Стены помнят

Это красное кирпичное здание на высоком берегу Борисоглебского озера до сих пор одно из главных достопримечательностей города Раменское

15 января 2014 в 15:12, просмотров: 4508

Любой житель города скажет вам, что когда-то за этими кирпичными стенами находилась знаменитая на всю страну ткацко-прядильная фабрика, но мало кто уже помнит, с чего началась ее история — а вместе с ней и история города Раменское.

Стены помнят

А между тем в эту историю причудливо вплетены имена самых известных людей России. Когда-то небольшое сельцо на берегу озера, красиво обрамленного густым сосновым лесом, облюбовала для отдыха семья знаменитых помещиков Мусиных-Пушкиных. После них поместье переходило из рук в руки, пока сюда не приехал новый хозяин — знаменитый вельможа при дворе Екатерины Великой князь Михаил Волконский. Его не испугали легенды, которые связывали местные люди с происхождением озера, приписывая ему чудодейственную и волшебную силу.

Ведь когда-то никакого озера здесь не было вовсе. На пойменные леса в раменье (раменье буквально означает «опушка леса», а вот по другим версиям слово «рама» на древнеславянском языке значило слово «плечи») гоняли стада домашних животных живущие в ближних селах крестьяне. Однажды к пастуху подошла пожилая женщина с кувшином в руках и строгим голосом велела ему убираться отсюда вместе со своим стадом. Иначе, пригрозила она, утонешь ты вместе с животными. Конечно, пастух только посмеялся над старухой, ведь кругом не было ни грамма воды! Но женщина наклонила кувшин, из него хлынула вода и в одночасье затопила весь пойменный луг вместе с пастухом и стадом. С тех пор разлилось у раменья озеро Борисоглебское — уникальные водное пространство, образованное в результате карстовых движений земли...

Уже в наше время один из жителей Раменского, дотошный астроном-любитель, выстроит теорию — и докажет ее! — о том, что на месте образовалась глубокая впадина (80 метров!) в результате падения метеорита, а уже потом наполнилась водой.

Как бы там ни было, Волконский построил церковь Бориса и Глеба на высоком берегу озера (она и дала название озеру), укрепил и перестроил имение (не сохранившееся, к сожалению), позже вокруг озера разбили парк, созданный по всем законам английских пейзажный парков, главный из которых минимальное вмешательство человека в природу. Озеро с тишайшей водной гладью и прозрачной водой, лес вокруг него, ягодные поляны и многолетний сосновый бор удалось сохранить в первозданном виде.

Позже имение перешло семье князя Прозоровского-Голицына, которые построили на другом берегу озера маленькую бумагопрядильную фабрику. Но не имея специального образования, хозяин не знал, как управляться с производством. Он несколько раз сдавал фабрику в аренду, и все неудачно — пока не приехал Павел Малютин с братьями. Они арендовали фабрику и закупили в Англии самые современные на тот момент машины и оборудование. И фабрика заработала. К тому времени Раменская волость перешла новому хозяину Александру Федоровичу Голицыну-Прозоровскому. И с этими двумя именами — купца Малютина и князя Прозоровского — и связаны лучшие страницы истории ткацкого производства в Раменском.

фото: Андрей Маленков
В местном краеведческом музее фабрике посвящена целая экспозиция.

Но был еще один человек, и, наверное, в этом триумвирате он оказался главным — инженер Федор Михайлович Дмитриев. Дело в том, что обслуживали станки нанятые инженеры из Англии. Павел Малютин, не знавший английского языка, полагал, что иностранцы не все делают правильно на производстве. В 1851 году Малютин берет на работу молодого человека по фамилии Дмитриев, который только что окончил Петербургский технологический институт. Хозяин назначает его ночным смотрителем за станками, но уже через год он, к неудовольствию английского персонала, назначает Дмитриева директором ткацкой фабрики. Новому директору было 26 лет.

Его сразу стали называть первым русским директором. Ведь до него фабрикой управляли иностранцы. Дмитриев набрал группу русских инженеров и занялся переоборудованием предприятия. Именно по его решению были отстроены громадные пятиэтажные прядильные и ткацкие корпуса, растянувшиеся на четверть версты вдоль железной дороги. Кроме того, были построены котельная, газовый завод, расширены механические мастерские, но самое главное — построен жилой городок для рабочих и служащих.

