Такса на шее

Фестиваль такс в седьмой раз прошел в усадьбе «Мелихово» Чеховского района

17 сентября 2013 в 23:39, просмотров: 1527

Мероприятие это популярное и обычно очень многолюдное. Тем более что шесть раз до этого у заводчиков-профессионалов был свой интерес — здесь проводили выставку. В этот раз решили просто отдохнуть на свежем воздухе, под сенью писательской усадьбы гуляли в прошлом Бром и Хина, любимые питомцы Антона Павловича.

Такса на шее
фото: Ольга Рожкова
Так вот ты какая, «Анна на шее»...

Плод скрещивания дворняги с крокодилом — Чехов как всегда остер на язык и точен в определениях. Такса хватку имеет отменную. Все-таки норная собака, охотник. Вцепится — не отпустит. И длинная такая же. И лапы кривые. А все-таки собака...

Бром и Хина занимали всю семью. Только прибыв в новое жилище, они для начала разрыли землю в ящиках с рассадой и растащили по всему дому галоши из прихожей.

«Безобразной наружности собаки. Лапы кривые, тела длинные, но ум необыкновенный», — писал о них Чехов. Он и отчества им дал. Рыжую даму именовали не иначе как Хина Марковна, ее друга-брюнета — Бром Маркович.

В общем, Чехов оказался совершенно типичным собачником, влюбленным по уши в своих питомцев.

В Мелихове год назад им даже установили памятник.

Ежегодные фестивали — дань памяти тем самым Брому и Хине и всей той жизни веселой, которую они обеспечили всем чеховским домочадцам.

Каждый раз для всех собаководов и прибывших питомцев устраивают какие-то конкурсы. В обязательном порядке называются они так же, как какие-нибудь рассказы писателя.

«Анна на шее» в этом году привлекла внимание публики к одному знатному темному кобелю. По заданию своего питомца нужно было посадить к себе на шею и плечи и держать, пока пес не удерет. Или пока сам не устанешь.

Хозяин семнадцатикилограммового Вениамина, похоже, задумался всерьез о том, что собаченьке пора бы немножко так похудеть...

Выбирали таксятники и «Трех сестер». Чем-то похожих псов. Совершенно необязательно внешне. Может, у всех троих просто ошейники красные?

Фестиваль совершенно юмористический. Его и проводят для того, чтобы поднять настроение всем собаководам. Воздух свежий, место культурно-историческое, и повод приехать имеется. Так что кое-кто относится к этому как к семейному рауту.

фото: Ольга Рожкова
Фестиваль «Таксы Чехова» собирает четвероногих всех мастей и вариаций породы.

Организаторы внесли в это и некий благотворительный подтекст. Порода эта не так проста в содержании, как кажется. Сколько такс, которые не сошлись характерами с хозяевами, оказывается на улице? Тонких, толстых, молодых и пожилых, рыжих и темных... Кто-то просто теряется, убегает — и не приходит назад. Фонд «Нуждающиеся таксы» (даже звучит как-то по-человечески) пристраивает таких собак в добрые руки. Так что гости фестиваля, у которых питомца пока нет, но очень хочется, могли пополнить свое семейство.

Это мероприятие — одна из самых добрых мелиховских традиций. Такс погладить по ушам все тянутся. Потреплешь вот так за ухо, погладишь по холке — и прямо-таки понимаешь Чехова. И хочется сказать ну хоть кому-нибудь, как он когда-то сказал брату — «без такс приезжать не моги!».

ИЗ ПИСЕМ А.П.ЧЕХОВА БРАТУ АЛЕКСАНДРУ

Спишись со своим другом Лейкиным, которого ты так любишь, и привези от него двух моих великолепных таксов. Расходы по провозу собак — мои. Я отдам. Без собак не моги приезжать. Это очень милые животные, они будут всю дорогу утешать тебя. Ты их полюбишь, Саша. ...Таксы побудут у тебя дня два-три до моего приезда. Извини, что причиняю собачьи хлопоты. Но что делать, больше не на кого свалить эту чепуху. Дневать таксы могут в кухне, а ночевать в нужнике.

ИЗ ПИСЕМ ИЗДАТЕЛЮ ЛЕЙКИНУ, ЧЬИХ ЩЕНКОВ И ВОСПИТЫВАЛ ЧЕХОВ

Вчера наконец прибыли таксы, добрейший Николай Александрович. Едучи со станции, они сильно озябли, проголодались и истомились, и радость их по прибытии была необычайна. Они бегали по всем комнатам, ласкались, лаяли на прислугу. Их покормили, и после этого они стали чувствовать себя совсем как дома. Ночью они выгребли из цветочных ящиков землю с посеянными семенами и разнесли из передней калоши по всем комнатам, а утром, когда я прогуливал их по саду, привели в ужас наших собак-дворян, которые отродясь не видали таких уродов. Самка симпатичнее кобеля. У кобеля не только задние ноги, но и морда, и зад подгуляли. Но у обоих глаза добрые и признательные. Чем и как часто кормили Вы их? Как приучить их отдавать долг природе не в комнатах? И т.д. Таксы очень понравились и составляют злобу дня. Большое Вам спасибо.

Таксы Бром и Хина здравствуют. Первый ловок и гибок, вторая неуклюжа, толста, ленива и лукава. Первый любит птиц, вторая тычет нос в землю. Оба любят плакать от избытка чувств. Понимают, за что их наказывают. У Брома часто бывает рвота. Влюблен он в дворняжку. Хина все еще невинная девушка. Любит гулять по полю и лесу, но не иначе, как с нами. Драть их приходится почти каждый день; хватают больных за штаны, ссорятся, когда едят, и т.п. Спят у меня в комнате.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ МИХАИЛА ЧЕХОВА

Каждый вечер Хина подходила к Антону Павловичу, клала ему на колени передние лапки и жалостливо и преданно смотрела ему в глаза. Он изменял выражение лица и разбитым, старческим голосом говорил: «Хина Марковна!.. Страдалица!.. Вам ба лечь в больницу!.. Вам ба там ба полегчало ба-б». Целые полчаса он проводил с этой собакой в разговорах, от которых все домашние помирали со смеху. Затем наступала очередь Брома. Он так же ставил передние лапки Антон Павловичу на коленку, и опять начиналась потеха.



Партнеры