмы и декорации: специфические ткани, отделка, материалы…

—    Слышал, что закрыли проект не сразу, но пытались на чем-то сэкономить…

—    Совершенно верно. Хотели “выиграть” на костюмах, декорациях, рассматривали даже версию чисто концертного варианта. Но потом решили на полумеры не идти и не рисковать, закрыв процесс на “нулевой стадии”. Но, разумеется, нам было жаль закрывать этот проект.

—    А прочие проекты Большого могут быть урезаны?

—    А по остальным проектам (как оперным, так и балетным) никакого урезания пока не предвидится. Так, на сезон 2009-10 гг. у нас планируются три оперные постановки. А сейчас силы и средства театра будут сосредоточены на выпуске балета "Коппелия", премьера которого должна состояться в марте. И уже сегодня постановщик Сергей Вихарев приступает к репетициям "Коппелии".

—    Не возникнет проблем с западными участниками?

—    Нет, их уведомили еще до Нового года. За макет им заплачено, так что претензий к нам быть не может. Да потому и прервали сейчас: ведь российские мастерские как раз должны были приступить к изготовлению декораций и костюмов.

…Ходили слухи о неких перестановках в Попечительском Совете Большого, но суть в том, что основные средства театр получает из госбюджета (плюс президентский грант), а от попечителей — менее 10% всего финансирования. Что же до госбюджета, то здесь кроется главная интрига — по неким сведениям, именно госфинансирование Большого на следующий год на какой-то процент все же урезано.

Затем “МК” позвонил худруку балетной труппы БТ Юрию Бурлаке:

—    Будут ли в связи с кризисом сокращения по балетной программе?

—    Откуда берутся все эти слухи, вся эта ерунда? Никто пока ничего урезать не собирается. Вот готовится “Коппелия” — нормальная премьера, частично сделанная еще в прошлом году. У нас в сезоне 2009-10 планируется одна достаточно затратная постановка, но пока о ней говорить преждевременно.

—    Слышал, отменены, однако, гастроли балетной труппы в Америку?

—    Еще раз повторяю: ничего не отменено, в Америку, в Вашингтон в мае мы поедем, все планы в силе!

А вот мнение знаменитого премьера Николая Цискаридзе:

—    Как вы считаете, ощущается влияние кризиса на Большой театр?

—    Не хочу об этом даже задумываться. Я — артист. Пусть об этом думают те, кто за это отвечает.

—    Но бывает так, что и артист на собственной шкуре начинает…

—    Ощущают те, кто работает на корпоративах. А я служу искусству. Большего прибавить мне нечего.

Вот и думайте сами — есть кризис в искусстве или пока нет. Но «МК» все же решил выяснить об его «угрозе» и в музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко (который субсидируется не только из государственного, но и городского бюджета). Комментирует его гендиректор Владимир Урин:

— Ситуация заключается в том, что все сложности нас ждут впереди. Мы надеемся, что нам удастся осуществить все те планы, которые мы обговорили. Но один проект уже точно не состоится. Это балет Аллы Сигаловой на новой сцене. И не состоится он не из-за недостатка финансирования, — он в большей своей части был построен на спонсорских средствах, а спонсор не подтвердил свои обязательства. А так у нас запланированы на ближайшие полгода три гастрольные поездки (оперная труппа должна поехать в театр Верди в Триест и в Голандию, а балетная - с «Дон Кихотом» в Грецию). Пока, зарубежные партнеры подтверждают свои обязательства. Поэтому, кроме того спектакля, о котором я сказал, собираемся выполнить все планы, которые есть. Это, конечно, потребует напряжения сил, сокращения по другим расходам. Конечно, на сегодняшний день есть трудности, но я надеюсь, они не помешают нормальному функционированию театра. Намеченные спектакли идут, свет включается, все работает, артисты поют и танцуют, ну а мы готовим новые премьеры. Ближайшая - 13 февраля.

- А зарплата работников театра, какие-то сокращения штата в связи с кризисом не предполагаются?

— Сразу могу сказать, что заработная плата, гарантированная государством сокращаться не будет, наоборот с 1 января, как и обещалось она повышена на 8 процентов, в связи с решением  Московского правительства поднять ее на 24 процента в течении года. А всё то, что театр выплачивает за счет собственных средств дополнительно,  — тут незначительные сокращения должны быть обязательно, потому что идет перераспределение средств и нужно покрывать другие расходы.



Партнеры