И первый, и второй хлеб в Подмосковье замочили осадки

Нынешнее дождливое лето всем доставляет хлопот

28 августа 2013 в 12:54, просмотров: 838

Дачники не успевают косить траву на участках, она так и прет. У подмосковных фермеров проблемы посерьезнее: из-за частых дождей на юге области «битва за хлеб» превращается в настоящие испытания. К тому же влажное, непросушенное зерно не принимают… на элеваторах!

И первый, и второй хлеб  в Подмосковье замочили осадки
фото: Сергей Иванов

— В этом году наши фермеры посеяли 2260 гектаров зерновых, в основном ячмень, — рассказывает исполнительный директор ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств региона Владимир Смагин. — Урожай уродился неплохой, по 40–45 центнеров с гектара. Но его нигде не принимают.

Все дело в том, что заготбазы — элеваторы — покупают просушенное зерно. У фермеров таких сушильных агрегатов практически нет, а просушивать урожай на току, т.е. под открытым небом, не получается из-за частых дождей.

Раньше подмосковные элеваторы в Раменском, Зарайском и еще в трех районах брали на «доработку» фермерский хлеб, у них есть специальные сушильные камеры. В нынешнем году почему-то как отрезало: из совхозов и колхозов области — пожалуйста, даже, говорят, в Подмосковье везут зерно и из соседних областей.

А вот с фермерами по каким-то причинам решено дело не иметь. Вернее, причины, скорее всего, известные: затарившись под завязку (перекупщики везут хлеб к нам даже из Сибири, т.к. в Подмосковье его принимают дороже!), на своих собственных производителей переработчики махнули рукой. В лучшем случае предлагают фермерам закупочную цену по 3 рубля за килограмм при официальной — 6 рублей.

Реальная угроза банкротства нависла над десятками фермерских хозяйств, специализирующихся на выращивании зерновых. Под посевную кампанию они брали кредиты в банке, а погашать их теперь нечем.

— А тут еще и ВТО, куда Россия вступила! — жалуется один из фермеров. — Теперь так просто хлеб на приемный пункт не отвезешь, Всемирная торговая организация, понимаешь... Нужно оформлять целый пакет документов. Сейчас вот погожие дни установились, нужно яровые зерновые обмолачивать, а мы с документами должны возиться. Причем даже на сайтах нет информации, по какой форме заполнять зерновые декларации. Для нас это как гром среди ясного неба. Раньше в таких форс-мажорных ситуациях элеваторы шли нам навстречу, говорили: вы убирайте и везите, мы берем на ответственное хранение. А сейчас сначала нужны бумаги, потом еще проведение экспертиз.

Дожди основательно подмочили репутацию и некоторых знатных картофелеводов. В Подмосковье существует как бы две научные школы выращивания второго хлеба. Одни крестьяне сажают клубни в майские праздники, традиция у них такая. Даже успевают бросать в торговлю молодой и нежный картофель, что дает им дополнительную прибыль. А другая научная школа предлагает не торопиться с посадками, в поле выходить в первых числах июня.

Ну так вот, те из картофелеводов, кто поспешил провести весеннюю посевную кампанию, остались без урожая! Сильнейшие ливни в середине мая покрыли поля лужами, и картошка сгнила на корню. Пострадали Раменский, Дмитровский и некоторые другие районы.

Можно сказать, что пострадали они дважды. И вот почему: федеральное правительство постепенно подводит фермеров к мысли, что за капризы погоды оно платить бюджетные деньги или прощать долги больше не намерено. Нужно страховать урожай, как это делают во всем мире, а если засуха или дожди, то компенсировать потери должна страховая компания.

Всего несколько подмосковных фермеров, но крупных и успешных, отважились было застраховать урожай. Но не застраховали!

— Я, — рассказывает один из них, — сажал картофель на майские праздники, страховщики меня заверили, что заключат договор к концу месяца, дескать, куда торопиться? А когда стеной пошли дожди и все мои посадки сгнили и они это увидели, то договор решили не заключать. Остался один на один со своими проблемами.

В общем, только одно обстоятельство способно утешить подмосковных фермеров в это лето. Что не было наводнения, как в Амурской области, не погиб их скот и не разрушены деревенские избы.

Но разве от этого легче?



Партнеры