Водяной щит Кремля

Защищая столицу от немецких войск, зимой 1941 г. на западе Подмосковья в Истринском районе спровоцировали весенний паводок

04.12.2013 в 14:49, просмотров: 7484

Об этих эпизодах грандиозной битвы за Москву практически не упоминается в многочисленных книгах и фильмах. Лишь благодаря случайности ваш корреспондент узнал первые подробности о необычной оборонительной тактике, примененной против наступающих немецких войск: оказывается, кое-где на пути частей вермахта, наступавших на столицу СССР, создавали искусственные водные преграды. С этого и началось мое журналистское расследование той давней военной эпопеи.

Водяной щит Кремля
фото: Александр Корнющенко
Взрыв плотины на Истринском водохранилище в 1941 году — один из необычных способов обороны времен Второй мировой войны.

Кто взорвал плотину?

Водяная оборона использовалась на западных подступах к столице. Здесь события развивались совершенно неожиданно для местных жителей.

«Вдруг послышался какой-то непонятный гул. Гляжу — а по Истре волна идет, высоченная... Лед на реке ломает, деревья на своем пути выдирает с корнем и тащит вниз... Как до деревни дошла, тут и началось! Хорошо, наш дом повыше стоял, а те, что ближе к берегу, враз затопило, ломать начало — только бревна трещат. Из людей кто-то смог зацепиться за надежную опору, кто-то успел в сторону убежать, но некоторых вода с собой забрала. Было слышно: кричат, на помощь зовут, да как же им поможешь?.. Нашлись потом несколько человек — сумели выбраться из потока ниже по течению, где вода по луговине растекаться начала, но были и утонувшие. Человек пять наших деревенских сгинуло бесследно в этом потопе...». Так выглядят воспоминания покойной ныне Людмилы Малявиной, жительницы деревни Бабенки Истринского района Подмосковья, в пересказе ее дочери Галины Степановны.

К сожалению, никого из очевидцев этой трагедии отыскать не удалось, да и само селение Бабенки теперь стоит на другом месте, а от прежней деревушки почти не осталось следов.

О взрыве плотины Истринского водохранилища зимой 1941 года упоминается в справочниках, в военных мемуарах. Однако везде исполнителями акции названы фашисты: «взорвали при отступлении». И только недавно доступными стали совсем иные сведения.

Еще в 1943 году Наркомат обороны выпустил подготовленный Генштабом Красной Армии сборник «Разгром немецких войск под Москвой» под редакцией маршала Шапошникова, но долгое время это издание было засекреченным. Лишь несколько лет назад гриф «для служебного пользования» сняли. В книге Шапошников написал: «24 ноября немцы вплотную подошли к рубежу Истринское водохранилище — река Истра. С приближением немцев к этому рубежу водоспуски водохранилища были взорваны, в результате чего образовался водяной поток высотой до 2,5 м на протяжении до 50 км к югу от водохранилища. Попытки немцев закрыть водоспуски успехом не увенчались...»

Так что, оказывается, взрыв Истринского гидроузла произвели наши саперы по указанию советского командования, которое таким образом решило устроить искусственный паводок на пути наступающих немецких войск. А чтобы эффект неожиданности был максимально губителен для гитлеровцев, не стали предупреждать и местных жителей, еще остававшихся в селениях, расположенных по берегам Истры ниже водохранилища.

Прочитав пару лет назад воспоминания маршала Шапошникова, ваш корреспондент попытался понять, насколько эффективным был столь необычный «оборонительный прием». Разобраться помог тогда начальник Истринского гидроузла Юрий Гусев.

По словам Юрия Ивановича, никаких подробностей об этом эпизоде времен обороны Москвы в документах найти не удалось: как-никак режимный гидротехнический объект. Однако известно, что 24 ноября наши взорвали один из затворов водосброса на плотине. Цифры, приведенные маршалом в сборнике, требуют уточнения. Как полагает специалист, хлынувшая вода могла образовать в начале волну прорыва высотой до 6—8 метров. Но по мере удаления от плотины уровень искусственного паводка постепенно понижался, вода растекалась по низменным участкам местности. Что касается жертв среди местного населения, то они вряд ли были многочисленными. Ведь в речной пойме тогда практически не было застройки, дома деревень и поселков стояли значительно выше берегового уровня, так что даже мощная волна прорыва до них не смогла достать. Видимо, одним из печальных исключений стала как раз деревня Бабенки, построенная в низине.

