Ирек Вильданов, председатель Мособлизбиркома: «И люди, участвующие в выборах, и сами выборы очень сильно изменились»

В прошедший выходной на территории Подмосковья прошли выборы губернатора области, кроме этого, состоялось еще 200 избирательных кампаний в органы местного самоуправления и в советы местных депутатов

11.09.2013 в 01:04, просмотров: 1472

Естественно, что прийти к согласию такой разношерстной избирательной массе было чрезвычайно трудно. Без скандалов, нарушений и жалоб не обошлось. Тем не менее, по единогласному мнению всех наблюдателей, выборы губернатора Московской области признаны честными, открытыми и конкурентными. А все скандалы касались выборов муниципальных. Как работала эта огромная выборная машина, на каких политических и организационных ухабах спотыкалась и какие «винтики» придется заменить в ней, чтобы избежать проблем в будущем, — своими профессиональными впечатлениями с «НП» поделился председатель Мособлизбиркома Ирек Вильданов.

Ирек Вильданов, председатель Мособлизбиркома: «И люди, участвующие в выборах, и сами выборы очень сильно изменились»
фото: Андрей Маленков

— Давайте, начнем с позитива. Выборы губернатора Подмосковья действительно признаны максимально открытыми и честными, между различными кандидатами царила атмосфера доброжелательности и доверия. Согласитесь, что в наших политических реалиях это большая редкость?

— Согласна. Но вместе с тем на муниципальных выборах, которые в этом году проходили в один и тот же день с губернаторскими, и на них, кстати, работали одни и же избирательные комиссии, наблюдатели отмечали многочисленные нарушения. Чем можно объяснить эти две реальности?

— В избирательной комиссии Московской области работало две «горячие линии»: одна из них по выборам губернатора области, вторая — по выборам в органы местного самоуправления. В первой половине дня 8 сентября большинство звонков касалось чисто организационных вопросов, люди спрашивали номер избирательного участка, где им нужно проголосовать. Нарушений закона установлено не было. Но ближе к вечеру стали поступать жалобы: всего зафиксировано более 100 сигналов, все они касаются нарушений на муниципальных выборах.

— На что жаловались люди?

— Больше всего жалоб на то, что в день голосования якобы проводилась агитация за отдельных кандидатов, на втором месте — участковые избирательные комиссии отказывали в заявлениях о пересчете голосов избирателей по местным выборам. Есть несколько жалоб по удалению наблюдателей. Мы почти все эти жалобы, кроме одной, удовлетворили, наблюдателей вернули на свои участки. Поступали сигналы от жителей, которых не оказывалось в списках избирателей, поэтому, когда они приходили на избирательный участок, им не разрешали голосовать. Были и чисто организационные, технические вопросы: например, наблюдатели жаловались, что им плохо видно с того места, которое им определили в зале, как голосуют люди на участке. Тем не менее все звонки обрабатывались, информация передавалась в ТИКи, члены которых выезжали на участки и проверяли ее на месте.

— Какие районы «отличились» больше всего?

— Много жалоб по Ленинскому, Можайскому, Лоташинскому, Талдомскому, Серпуховскому районам.

— На сегодняшний день все голоса подсчитаны?

— Да, но на одном избирательном участке в городе Можайске выборы признаны недействительными. А в городе Видном на одном из участков будет произведен пересчет голосов.

— Что там случилось?

— По сведению муниципальной избирательной комиссии Ленинского района, один из кандидатов на пост главы муниципалитета закрылся в помещении и не давал проводить повторный пересчет бюллетеней. По нашей просьбе ситуацию взяли под контроль сотрудники полиции. После этого туда была направлена ТИК Ленинского района, которая на месте должна произвести повторный пересчет бюллетеней.

— В Интернете была информация о вбросе 42 бюллетеней в Волоколамском районе, она подтвердилась?

— Нет, даже жалобы такой не поступало. Было лишь устное заявление, его все равно проверяли, однако при сверке бюллетеней с данными протоколов избирательной комиссии никаких расхождений не выявилось.

— В Подмосковье работали международные наблюдатели, у них были замечания по ходу выборов?

— Нет, никаких. Хотя делегация Эквадора была как раз в Ленинском районе, а также в Коломне, но их ничего не смутило. А в Сергиевом Посаде работала делегация наблюдателей из Анголы. Кстати, коллегам из Эквадора понравились наши КОИБы. Они сейчас как раз обдумывают, не взять ли их в аренду, чтобы опробовать в тестовом режиме.

— В городе Железнодорожном избиратель, придя голосовать на участок, увидел в списках своего давно умершего отца. И когда он сообщил членам комиссии об этом, перед ним не только не извинились, а еще и потребовали предоставить свидетельство о смерти. Эти действия членов УИК вообще правомерны?

— Да, абсолютно законное требование. По устному заявлению человека нельзя ни включить в список избирателей, ни исключить. Это можно сделать только на основании официального документа. Поэтому мужчину и попросили предоставить свидетельство о смерти отца. Списки избирателей правятся как раз на основании сведений, которые нам предоставляют органы регистрации гражданского состояния.

— И часто происходят такие накладки?

— Очень редко, это единичные случаи. Такие ситуации происходят в основном, когда люди умирают не по месту жительства, а в больнице другого района или вообще в другом городе. После каждой избирательной кампании списки избирателей подчищаются с помощью сведений, полученных из органов ЗАГС. Просто каждый такой прокол привлекает внимание людей, ситуация для родственников — довольно болезненная, поэтому многие СМИ и наблюдатели говорят о ней, а кажется, что такое происходит сплошь и рядом. На самом деле это большая редкость.

— А на то, что не приходили приглашения избирателям, много было жалоб?

