Плачущий символ России

В Люберцах всем миром пытаются решить «квартирный вопрос» для медведицы

27 ноября 2013 в 14:25, просмотров: 1635

Война за право Маши на лучшую жизнь длится почти столько же, сколько она живет в люберецком парке культуры и отдыха. «Этого зверя в клетке ребенку категорически показывать нельзя, ни из эстетических соображений, ни из соображений воспитания «любви к природе» и «защиты животных», — рассказала корреспонденту «НП» одна из посетительниц зоны отдыха. — Я подвела к клетке с Машей свою шестилетнюю внучку, так девочка разрыдалась и убежала. Машу надо спасать из этого концлагеря». «Все с моей медведицей в порядке», — утверждает ее хозяин, директор парка Александр Мурашкин, толком не понимая, почему зоозащитники выходят на пикеты и пишут на него кляузы. «НП» решило разобраться в этом противостоянии.

Плачущий символ России
Благодаря настойчивости волонтеров около вольера поставили ограждение.

ЗВЕЗДА НА ЗАДВОРКАХ

По задумке Александра Мурашкина, человека, спасшего ее, медведица Маша должна была стать символом парка культуры и отдыха Люберец. Почему нет? Вот в ярославском музее-заповеднике, например, с 1992 года живет и радуется жизни медведица — тезка нашей Маши. И надышаться на нее не могут как сами сотрудники заповедника, так и те, кто бывает в тех краях в гостях.

С Машей люберецкой, очутившейся в городском ПКиО в 2008 году, получилось все не так, как грезилось изначально. Нет, конечно, живой достопримечательностью зоны отдыха животное, естественно, стало. И по телику ее не раз показывали, и в Интернете про нее писали. Однако гораздо больше ославился в этих сюжетах ее непосредственный спаситель, директор парка Александр Мурашкин. «Депутат Мурашкин А.П. — живодер! Медведь — это его собственность. И ему наплевать, что клетка мала, что солнечного света нет, что вонь стоит невозможная. Что кислород плохо поступает, что оргстекло и железные стены нагреваются и Маша находится в аду», — это, поверьте, далеко не самое худшее высказывание в адрес Мурашкина, на которое можно натолкнуться в Сети.

Про трехгодовалую медведицу, которую держат на окраине Ярославля в арбузной клетке (такой, которые обычно стоят на бахчевых развалах. — Прим. ред.), Александр Мурашкин узнал случайно от друга.

— Рабочие, на попечение которых бросил Машу ее бывший хозяин, грозятся застрелить животное. Не нужна им эта обуза. Вот бы ее к тебе определить?.. — заключил свой рассказ осторожным полувопросом приятель. Мурашкину идея понравилась. С одной стороны, спасти зверя от смерти. С другой — настоящая бурая медведица — это такая вкусная изюминка в пироге парковых развлечений! Все обзавидуются.

В один из дней наняли грузовик и отправились в Ярославль. То, что увидели, прибыв на место, вызвало оторопь. В медвежьей «келье», открытой всем ветрам и дождям, где по колено фекалий вперемешку с мусором, сидела безразлично взиравшая на окружающий мир медведица. С тусклой шерстью, выпиравшими из-за голода ребрами. Особенно много было рядом с Машей банок с дешевыми рыбными консервами и лотков от лапши быстрого приготовления. Рабочие, подвизавшиеся в России на заработках, потчевали животное тем же, что ели сами.

На радостях, что прожорливую зверюгу наконец-то заберут, рабочие вкратце поведали ее биографию. Будто бы в малолетнем возрасте невесть откуда попала она к цыганам в табор и вместе с ними кочевала, веселя народ. Потом ее первые хозяева решили избавиться от подросшего зверя, перепродав его состоятельному жителю Ярославля, имевшему отношение к городской администрации, а вне работы пробовавшему себя в качестве ресторатора. При его ресторанчике Маша прожила, видимо, около двух лет, окончательно прикипев всей своей звериной душой к человеческому обществу и... к алкоголю, который ей это самое общество любезно совало в лапы чуть ли не каждый вечер. Сомлев от спиртного, Маша, довольная, укладывалась в уголочке и начинала дремать под улюлюканье и гиканье полупьяной публики.

Разгульной жизни пришел конец вместе с закрытием заведения. Заморачиваться будущим «мохнатой звезды» чиновник не стал, для очистки совести договорившись с гостями из Средней Азии и спихнув ее под их незатейливый присмотр.

Любимица Люберец — в ожидании перемен.

В ТЕСНОТЕ И В ОБИДЕ?

— Можете верить моим словам, можете не верить, но как жила она там и как у нас, — это две вещи несравнимые! — Мурашкин от волнения говорит все громче и громче. — А если не поверите все же, то есть свидетельства ветеринаров о том, что Машка находится в отличном физическом состоянии.

И правда, конкретно сейчас Машуня, со своей лоснящейся «шубкой», даст фору многим своим собратьям с воли, что признают даже критично настроенные волонтеры, не один год потратившие на борьбу с Мурашкиным, устраивавшие митинги, писавшие жалобы и подвергавшие директора жесточайшей обструкции. Зоозащитников не устраивали условия, в которых содержалась медведица (слишком темный и тесный вольер; антисанитария и кучи мусора на полу, поскольку уборка проводилась раз в два-три дня; недостаток воды, из-за которого, мол, ей даже иногда приходилось слизывать дождевые капли с прутьев, чтобы утолить жажду; недостаток еды и проч.)

