Марина Хлебникова: В детстве я была еще той бандиткой

Певица сожалеет, что переехала из Подмосковья в Москву

23 октября 2013 в 15:19, просмотров: 7387

С городом детства — Долгопрудным — у нее связано много добрых и смешных воспоминаний. Сегодня Хлебникова рассказала «НП», как попробовала первую сигаретку, как мама учила ее правильно пить вино и почему долгопрудненцы не любят прямых дорог.

Марина Хлебникова: В детстве я была еще той бандиткой
В Долгопрудном говорят: «Это наша Марина Хлебникова». А певица всегда отвечает: «Это мой Долгопрудный!». Фото из личного архива Марины Хлебниковой.

Она выросла в Подмосковье. В кругу любящих родителей, родственников и друзей. Судьба у Марины Хлебниковой сложилась так, что она оставила всех близких и рванула в столицу. Марина признается, что квартира, купленная в Москве, — это опрометчивая ошибка.

— Мне было 6 лет, когда мои родители всерьез обсуждали тему покупки жилья, — говорит Хлебникова, — Я помню, как они задавали себе главный на то время вопрос: что лучше — 2-комнатная квартира в Москве или 3-комнатная в области? Выбрали второе, о чем я ничуть не жалею. С тех пор город Долгопрудный стал для меня родным.

Мои родители работали радиофизиками в конструкторском бюро на Долгопрудненском машиностроительном заводе. Я благодаря отцу уже в раннем детстве плавала, ходила на лыжах, каталась на коньках. В 4,5 года меня отдала мама в балетную школу, но, увидев вечно грязные колготки, мама быстро забрала меня оттуда и отвела в музыкальную. После этого фортепиано заняло прочное место в моей жизни. Музыкальную школу в 13 лет сменило музыкальное училище, а затем Гнесинка, где я закончила два факультета — фортепианный и вокальный.

К московской квартире певица до сих пор не может привыкнуть. У родителей чувствует себя лучше.

— Сейчас вы живете в Москве. А как часто бываете в Долгопрудном? Как к вам относятся жители этого города?

— Меня все хорошо помнят, потому что я постоянно появляюсь в городе. Обо мне частенько пишут местные газеты, не дают народу забыть обо мне. Да и практически все, с кем я выросла, предпочли не переезжать, а остаться жить в Долгопрудном. Здесь про меня говорят: это наша Марина Хлебникова. А я про родной город говорю: это мой Долгопрудный!

— В чем разница — Долгопрудный детства и Долгопрудный сейчас?

— Он, если честно, мало изменился. Это маленький город, где все друг друга знают, где можно все пройти пешком вдоль и поперек.

У нас в городе есть одна интересная особенность: несмотря на дороги, дома и скверы, мы никогда не ходим по правильному, проложенному маршруту. Мы всегда ходим короткими путями: перепрыгиваем заборы, лазаем в дырки. То есть ищем любые способы избежать прямой дороги.

Мы жили на Московском шоссе, там же и все мои друзья. Мне всегда было интересно, чем такой маленький город, как наш, может быть знаменит на всю страну? Оказалось, что на Долгопрудненском гранитном заводе делали плиты, которыми облицовывали метрополитен. У нас в городе появился первый большой кинотеатр, Дворец культуры, потом открыли несколько музыкальных школ.

— Чем больше всего приятен любимый город?

— Тем, что дети, находясь во дворе, всегда остаются в безопасности. Наш город похож на деревушку — в нем все знают друг друга. К тому же дома у нас невысокие, так что все очень хорошо просматривается. Родители могут отпустить своих детей на прогулку одних и в то же время проконтролировать их.

Хлебникова обожает природу. И не боится испортить свой дорогой маникюр с бриллиантами, достойный занесения в Книгу рекордов Гиннесса, когда проводит время с растениями и животными.

— Какие моменты из детства часто вспоминаете? Расскажите.

— Рядом с нашим домом стоит котельная. Накануне моего дня рождения мы с ребятами гуляли там, как вдруг я решила залезть на нее. Не заметив, я очутилась на высоте трехэтажного дома. Залезла, а слезть — боюсь! Перепугалась… Снимать меня прибежал мой папа.

— Попало за это случай?

— Нет, я была еще той бандиткой! Даже игрушки у меня были — водокачка, автомат с пневматическими шариками… да у меня всего лишь 2 куклы было! В детстве я очень любила гонять с мальчишками на великах.