— Была всего лишь одна такая жалоба. Мы в этот раз провели эксперимент: не просто разбросали в ящики стандартные бланки приглашений, а напечатали именные приглашения. Как в старые добрые советские времена! К каждому избирателю обратились по имени-отчеству.

— Наблюдатели из общественного совета «Честный выбор» сообщили о том, что в Подмосковье было много случаев, когда пожилые люди, инвалиды ждали целый день, что к ним придут избиратели с переносной урной, но так никто о них и не вспомнил. На вашу «горячую линию» поступали подобные жалобы?

— Ничего похожего я не слышал. И вряд ли такое вообще возможно, потому что у нас разработана специальная программа «Дорога на избирательный участок», которая обеспечивает доступ всем гражданам с ограниченными возможностями. Кроме этого мы создали паспорт каждого избирательного участка, куда вписаны все инвалиды. Причем они делятся по трем категориям: инвалиды-колясочники, инвалиды по зрению и по слуху. Для первых мы вызываем машину, которая их доставляет на избирательный участок, для слабовидящих имеются специальные лупы, и есть информационные материалы по выборам, изготовленные с помощью шрифта Брайля. Для инвалидов по слуху мы записали фильм с сурдопереводчиком, в котором он зачитывает все фамилии кандидатов и все правила голосования. А еще для инвалидов-колясочников постарались оборудовать пандусы на участках, а там, где это было невозможно, дежурили волонтеры.

— Какие еще новые технологии использовались во время этой избирательной кампании?

— Мы изготовили специальные красочные сертификаты для тех, кто пришел голосовать впервые. Подарили им красивые бейсболки, майки и еще раздали Конституцию. Впервые голосующих избирателей в этом году было 48 тыс. человек, но реально проголосовало, конечно, значительно меньше. Практика показывает, что обычно в первый раз приходит голосовать 50—60%. Поэтому мы постарались сделать этот день для них запоминающимся.

— Хватило ли в этот раз открепительных талонов, ведь многие, возможно, хотели проголосовать не по месту жительства, а рядом со своей дачей?

— Да, мы приготовили в этот раз 150 тыс. открепительных удостоверений, как говорится, с запасом, потому что в прошлые годы были случаи, когда их не хватало и люди скандалили. Но сейчас открепительными удостоверениями воспользовались только 48 000.

— В Москве возник скандал вокруг того, что Алексей Навальный собирал деньги на свою избирательную кампанию через Интернет, а в области были подобные проблемы у кого-нибудь из кандидатов?

— Для кандидата Геннадия Гудкова тоже пытались собирать средства через Интернет. Но, насколько я знаю, этот проект оказался неудачный, даже сам Геннадий Гудков сетовал в своих интервью, что он не смог собрать существенные суммы. А проблема не в том, что деньги поступают через Интернет, а в том, что невозможно отследить, откуда они поступают: из России или из-за границы. По закону финансирование избирательных кампаний из-за рубежа запрещено. Мы получили предупреждение от прокуратуры Московской области, и наша контрольно-ревизионная служба проверяла счета кандидатов в этом направлении, но никаких нарушений выявлено не было. Прежде всего потому, что Гудкову не удалось собрать средства через Интернет.

— А высокие технологии вас не сильно подвели? Говорят, что сбои в работе КОИБов все-таки были?

— Были только в самом начале. Рано утром засбоили 4 КОИБа в Ленинском районе, но потом компания, их обслуживающая, перезапустила аппаратуру, и больше никаких накладок с техникой не было. Хочу отметить и слаженную работу большинства членов избирательных участков, ТИКов. Со всеми ними мы проводили занятия, учили, как работать с КОИБами, что можно, а чего нельзя делать наблюдателям и представителям СМИ. Как вести себя в нештатных ситуациях. Как результат этой предварительной подготовки — серьезных нарушений в работе ТИКов зафиксировано не было. И даже когда поступила информация о том, что в нескольких муниципалитетах якобы заложены взрывные устройства, наши женщины — а именно они в большинстве работают на избирательных участках — очень спокойно сначала покинули помещения, дали все обследовать правоохранительным службам, а потом так же спокойно приступили к работе вновь. Вот это я и называю высшим пилотажем в работе. Хотя наши избиркомовцы не являются профессионалами. А им противостоят политтехнологи, у которых одна задача — любой ценой привести к победе своего кандидата.

— Вы участник многих избирательных кампаний, на ваш взгляд, что-нибудь изменилось в сознании людей и в самом выборном процессе в этот раз? Или же мы раз за разом наступаем на одни и те же грабли, в частности, когда у политических оппонентов кончаются словесные аргументы, они в ход пускают кулаки?

— Действительно политические противники нередко очень эмоционально выясняют отношения между собой. Хотя, на мой взгляд, это происходит не из-за накала политических страстей. А из-за низкой общей культуры. Например, в городе Железнодорожном на избирательном участке №582 член территориально-избирательной комиссии с правом избирательного голоса пришел на участок и почему-то решил перемешать бюллетени в урне. Секретарь избирательной комиссии решила ему в этом помешать. Мужчина толкнул женщину, она упала и поранила руку. Позже оказалось, что дама находится в положении, поэтому ее увезли в больницу. Так что в наших интеллигентных спорах и впрямь все большее значение приобретает физическая подготовка. Но если говорить серьезно, то и люди, участвующие в выборах, и сами выборы очень сильно изменились. Они стали более открытые, прозрачные, в них участвует больше партий, кандидатов. Это не может не радовать. Думаю, что скоро инциденты, о которых мы сегодня говорили, уйдут в прошлое, и те, кто придет в избиркомы нам на смену, будут о них читать лишь в учебниках.