Кто на суше как на море

При входе — рында, на стенах — морские пейзажи

12 февраля 2014 в 20:02, просмотров: 1405

Детский морской центр в Домодедове — место уникальное. Сюда идут романтики, не снаружи, так в душе. И вяжут морские узлы. И учат морской семафор. И на компьютер у них остается совсем мало времени...

Кто на суше как на море
Сборка и разборка автомата Калашникова на время — обязательный пункт подготовки. Фото из архива школы.

Когда-то давно во всем Союзе существовали Дома пионеров. Тогда было все, в особенности — поддержка государства. Сейчас размах не тот. И денег не хватает. По старой традиции занятия в домах детского творчества, как правило, бесплатные. Для многих семей это единственная надежда пристроить своего ребенка куда-нибудь. При нынешних ценах на секции и спортзалы попробуй обеспечь занятия, если ты мать-одиночка с двумя детьми и рядовой, совсем не запредельной зарплатой. Ничего удивительного, что при таких условиях в домах детского творчества немало трудных подростков.

— Но, например, у нас спрашивают отчет, сколько у нас трудных подростков. А у нас их нет. Может, где-то еще они и ведут себя как трудные подростки. А у нас — если ребенок остался, значит, ему интересно. Если ему интересно, значит, он будет заниматься и прилично себя вести. А раз так — какой же он трудный? Если подростку что-то не нравится, ты его никаким калачом не заманишь, трудный он или обычный ребёнок... — рассказывает директор морского центра Ирина Минченкова.

Ребята проходят основные морские узлы. Фото из архива школы.

Далековато от моря находится центр. В Домодедове нет даже крупных рек. Однако центр, который появился в городе в далеком уже 1989 году, вполне себе неплохо себя чувствует. В прошлом по своим каким-то причинам, о которых в центре уже не вспоминают, из Москвы перебрался в Домодедово педагог. Именно он предложил морскую тематику детскому досуговому учреждению. И ведь выстрелило! Дети приходили, оставались, получали звание курсанта... Так и повелось. Сегодня в области только один центр работает под таким профилем. Порядка ста детей учатся морскому семафору, вязанию узлов и другим наукам. Но, кроме того, здесь остался радиокружок — редкость в наше время. Во дворе прорыта траншея — преподаватель судомоделизма лично выкопал, чтобы тренировать ребят.

— Не узковато? — полоска воды не шире метра внушает некоторые сомнения.

— Я ребят так натренировал, что у нас корабли на месте разворачиваются! Моим — не узко, — гордо говорит преподаватель Юрий Владимирович. — Думаете, нам бассейн не хочется? Хочется. Но денег на него нет. Так что вот, организовал. Мы даже в таких условиях с ребятами готовимся так, что постоянно с соревнований привозим медали.

Каждая лодка на соревнованиях по моделизму уникальна. Фото из архива школы.

Юрий Владимирович — человек прямой и честный. Бывалый моряк-подводник. Судомоделизмом увлекается с юности. У самого дома — целый флот. С ребятами на занятиях коллективно делают примерно один парусник в год. Плюс к этому — радиоуправляемые модели разной сложности для соревнований. Одна беда — качественный пульт к такой модели стоит порядка 15–20 тысяч. С одной стороны, телефоны многих детей столько стоят. С другой — те, у кого есть такой телефон, как раз и могут попросить у родителей такой пульт. Но у большинства мальчишек очень простые, дешевые телефоны. И пульта тоже нет...

В гараже центра несколько разобранных «Уралов» — год назад здесь открыли секцию мотодела.

— Из ГИБДД пришла статистика, сколько молодых людей ездит на скутерах и мотоциклах без шлемов, без прав, не зная правил, сколько из-за этого разбивается. Бумага была с пометкой «примите меры». Ну а какие меры? Поговорить? А после мы узнали, что у нас в городе есть такой вот Женя. И пригласили к нам, — вспоминает директор.

«Урал» — один из самых тяжелых отечественных мотоциклов. Но ребят научат им управлять. Фото из архива школы.

Так появилась секция мотодела под руководством президента домодедовского байкерского клуба Евгения Нестерова. Сперва в нее пришли четыре человека. Потом в гараже были замечены приятели этих первопроходцев. Только почему-то пришедшие не через дверь, как все, а через забор... Уговорили записаться. Так и остались. Теперь собирают самый знаменитый отечественный мотоцикл по винтику.

Есть тут и танцы, и группа для детсадовского возраста «Дельфинята», и даже курсы китайского языка. На них, правда, пока что ходит не очень много народу. После недавней реформы образования некоторые секции, которые в центре исторически сложились, пришлось закрыть.

— У нас работал педагог, профессиональный резчик по дереву. Потрясающие вещи делал. Но нам пришлось с ним расстаться только потому, что у него не было педагогического образования. По новым правилам диплом педагога обязателен. Лет ему уже было много, учиться не отправишь. Так мы потеряли отличного специалиста, — рассказывает директор центра.

— Как думаете, не станет ли это крахом дополнительного образования?

— Мы думали над этим. На самом деле это же не только наша беда. А преподаватели труда в школах? Во многих местах с детьми занимаются прекрасные плотники, слесари... Они действительно могут многому научить детей, но их придется увольнять. Из школ уйдут прекрасные специалисты. Скажу честно — очень сложно сейчас найти мужчину в возрасте с двумя образованиями. Чтобы одновременно владел двумя дипломами — и педагогическим, и профильным. А молодые не пойдут одновременно получать профессию учителя и слесаря. Так что приходится что-то придумывать. Кого можем, направляем получать образование.

Но главная направленность центра все-таки морская. 80% программы так или иначе связано с тематикой.

В кабинете директора все заставлено кубками и грамотами. На почетном месте — Андреевский флаг. Купить пришлось самим. Центр бы и рад подружиться с какой-нибудь военной частью. Но море далеко.

Река ближе, и многие выпускники центра после окончания центра поступили в Академию водного транспорта. Теперь ходят капитанами по Москве-реке. К ним на суда привозят курсантов центра — живьем посмотреть, как устроено судно, встать на капитанский мостик...

Тут с порога чувствуется какой-то размах. Больше душевный, чем внешний, финансовый. И так происходит не только в одном отдельно взятом домодедовском центре. Везде, где еще сохранились Дома пионеров в том или ином виде, буквально слышится крик о помощи: «Мы можем больше, помогите, поддержите нас!» На огромном своем энтузиазме и том, что есть, финансировании они делают важное для общества дело. Но, может, не зря в союзные времена такая поддержка была у подобных центров? И полетел бы когда-нибудь Гагарин в космос, не приди он однажды в секцию авиамоделизма? Но он пришел. И полетел.

А сколько еще Гагариных растет в каждом городе страны? Думается, немало...



Партнеры