Илья Лагутенко: «Никогда не смогу отделаться от «Мумий Тролля»

Куда поплывет команда в тельняшках под Андреевским флагом

12.12.2013 в 19:56, просмотров: 8079

Группа «Мумий Тролль» в уходящем году устроила фанатам настоящую встряску, вдоволь накормила их творческим хлебом, зрелищами и даже заставила понервничать. Как лепестки цветика-семицветика, вернулись ее участники, сделав круг, из путешествия на паруснике «Седов» и спустились с борта с новой пластинкой «SOS Матросу» на руках. Во время кругосветки не только записывали альбом, но и снимали клипы на треки из него, художественный фильм, — в общем, трудились не покладая рук, как настоящие матросы, только очень творческие. С бытом и жизнью на корабле они знакомы не понаслышке: все музыканты команды, кроме Юрия Цалера, недавно покинувшего ее состав, служили на флоте.

Илья Лагутенко: «Никогда не смогу отделаться от «Мумий Тролля»
фото: Наталья Мущинкина

«Мумий Тролль» по сей день придерживается морских традиций. Тельняшки и Андреевский флаг — неизменные символы коллектива, которые приносят и надевают на концерты и фанаты. В 2010 году группа даже выпустила DVD «Рок По-Флотски», в который вошли фрагменты самых необычных ее концертов — в Севастополе и Владивостоке. На базе Черноморского флота «Мумий Тролль» выступал на палубе боевого противолодочного корабля «Керчь» перед моряками.

О кругосветном плавании Лагутенко и его музыканты мечтали давно и наконец осуществили задуманное. Вернувшись, сразу отправились в турне в поддержку нового альбома. Финальных концертов в Москве и Питере поклонники ждали со священным трепетом и страхом, что они станут последними, после туманных заявлений Ильи Лагутенко о том, что «пора возвращаться в порт приписки». Впрочем, на выступлении, о котором «МК» уже сообщал в «Музыкальных хрониках», «Мумий Тролли» задали такого жару, что сложилось стойкое ощущение: все не заканчивается, а только начинается. Новым витком и этапом.

Перед концертом «ЗД» встретилась с лидером группы, чтобы развеять туман сомнений, обсудить итоги уходящего года и перспективы наступающего. Илья рассказал, что общего у современных музыкантов и рокеров из 80-х, чем лирические песни сильнее политических и как он стал кинорежиссером и кинопродюсером.

— Илья, ваши заявления о завершении 16-летней истории гастролей «Мумий Тролля» и переходе на «другой корабль» напугали всех фанатов. Когда вас попросили пояснить свои слова, вы сказали, что группа существовала всегда, даже когда вы служили на флоте. И все-таки чего ждать дальше?

— Определенно некий важный этап завершен. Но история продолжается. Я никогда не смогу отделаться от «Мумий Тролля». Он существовал даже тогда, когда не было прецедентов на концертную историю, например в 83-м году. Все равно мы умудрялись что-то делать, устраивать какие-то выступления. Даже во время моей службы: действительно, я уходил в Тихоокеанский флот, а группа выступала без меня. И даже на разогреве у «Звуков Му». Представляете, до каких высот в то время дотягивались? То есть история группы «Мумий Тролль» показывает, что просто взять и закрыть шлагбаум перед ней нельзя.

— Поклонникам ждать новых концертов? Вас увидят на сцене?

— Я думаю, что да. Какой будет эта сцена — уже другой вопрос, как и то, где будут находиться слушатели. Потому что, мне кажется, сегодняшний день дает нам столько новых возможностей, о которых мы вчера даже не подозревали. Меня это очень глубоко интересует и будоражит. А вообще, я думаю, что если у музыкальной истории есть реальное и интересное будущее, то это — различные фестивальные движения. Не фестивали мастодонтов и легенд ретрорадио или рока — нет. Будущее — за фестивалями-открытиями, фестивалями — творческими лабораториями. Это тот формат, который мы уже запустили во Владивостоке, сделав там фестиваль V-ROX («Vladivostok Rocks». — Н.М.). Причем я уверен: этот город — единственное место, где сейчас принципиально может работать такая структура, потому что он находится на стыке культур, на стыке экономических преобразований. Там происходят большие перемены, которые, может быть, не вполне осознают и сами его жители.

— А если говорить о переменах в стране в целом: они, на ваш взгляд, влияют на музыкальное поле?

— Музыкальное поле не является замкнутым. На него может влиять все что угодно. Одного человека впечатляют одни вещи, другого — другие. Кому-то интересны вечные ценности, Бог, солнце, кого-то волнуют социально-политические процессы. У меня, правда, есть такое наблюдение, что лирические песни абстрактного содержания живут дольше, чем песни о политике. Даже у нашего главного рупора совести, рокера Юрия Юлиановича Шевчука, песня «Осень» является самой известной. Ее поют и помнят до сих пор. А вроде бы композиция про время года...

фото: Наталья Мущинкина

— Новая пластинка «SOS Матросу» стала данью рок-клубам, рок-лабораториям. Куда вы будете двигаться дальше? Продолжите держаться корней или наоборот — кинетесь в смелые эксперименты с современным звучанием?