Искусственное половодье, по оценке Гусева, могло длиться не более трех дней, после чего вода пошла на убыль. За это время уровень водохранилища понизился на 2—3,5 метра — до порога взорванного затвора на плотине. Определенный оборонительный эффект такая спецоперация, конечно, имела. Мощный водяной поток взломал лед на Истре, снес мосты, выкорчевал по берегам немало деревьев, образовав из них местами мощные завалы... Все это создало серьезные препятствия на пути наступления немецких войск, задержало их на истринском рубеже. Внезапное наводнение нанесло, вероятно, и некоторый урон противнику: где-то потоком вполне могло смыть германскую технику, солдат...

Фашисты тоже приложили руку к разрушению Истринского гидроузла. Случилось это парой недель позже, когда войскам вермахта после начала контрнаступления Красной Армии пришлось отходить с занятых ими рубежей. Желая причинить максимальный вред, немцы хотели было взорвать саму плотину, однако на это у них попросту не хватило взрывчатки. В итоге врагу удалось лишь разрушить башню донного водосброса. Все повреждения на гидроузле были устранены быстро. Восстановительные работы велись под «опекой» НКВД, и уже весной 1942 г. Истринское водохранилище смогло принять паводок.

— Наверняка наши саперы специально взорвали затвор водосброса так, чтобы его потом можно было отремонтировать без особых проблем, — пояснил Юрий Гусев. — А что касается немецкого подрыва... У них случилась серьезная осечка. Свидетельства этой неудачи обнаружились в середине 1990-х. Тогда при проведении работ по реконструкции гидроузла водолазы подняли со дна водохранилища возле плотины пять или шесть немецких мин (даже изображение свастики на корпусах сохранилось). Причем все мины — без взрывателей. Видимо, немецкие саперы заложили там эти боеприпасы, рассчитывая, что они должны сдетонировать при взрыве башни водосброса. Но этого, к счастью, не произошло.

Судя по некоторым данным, уже позднее, в середине военной страды, Истринский гидроузел вновь мог стать центром боевой операции. Есть версия, что германское командование планировало тогда использовать его при проведении водяной атаки против нашей столицы.

(Скорее всего немцев способен был вдохновить на разработку такой акции успешный опыт врага — англичан, которые создали особую авиабригаду истребителей плотин и весной 1943 года осуществили очень тщательно и долго подготавливавшуюся ими операцию по торпедированию с самолетов нескольких крупных плотин на реках в Рурском промышленном районе Германии. Британцам пришлось для этого разработать специальный тип супербомбы. Это чудище весом более 4 тонн имело вид огромной бочки. После сбрасывания бочка начинала вращаться вокруг своей оси, благодаря чему, упав в воду возле плотины, укатывалась к ее подошве и там взрывалась. Чтобы взрыв мог пробить толщу тела плотины, заход на объект и само бомбометание требовалось выполнять буквально с ювелирной точностью, на сверхмалой высоте. Германская зенитная артиллерия в это время вела мощный заградительный огонь, и потому более половины из 19 бомбардировщиков, которые отправились на задание, были сбиты или повреждены. Однако оставшиеся машины все-таки достигли целей. Они смогли взорвать своими четырехтонками три плотины на водохранилищах Эдер, Мён, Зорпе. В итоге потоп накрыл более 8000 га, волной разрушило свыше сотни промышленных объектов, десятки мостов, несколько аэродромов с самолетами. В бурных потоках утонуло почти 1300 человек (правда, потом выяснилось, что в основном это были пленные, которые работали на немецкую промышленность и размещались в концлагерях).

Неизвестно, насколько продвинулись гитлеровцы в подготовке подобной подрывной акции. Зато существуют доказательства того, что ГКО и руководство Красной Армии полагали подобный вариант вполне возможным. «Сверху» было отдано распоряжение о дополнительных мерах по защите важнейших плотин на водохранилищах в окрестностях Москвы. Вся эта операция попала в разряд сверхсекретных, но кое-какую информацию о ней довелось услышать в разговоре с Юрием Гусевым.

— Несколько лет назад у нас побывал участник Отечественной войны — бывший сапер. В июле—августе 1943-го он, будучи тогда молодым лейтенантом, командовал взводом, который устанавливал на плотине Истринского гидроузла защитные металлические сети. Как вспоминал ветеран, эту защиту от торпедной атаки с воздуха монтировали приблизительно в 150 метрах от плотины и опускали на 6 метров под воду. Все это делалось под охраной сотрудников НКВД. Чекисты строго следили, чтобы никто из посторонних не мог увидеть, что творится возле плотины, и не позволяли самим саперам даже шага ступить за пределы зоны работы...

Возможно, такие же сети монтировали и на плотинах канала Москва—Волга. Однако подобная защита оказалась чрезмерной: немцы так и не предприняли попыток взорвать с воздуха Истринскую плотину или какие-то другие наши гидротехнические сооружения под Москвой.