фото: Андрей Маленков

Дело в том, что на фабрике работали жители соседних деревень, добираться до работы им было далеко и долго. Новые жилые корпуса, построенные по последнему слову техники, включали в себя не только общежития для одиноких и семейных. Рядом находились ясли, баня, больница, школа, прачечная, пекарня, магазин...

Именно фабрика породила большое село Раменское-Троицкое — будущий город Раменское.

фото: Андрей Маленков

Позже рабочие стали отстраивать частные дома и селиться в районах, приближенных к фабрике и озеру. Кстати, именно озеро было для горожан центром цивилизации: воду отсюда брали для питья и мытья, зимой здесь играли в снежки дети, с горок спускались на лыжах и санках. Сельчане чрезвычайно бережно относились к Борисоглебскому озеру, а руководство фабрики отказалось от крашения тканей на фабрике, понимая, что химические отходы могут испортить ценный водный источник села. Поэтому Раменская ткацкая фабрика выпускала ткани исключительно белого цвета, а красить их возили на Трехгорную мануфактуру в Москве и другие фабрики.

фото: Андрей Маленков

К концу XIX века на фабрике работало более 5 тысяч человек. Совершенно очевидно, что зарплата работающих была вполне приличной: многие семьи обзавелись собственными домами, а во время русско-турецкой войны отчисляли для армии добровольно служащие по 2 , а рабочие по 1 проценту от заработка.

Раменская фабрика многократно участвовала в различных промышленных выставках и всегда получала высокие оценки и призы именно за гигиену труда и быта рабочих. В 1870 году Раменской фабрике на Всероссийской промышленной выставке была дана высшая награда — государственный герб.

Лично директор фабрики Дмитриев следил за тем, чтобы чистота и порядок соблюдались и на рабочих местах, и в жилых помещениях.

До революции 1917 года Раменская мануфактура считалась одним из крупнейших предприятий России. Основной капитал составлял 8 миллионов, а запасной — около 4 миллионов золотых рублей. До 1917 года на фабрике трудились 7 тысяч человек.

К сожалению, жизнь ее знаменитого директора Федора Дмитриева оборвалась рано: он умер от внезапной остановки сердца в 56 лет. Был похоронен в специальном склепе у стен храма Троицы Живоначальной — в месте, где хоронили только святых и служащих в храме. Памятное надгробие заказали выдающемуся архитектору и художнику Марку Антокольскому, по его проекту мастера изваяли из белого мрамора величественную фигуру Иисуса Христа, протягивающего в скорби руки...

Однако во время революции была сметена с лица земли усадьба Голицыных-Прозоровских, разорен Троицкий храм. Прах директора был перевезен родственниками и захоронен на территории Донского монастыря, а фрагменты знаменитого памятника хранятся в разных музеях.

фото: Андрей Маленков
Будет ли здесь офисный центр, построят ли здесь высококлассный отель или что-то другое — стены здания должны остаться в неизменном виде.

Ткацкую фабрику национализировали и присвоили ей имя «Красное знамя». С переменным успехом она работала все годы советской власти, от 6 до 7 тысяч человек трудились на фабрике постоянно. Сырье на фабрику (которая с 1957 года стала называться комбинатом) привозили из Средней Азии, тканей выпускалось около 50 миллионов метров в год.

Конец предприятию наступил с началом 90-х. Оно постепенно теряло свои позиции, с развалом Союза прекратилась поставка дешевого сырья, а сырье из Ирана и Египта делало ткани непомерно дорогими. В 2003 году фабрика закрылась окончательно.

Справка

Судьба некогда красивого комплекса кирпичных зданий в центре города волнует жителей Раменского до сих пор. Корпуса фабрики неоднократно горели, здание было приватизировано, большинство помещений сдается в аренду. Несколько раз исторической фабрике угрожали сносом. Но протесты жителей города, горстки энтузиастов-краеведов и сотрудников краеведческого музея не позволили убрать из города главную его историческую ценность. Сейчас даже новые владельцы старых помещений понимают, как важно сохранить историю города в неприкосновенности. Будет ли здесь офисный центр, построят ли здесь высококлассный отель или что-то другое — стены здания должны остаться в неизменном виде.

А Федор Михайлович Дмитриев присмотрит за этим — он стоит у южной проходной фабрики теперь уже навсегда: памятник великому соотечественнику, промышленнику и ученому открыли в городе Раменском в 2004 году.



Партнеры