— Поймите, мы, прежде чем везти ее к нам, выстроили для медведицы вольер с берлогой. В копеечку он нам вылетел, но ей места там хватало. С тех пор пять лет прошло. Животное подросло. Конечно, я согласен с теми претензиями, которые касаются клетки. Да, надо новое жилье Маше, но бюджет парка его строительство не потянет. Это же половина «однушки» в Люберцах! По нашим подсчетам, нужно около 2 миллионов рублей! — оправдывается Александр Мурашкин.

Сегодняшние хоромы медведицы — это две комнаты: берлога площадью 2 на 3 метра и прогулочная зона 4 метра на 7. Из развлечений у нее — летний бассейн. Пробовали давать другие игрушки, например, шину. Но она с легкостью брала покрышку в лапы и что есть мочи начинала колотить о стены вольера. Пришлось изъять «забаву».

— Предлагали мне ее несколько раз забрать. А кто предлагал? — пятью минутами позже горячится Мурашкин. — Надоело, что на всю страну меня хают (по документам именно Мурашкин — единственный хозяин Маши. — Прим. «НП»). Даже из Америки, представляете, звонили: «Вот мы прочитали, что вы животное мучаете...». Сдался я. Так вот одни ходоки — вовремя выяснилось — хотели забрать ее на притравочную станцию! Вытолкал их взашей из кабинета. Другие — полные профаны, вообще ничего в медведях не понимают. Третьи договорились с заграничным зоопарком. Но ни один ветеринар, с которыми я советовался, не дал гарантии, что Машенька вообще проснется после наркоза. А без усыпления не перевезешь...

Зоозащитники пытались привлечь внимание к проблеме несколько лет.

КАК ЗАСТАВИТЬ СПАТЬ МЕДВЕДЯ?

По каждому из сотни пунктов волонтерских претензий у хозяина Маши готов ответ:

— Да, света мало: за пять лет оргстекло, которое я ей поставил, потускнело, потеряло презентабельный вид. Но ведь, идя на поводу у сердобольцев, мы как-то поставили ей фонарь в клетку, так она враз его разнесла. Стукнула лапой — и нет больше фонаря. С питанием проблем никаких нет. Есть договоренности с магазинами. Они привозят нам и молочку, и овощи, и фрукты. С кормлением помогают и сами волонтеры. Вольер мы убираем раз-два в день. Кормежка — в девять утра и в пять вечера. Приезжайте, контролируйте, если нам не верите.

Поедом ели Мурашкина и за то, что медведица в спячку у него не впадала.

— Так ведь почему они в природе зимой на покой уходят? Потому что становится тяжело добывать еду, — объясняет, наверное, уже в тысячный раз Мурашкин. — И еще тихо там, в лесной берлоге. А у нас кормежка круглый год, да суета аттракционов. Вот она и бодрствует. Цирковые медведи, кстати, тоже не спят.

Впрочем, в прошлом году под нажимом волонтеров директор перевел свою питомицу на одну воду и велел стеречь ее неусыпно от подачек гостей. Когда она поняла, что вкусняшек не будет, притихла, поплелась в берлогу и целый месяц, к восторгу зоозащитников, проспала.

В старой клетке Маше жить осталось недолго.

«МЕДВЕЖИЙ УГОЛ»

Но волонтеры стоят на своем: Маше плохо под патронажем Мурашкина. Зоозащитница Анна Сюртукова, к борьбе за Машины права подключившаяся минувшим летом, уверена, что все в общем-то исходили из лучших побуждений. Мурашкин, может быть, и рад сделать новый вольер, да на какие шиши? Захламлялось в клетке у медведицы очень быстро и, кстати, не без помощи жалостливых Машиных «друзей» из-за периметра. Каждый считал своим долгом что-нибудь ей кинуть (оберегавшее медведицу оргстекло было невысоким, около двух с половиной метров, и через него легко можно было перебросить угощение): сырую рыбку и мясцо в газетке (от которых непривычная к такой пище медведица порой мучилась расстройством кишечника), персики, петрушку, до которой Машка очень охоча, в тонком полиэтиленовом пакете, заглоти она который — и здравствуй после пряности заворот кишок. Но главным бичом были бутылки и банки, среди которых встречались и пивные. Некоторые не в меру заботливые люберчане, прослышав о том, что за пиво Машуня душу продаст (отголоски ярославских кочевий), считали своим долгом скрасить хмелем ее будни. Кстати, тару медведица научилась открывать еще в Ярославле и делает это весьма лихо.

Сейчас защитники Маши находятся в ожидании больших перемен. Не так давно после долгих усилий наконец-то удалось продавить проект нового вольера на административном уровне. Оргстекло, дополнительно защищавшее клетку и способствовавшее в теплое время года неимоверной духоте внутри ее, торжественно было заменено на более чем трехметровое в высоту пластиковое заграждение. Оно стоит не впритык к вольеру, а на некотором расстоянии от него, чтобы давать возможность летом циркулировать свежему воздуху. С его появлением доступ для зевак с пакетиками неполезных лакомств полностью перекрыт.

Новые хоромы Маши, согласно проекту, это прогулочная зона размером 9 на 12 метров, небольшая игровая, где будут разные «аттракционы» вроде канатов, подвесных шин и бревен, бассейн, а также берлога. Фундамент будущего дома медведицы должны заложить уже в этом году. По словам Анны Сюртуковой, волонтеры надеются уложиться в миллион двести тысяч. Чиновники обещали помочь — где стройматериалами, где рабочими руками, а где даже и своими собственными деньгами. Какую-то часть средств предстоит собрать «волонтерскими силами», хотя созданный расчетный счет пополняется пока еле-еле. Впрочем, главное — начать стройку. А там — не мытьем, так катаньем...

Кстати, сейчас восьмилетняя Маша находится с точки зрения человеческого летосчисления в подростковом возрасте. В неволе же медведи при хорошем уходе могут прожить больше 70 лет.



Партнеры