— Мысль обратиться к «золотой поре русского рока», как я называю этот период, пришла ко мне исключительно из определенных логических выводов. То, что сейчас происходит с музыкой: методы, способы, мотивация ее создания, по большому счету очень схожи с теми, которые использовались в 80-х годах, когда было очень много людей, у которых возникала потребность фиксировать то, что им интересно, в близких им формах. Хотя у того же «Аквариума», у «Кино», у «Алисы» не было ни звукозаписывающих лейблов, ни мыслей, куда продвигать свои песни дальше, я уверен: то, что они создавали, появлялось не из-за внутренней борьбы с ситуацией или из-за протеста, просто у них была острая потребность зафиксировать свои художественные излияния, свои выступления, и они это делали. Сейчас ситуация сложилась таким образом, что развитие технологий в первую очередь делает этот процесс очень простым. То есть ты можешь параллельно с творчеством заниматься другими делами, ходить на какую-то постоянную работу, но при этом записывать треки, делиться ими с друзьями. 20–30 лет назад музыка переписывалась с кассеты на кассету, на бобины и передавалась друг другу. А сегодня люди выкладывают композиции и клипы на свои страницы в Интернете. Все это очень похоже. Для меня в 80-х осталось 15–20 альбомов, которые я слушал. Они не просто мне очень нравились — они доказали мне, что можно петь, записывать, придумывать музыку, используя подручные средства. Поэтому в любом случае дальнейшее мое движение вперед будет в какой-то степени обращением «к корням», как вы выразились.

— Вы всегда занимались своим делом, не отвлекаясь на внешние провоцирующие факторы — будь то модные тренды или социально-политические события. Тем не менее по форме группа «Мумий Тролль» всегда была протестной: вы всегда были яркими, эксцентричными и выделялись среди других рок-коллективов.

— Наверное, в этом и есть наш рок-н-ролл.

— А как вы относитесь к нововведениям в законодательстве, которые сегодня связывают руки и музыкантам: получение разрешения на работу в России для зарубежных артистов, ограничение доступа к информации для детей?..

— Я не считаю, что это все ограничивает музыкантов. Есть определенные административные меры, которые принимаются в той или иной ситуации. Так происходит в любой стране. Мы так бурно обсуждаем проблему получения разрешения на работу для артистов из других стран, а это естественная практика не только в России. Мы, например, иногда по полгода получаем разрешение на выступления в США. Ничего страшного не происходит. Просто проходишь всю эту бюрократическую процедуру, а потом зажигается зеленый свет — выступай. Есть система, которой ты следуешь, и от этого еще никто не умирал. Все же соблюдают правила дорожного движения, в конце концов... А что касается творчества: я не думаю, что кто-то стоит с лопатой и пытается зарубить всех музыкантов. Да что говорить: даже в том же Советском Союзе не было прямой расправы. Никого из рокеров не сажали в тюрьму за их песни — спросите у них самих. Брали за другое.

— Политика политикой, а на носу Новый год. Он является для «Мумий Тролля» рубежом, временем подведения итогов, или у вас свой календарь?

— Конечно, он всегда является таковым. Вообще, так сложилось исторически, что для музыкантов в нашей стране новогодняя пора — не обязательно даже период подведения итогов, но всегда очень эмоциональное и энергичное время. Каждый раз ждешь Нового года, чтобы потом выдохнуть: еще один этап дистанции завершен. Можно приготовиться к следующему.

— 2013-й в жизни «Мумий Тролля» был очень бурным. По вашим внутренним ощущениям, группа изменилась?

— Честно говоря, с того момента, как я «зарегистрировал» в сознании свою первую рок-группу (тогда мне было лет 10, наверное), ничего не изменилось для меня в подходе к творчеству и ничего не менялось концептуально. Трансформировались обстоятельства, что-то было реализовано более или менее успешно, что-то получалось, а что-то нет, но по большому счету песни для меня всегда были, есть и будут универсальной формой документализации собственного общения с окружающим миром — и, может быть, не таким, какой он есть, а таким, каким я его хочу видеть, выстроить, но каким он, наверное, никогда не будет. Это бесконечное стремление.

— После новогодних праздников вы продолжите работу или возьмете тайм-аут?

— Паузы делать практически не получается. В этот раз у нас «висит» сдача в прокат художественного фильма, который мы сняли в кругосветке. Это именно художественное кино, не документальное. Было отснято огромное количество материала. Так как я уже дебютировал в нем как киносценарист и киноактер, теперь мне надо дебютировать как кинорежиссеру и кинопродюсеру. Завершить процесс. Получить прокатное удостоверение и сделать еще очень много дел, чтобы довести эту картину до большого экрана. Я думаю, сейчас такие планы в приоритете. И я займусь их осуществлением сразу после Нового года.

— Все музыканты встречают Новый год по-разному: одни — концертами прямо в ночь с 31 декабря на 1 января и корпоративами, другие — принципиально проводят его дома с семьей. Вы к какому лагерю относитесь?

— Я принципиально встречаю Новый год с семьей. Мои девочки уже подрастают: им пять и три. Я буду с ними. Решение принято, и никакие барыши не выманят меня из-под рождественской елки, потому что иначе дети не поймут. А барыши мы потом заработаем!



Партнеры