Кошки. Рельсы. Шпалы, шпалы

Далеко не каждому человеку удается найти дело всей своей жизни

22 января 2014 в 15:09, просмотров: 1469

Но одному из жителей Пущина точно повезло. Благодаря своей любви к железным дорогам он нашел свое призвание, осознал мечту и даже создал семью. О тяге к рельсам, жене-проводнице и Екатерине Барсеевне, которая выкусывает елки, мы поговорили с удивительным жителем Подмосковья Александром Шустовым.

Кошки. Рельсы. Шпалы, шпалы
Изготовление модели размером с коробку печенья занимает три дня. Фото: телеканал “Подмосковье”.

НЕНАВИЖУ СЛОВО «ПАРОВОЗИК»

О простом охраннике Александре Шустове в Пущине знают многие. Он прославился тем, что уже долгие годы создает поразительно реалистичные модели тепловозов, поездов и даже целых районов городов, но опять же обязательно с железной дорогой. Откуда у Александра такая безграничная любовь к железнодорожной тематике, сам он не знает, все отшучивается, что не наигрался в детстве.

— Мне сейчас 45, а играю я в железную дорогу с 1976-го, — вспоминает он. — Но с 1989 года мое увлечение стало по-настоящему серьезным.

Что удивительно, за всю свою жизнь Александр проработал на железной дороге совсем немного, в конце девяностых. И то на службу его привело именно его увлечение.

— Я даже с женой познакомился там, на железной дороге, — улыбается Александр. — Не скрою, я намеренно искал женщину, для которой слово «рельсы» было бы не пустым звуком.

Так благодаря хобби, переросшему в дело всей жизни, Александр обзавелся женой в лице проводницы Елены, а потом родились и две дочери.

— Когда моей старшей было восемь, она просилась помогать, что-то делать, подкрашивать, но надолго ее не хватило, — рассказывает мастер. — Все-таки я изначально не хотел, чтобы девочки продолжили мое дело. Чтобы этим заниматься, надо очень любить железные дороги, и не только любить, но и многое знать.

Кстати, тот факт, что современные молодые люди абсолютно ничего не знают о железных дорогах, для Александра персональная трагедия.

— Сейчас выпускают журналы с мини-моделями кораблей, кукол, а о поездах ничего, представляете? — возмущается он. — А если что-то где-то пишут, то это невероятная ахинея! Или вот продается в детском отделе игрушка-паровоз, а продавец никогда в жизни не отличит, что это: просто поезд, тепловоз или что-то другое. В результате люди покупают игрушку, поиграют с ней недолго, а потом забрасывают, потому что какой к ней может быть интерес, когда у нее нет своей истории? Когда ничего в ней не понимаешь? А продавцы и родители никак не могут дать эти знания.

И именно от незнания, по словам Александра, и от нежелания разбираться в тонкостях люди любой вид рельсового транспорта называют «паровозиками».

— Меня невероятно бесит, когда я демонстрирую свою модель, а люди тыкают пальцем и говорят «гы, паровозик»! — эмоционально восклицает мастер. — Ненавижу слово «паровозик»!

Фото из личного архива

ВМЕСТО УГЛЯ — КОШАЧИЙ НАПОЛНИТЕЛЬ

Все детали для своих макетов Александр находит в самых непредсказуемых местах. Конечно, одно из лучших — блошиные рынки: чего там только нет! Помимо «запчастей» к своим изделиям мастер собирает и «железнодорожные» игрушки.

— Не могу пройти мимо, если вижу что-то интересное, — делится мастер. — Вот не было у меня в детстве тепловоза, а очень хотелось. Вот честно, искал его 14 лет, давал объявления в газеты — ничего. И вот как-то приехал на одну барахолку, а там стоит бабулька и среди ее хлама — ОН! Просит бабуля пять рублей, а я тогда дал десять. Радуюсь до сих пор!

Но все-таки главное занятие Александра — создание макетов. Правда, на удивление, у него нет модели «для себя». То есть все, что он делает, он дарит, отдает, продает.

— Был у меня когда-то свой, но я его потом передал одному человеку, а тот продал его в музей, что в Кузьминском парке, — вспоминает пущинец. — Так и получается, что мои макеты кочуют по музеям и выставкам, а в моей мастерской и нет ничего толком.

Кстати, мастерская у Александра находится прямо в его доме — на семи квадратных метрах, в одной из комнат малогабаритной квартиры. А больше попросту негде.

— Я обращался в администрацию, я просил, чтобы дали помещение, просто помещение, где я бы мог сделать кружок для ребят, желающих заниматься, сделал бы выставку, но безрезультатно, — сетует мастер. — А мне бы так хотелось научить кого-нибудь, передать свое дело. Я за всю свою жизнь выучил двух ребят, и, кстати, оба парня выбрали «рельсы». Один работает на железных дорогах, а другой в метро.

Общаясь с Александром, сомнений в том, что он настоящий фанат своего дела, не остается. Заразить любовью к железнодорожным тонкостям ему удается буквально всех — не только учеников, но даже свою кошку.

— Моя Екатерина Барсеевна, а в быту просто Катька, частенько в моей мастерской бродит, — улыбается Александр. — Как-то, было дело, захожу, а она елку выкусывает! Ну я ей мешать не стал, она ее потом весь день по полу катала.

Фото из личного архива

Екатерина Барсеевна вообще в семье Шустовых живет на особых правах, так как кошки — второе дорогое сердцу увлечение Александра. Раньше он даже ездил по выставкам, но со временем забросил это дело. Но признается, что по-прежнему остался кошатником.

— Люблю кошек. Особенно персидских. Пушистых и теплых, — улыбается он.

Кошачьи принадлежности, в частности, наполнитель, кстати, тоже иногда становятся частью макета. Например, как сделать вагон с углем? Вагон — из пластика, а уголь — как раз из наполнителя. Смекалки и вдохновения Александру не занимать, так что он совершенно не боится, что его фантазия иссякнет.

— Единственное, я боюсь разочароваться в своем деле, потому что вижу, что оно совсем никому не нужно, — с горечью говорит мастер.

А ведь создание макета — процесс очень трудоемкий. Чтобы создать модель размером с маленькую коробочку печенья, Александру нужно три дня. И то, если учесть весь его опыт и сноровку. А однажды он делал макет полтора года, и все это время он кропотливо создавал миниатюрных людей, удивительный ландшафт и, конечно, родную сердцу железную дорогу.

— Я не сомневаюсь, что я нашел свое дело, — говорит мастер. — И, если получится, я буду заниматься этим всю жизнь. Лишь бы это было кому-нибудь нужно.

И тут же мечтательно добавляет:

 — Эх, жить бы на какой-нибудь дальней планете в далекой галактике, только чтобы железные дороги там были и люди хорошие...



Партнеры