Про уродов и уродов

15 июня 2007 в 00:00, просмотров: 898

А пока Агния стоит передо мной и мило улыбается. Говорит, что «второй раз картину было смотреть жутковато, но не настолько, чтобы ставить ограничение до 21 года». Я тут же вспоминаю, что мне 19, и с опаской занимаю свое место в зале.

— Я очень рад, что вы пришли, — обратился со сцены к зрителям Алексей Балабанов. — Надеюсь, что вам понравится наше кино. Хотя не факт. Но равнодушным оно не оставит никого.

Эта беспросветная история разворачивается в провинциальном городке в 1984 году. Ночью на дискотеке пропадает дочь секретаря райкома партии. В эту же ночь неподалеку происходит убийство. А вскоре жениха несчастной жертвы привозят из Афганистана в цинковом гробу. За весь фильм покажут четыре трупа и два изнасилования. Действительно жуткие трупы и изнасилования. Причем Балабанов обошелся без крупных планов гениталий и выпотрошенных мозгов. Визуальному ужасу он предпочитает ужас происходящего. В фильме нет ни одного полноценного положительного персонажа. Но когда ты смотришь, как мать-алкоголичка не в силах оторваться от телевизора, когда в соседней комнате с портретом Гагарина на стене убивают ее сына-маньяка, понимаешь, что «Груз 200» — по-настоящему страшное кино. Страшное настолько, что люди вставали и выходили из зала. А те, кто оставались до конца, с трудом формулировали мысли после просмотра. Например, спортивный комментатор Василий Уткин: «Мне кажется, что фильм очень сильный. И ощущение тупика передано... Не скажу, что достоверно, потому что это время каждый переживал по-своему, но... На меня фильм произвел сильное впечатление».

Такое кино не может нравиться. И правда, как может нравиться вид изможденной голой девушки, прикованной наручниками к кровати, на которой валяется ее полуразложившийся жених? На протяжении всего фильма не оставляет мысль, что это или подобное этому было на самом деле. Но «Груз 200» еще и очень красивое кино. Только красота здесь выписана темными красками: низкими тучами, высокими трубами, серым дымом, угрюмыми вагонами, тесными грязными квартирами, телевизором без задней крышки, банкой чистого спирта, двуствольным ружьем и зловещим черным мотоциклом. И отдельно от всех — эпизод выгрузки трупов героев войны в Афганистане (пресловутого «Груза 200») и одновременной погрузки в те же самые самолеты бодро шагающих ровной шеренгой новых ребят — под аккомпанемент жизнерадостной попсы тех лет, которая точно и четко сопровождает весь фильм, подчеркивая одновременно ужас и обыденность происходящего.




    Партнеры