Как найти выход из-подо льда

Зимой в Подмосковье нередко можно встретить «моржей» — поклонников зимнего купания

15 января 2014 в 14:02, просмотров: 868

Но среди обычных любителей поплескаться в проруби существуют, оказывается, и оригиналы, которые устраивают себе дополнительные сложности во время данной процедуры.

Как найти выход из-подо льда
фото: Александр Корнющенко

Водные процедуры, которые придумал Алексей Сурин, житель поселка Первомайский в Истринском районе Подмосковья, можно, пожалуй, назвать подледным ориентированием. Для возможных зрителей это выглядит весьма экзотично: человек-«морж» подныривает под толстую ледяную кромку и некоторое время спустя появляется из небольшой проруби, сделанной в нескольких метрах от главной «акватории».

Экстремала удалось «запеленговать» далеко от столицы — эти дни Алексей проводит у друзей в Тверской области. Так что интервью пришлось брать по телефону.

— В чем смысл такого водного развлечения?

— Да просто взял и усложнил для себя задачу. Моржеванием я занимаюсь много лет, и обычный проплыв туда-сюда по тесному окошку свободной ото льда воды уже перестал быть интересен.

— Но если вы промахнетесь мимо этой маленькой дырки? Лед-то, в случае чего, не проломить изнутри — сил не хватит...

— Не проломить, — соглашается Алексей. — Поэтому промахиваться нельзя. В этом и есть главная для меня изюминка такого ныряния. Когда плывешь там, под сплошным ледяным слоем, физически ощущаешь, как этот панцирь на тебя давит. Зато приблизившись к заветной проруби, попав в нее, просто восторг испытываешь от того, что в очередной раз выскользнул из ледяного капкана.

— Понятно, охота за острыми ощущениями, адреналин по телу разгоняете... Но ведь как-то же надо в подледном пространстве ориентироваться.

— Там, где вода закрыта ледяным слоем (на который еще и снега сверху навалило), очень темно, а вот через отверстие проруби проникает дневной свет. На этот «маяк» я и должен ориентироваться, когда ныряю. Но, конечно, готовя «полигон» для своих упражнений, заранее рассчитываю свои реальные возможности: хотя нырять умею хорошо, однако финишная прорубь должна находиться метрах в 4–5 от старта, иначе есть риск до нее не доплыть, ведь в холодной зимней воде запас сил организма быстро иссякает.

В дальнейшем нашем разговоре выяснилось, что свое ноу-хау Сурин еще усложнил. Он приноровился прорубать не одно, а несколько окошек во льду на разном расстоянии от главной полыньи. Все эти проруби — каждая около 70 см в ширину — закрыты сверху кусками оргалита или фанеры, чтобы из-под воды они не были заметны. Алексей ныряет и в тот же момент его помощник подбегает к одной из лунок (выбор, естественно, совершенно непредсказуем) и убирает с нее крышку. Находящемуся под водой «моржу» необходимо быстро сориентироваться и добраться до открытой проруби.

— Конечно, такую игру можно затевать лишь в погожий солнечный день, — чтобы световой ориентир, когда нахожусь подо льдом, был виден издалека. Впрочем, мы уже опробовали дополнительное приспособление — специальный буек с подвешенной к нему на веревке герметичной банкой, внутри которой горит яркий светодиодный фонарик. Если погода пасмурная, такой «маркер» вполне годится, чтобы мой ассистент обозначал выбранную им прорубь.

— А кто же вам ассистирует?

— Поначалу сынишка-школьник помогал. Но сейчас он уже вырос, не до папиных увлечений стало. Так что пришлось подключить к делу внука сестры. Ну а здесь, вдали от домашней базы, мне друзья помогают.

— Во время столь необычных заплывов случалось, что вы не могли найти открытое окошко во льду, добраться до него?

— Если бы такое произошло хоть единственный раз, вы бы сейчас со мной не разговаривали!.. Впрочем, бывало порой, что не совсем точно шел на всплытие. Помнится, однажды сильно спину ободрал об острый ледяной край проруби. На плечах отметины тоже иногда оставались. Даже головой, случалось, лед бодал. Пока шевелюра густая была — ничего страшного, а теперь, когда растительность на макушке практически исчезла, приходится на всякий случай защитную шапочку надевать.

Свой водно-ледовый «полигон» Алексей оборудовал на пруду возле подмосковной деревушки, где стоит старый родительский дом, и регулярно приезжает туда — раньше только по выходным, а теперь, выйдя на пенсию, предпочитает будние дни: тогда посторонних на льду практически нет, никто не мешает. Проруби бьет сам. В морозы они быстро зарастают, и приходится каждый день перед ныряльным сеансом потрудиться, орудуя пешней и специальной лопатой-совком. Ну а когда необычное купание закончено, Сурин обязательно огораживает свои проруби палками и жердями, чтобы никто другой случайно в «моржа» не превратился.



Партнеры