Помню, в пятом классе мы с девчонками спрятались за трансформаторной будкой и впервые покурили. Мне не понравилось. Маме, естественно, я ничего не сказала. С какого-то возраста мне стали разрешать пить шампанское. Мама считала, что не может все время следить за мной, поэтому заранее дала мне несколько советов: например не пить натощак, а съесть до вина бутерброд с маслом.

Еще из детства не забуду водокачки. Когда у нас выключали воду, мы с мамой шли с ведрами на водокачку. Для меня этот поход запомнился на всю жизнь.

Помню, как папа нас с подружкой возил на санках в самый дальний детский сад города. Дорога была слишком длинной, отчего мне казалось, что наш город огромный.

— Кто из ваших родственников остался в Долгопрудном? Вы с ними поддерживаете отношения?

— В Долгопе постоянно живут мои родители. Папа — физик, это его город, а мама бесконечно любит отца, поэтому счастлива там, где ему хорошо. Я же себе опрометчиво купила квартиру в Бутове — это на другом конце города, и поездка по пробкам на север занимает по два часа. Но я все равно почти каждую неделю езжу к родителям, ведь они скучают без меня!

— Занимаетесь огородами, грядками?

— Несмотря на свой маникюр, который после инкрустации бриллиантами должен был войти в Книгу рекордов Гиннесса как самый дорогой в мире, я люблю возиться с цветами. Моя квартира — сад. У меня растет все: пальмы, цитрусовое деревце кумкват, два кактуса, араукария. Привезли мне друзья из Африки вкусные плоды тамаринда, посадила семечку, растет тамаринд.

Выдался выходной — значит, нужно ехать в Долгопрудный.

— Что лучше для вас — Москва или Подмосковье?

— Вы знаете, для меня нет такого понятия «город лучше». Любой город для человека хорош тем, где его родные и друзья. Мои все близкие живут в Долгопрудном. Как бы я ни любила Париж, Сидней и Барселону, определяющую роль городу делают люди, которые в нем живут. Я люблю свой Долгопрудный за моих друзей прежде всего. За то, что он стоит на реке Клязьме, за водохранилище, за безопасность движения.

— Вы лично какой город предпочитаете для постоянного места жительства?

— Мне очень нравится Париж, но, пожалуй, постоянно смогла бы я жить только в Сиднее или в Убуде. Это потрясающий город художников и музыкантов на Бали.

— Вам нравится Россия? Никогда не планировали уехать из страны?

— Мне здесь спокойно, но я испытываю чувство жалости от той убогости, в которой приходится жить людям в столь перспективной и богатой природными ресурсами стране. Это несправедливо. У нас самые дорогие продукты, при этом огромные посевные площади и возможности выращивать скот, дорогие гостиницы, билеты на перелеты, и так во всем. В России трудно жить, но мы здесь родились, и это наша Родина. Как поет Шевчук: «…а она мне нравится, хоть и не красавица». Я не могу уехать одна, мои родители уже пожилые люди, они не переживут, если я оставлю их наедине со старостью.

— Что для вас отдых? Как проводите свободное время?

— Все артисты испытывают крайнюю степень утомления от постоянных перелетов, ожидания в аэропорту и смены часовых поясов, поэтому отдых для меня — это полный покой, тишина, возможность спать и читать. Да, я очень люблю читать. Во все поездки беру с собой книги из расчета 1/1: один день — одна книга. Многие мне говорят, что с моими аппетитами нужно переходить на электронные читалки, но я не могу, люблю бумагу, страницы. Идеальный отдых для меня — это Таиланд в феврале. Теплый песок, много фруктов и возможность плавать часами в теплой воде океана, а вечером расслабиться в СПА.

Все свободные выходные поп-дива проводит в Подмосковье с родителями. Например, ходит за грибами. Фото из личного архива Марины Хлебниковой.

— Есть ли у вас несбывшаяся мечта? Что нужно для ее воплощения?

— Я хочу любить и быть любимой и иметь большой дом на побережье. Вот такая обычная, я бы сказала, классическая женская мечта.

ВЕРА В СУЕВЕРИЯ

— Говорят, вы суеверный человек. Это правда?

— Как без этого? Популярность — это эфемерная, я бы сказала, эфирная вещь. По Гердеру эфир — место, где находится Творец Вселенной. Как приходят песни? Как они становятся хитами? Как люди выделяют твои песни и запоминают? Это все очень тонкая материя, на которую воздействуют неведомые энергии.

Поэтому артисты крайне суеверны: нельзя класть ключи на стол в гостинице — не заплатят гонорар, нельзя говорить — последний концерт и т.д. Я могу смеяться над этим, но почему-то ключи на стол в гостинице никогда не кладу. Талисманы то ношу, то снимаю. Но у меня есть странная игрушка — это маленький затертый львенок, мне его подарила пожилая женщина. И стоит этого львенка оставить дома, как сразу на гастролях начинаются накладки и проблемы. Так вот, эту маленькую, казалось бы, глупую игрушку я вожу с собой на все гастроли. Он лежит себе на дне чемодана, и все чудесно. Никаких проблем в поездках!

— Обращаетесь к гадалкам, знахарям?

— Я не люблю узнавать свое будущее. Вот скажут вам, что вы идете не своей дорогой, и что дальше? Бросить все? Что потом с этими знаниями делать? Если честно, мне страшно! Я не хочу узнать что-то, что меня может расстроить! Здоровье свое я тоже больше доверяю медицине.

— Чего больше всего боитесь в жизни?

— Больше всего на свете я боюсь потери любимых мною людей. Как в моей песне «Дожди»: «Я прошу, не уезжайте, любимые…». Потому что только близкие люди имеют ценность и значение в моей жизни. В детстве боялась страшного сна — я одна дома и во входную дверь пытается пролезть черная кошка с зелеными злыми глазами, я захлопываю дверь, но понимаю, что открыто окно, я бегу туда, а в это время скрипит другая открывающаяся дверь. Этот сон повторялся неоднократно.

Школьница Хлебникова все время проводила с мальчишками. В куклы тоже почти не играла. За все детство помнит, что попросила купить ей только двух кукол. Фото из личного архива Марины Хлебниковой.

НЕ СВЕРНУ С КОЛЕИ, НА КОТОРОЙ ПАХАЛА ВСЮ ЖИЗНЬ

— Марина, каких высот вы бы хотели добиться в карьере?

— Я хотела бы записать с симфоническим оркестром пластинку, куда бы вошли знакомые мелодии из песен. Свои и чужие популярные песни, но без слов. Одна музыка. В ее чистоте, глубине и красоте, которую может раскрыть только симфонический оркестр.

— На что готовы ради повышения рейтингов?

— Честно говоря, эти методы мне не нужны. Я готова многое отдать за предложенную мне удачную песню. Это, как мне кажется, реальный шаг к поднятию того рейтинга, который мне нужен. А все остальное не дает популярности как певице, как музыканту, а только растирает тебя по Интернету, превращает в фаст-фуд, подстроенный под низменные интересы малообразованного пользователя Сети. Артист должен вести наверх, чему-то учить, показывать пример и работать над собой.

— Шоу-бизнес строится на пиаре. Вы также считаете? Как вам кажется, в настоящее время какой пиар является самым эффективным?

— СМИ диктуют темы: изменил, развелся, женился, родил, что-то купил, заболел, почти умер — вот 99% сегодняшних селебрити-новостей. Цепочка последовательная, в нее артисты легко встраиваются и, пройдя по кругу всех новостей, начинают заново. А в результате в нашей стране семья обесценилась, люди смотрят, как артисты меняют жен и мужей. И повторяют за ними — разрушают свои семьи, оставляют детей… Но ведь это уже не пиар, а их поломанная жизнь! Понимание, что ты сделал ошибку, часто приходит слишком поздно! Поэтому, я думаю, нашим звездам нужно поменьше обсуждать подобные темы.

— Вы считаете себя полностью реализовавшимся по жизни человеком?

— Нет, творческие люди всегда стремятся к большему. Хочется сниматься в кино, играть в театре, писать поэмы… Хочется попробовать себя в разных областях: петь разные песни, открыть свой бизнес. Я хочу двигаться вперед!

— Никогда не хотели поменять сферу своей деятельности?

— Я закончила музыкальную школу, затем после 8-го класса пошла в музыкальное Училище имени Гнесиных, потом в музыкальную Академию имени Гнесиных. У меня два диплома академии по классу фортепиано и эстрадного вокала. Я музыкант до самой последней клетки! Я слышу музыку во всем, и сразу в нотах, инструментах, аранжировках. Я не могу свернуть с такой глубочайшей колеи, на которую пахала всю свою жизнь!

— Чего могут ждать от вас в ближайшее время ваши поклонники?

— Мы дописываем диск. Я надеюсь, что к началу следующего года мои зрители услышат его.



Партнеры