Каждый сверчок знай свой шесток

Алмазы через призму финансов

14 ноября 2011 в 09:10, просмотров: 7750

Немногим меньше века назад Генри Форд высказывался против того, чтобы промышленные компании возглавляли финансисты. "Связь с банкирами и является бедой для промышленности. Банкиры думают только о денежных формулах. Фабрика является для них учреждением для производства не товаров, а денег", - писал он в своей книге "Моя жизнь, мои достижения". Слова знаменитого промышленника подтверждаются и век спустя – политика «подрубания корней» встречается у системообразующих предприятий и по сей день.

Каждый сверчок знай свой шесток

Политика залезания в долг

В начале 2009 года спасать компанию «АЛРОСА», стоящую на рубеже финансовой катастрофы, был брошен Федор Андреев - по образованию политэкономист. Ранее он успел поработать в петербургском филиале Тверьуниверсалбанка, а с 2003 по 2009 года являлся старшим вице-президентом одной из госмонополий. Сильно не преуспев и на этом поприще, г-н Андреев по приглашению министра финансов Алексея Кудрина (теперь уже с приставкой «экс») пересел в другое кресло – главы «АЛРОСА». Здесь, казалось бы, была задача для финансиста, поскольку требовалось быстро ликвидировать задолженность компании и стабилизировать ее финансовое положение. Ведь кризисный 2008-ой компания закончила год с убытком 32,76 млрд. рублей, задолженность возросла с 90,4 до 153,7 млрд. рублей, а нераспределенная прибыль и резервы сократились с 98,5 до 55,5 млрд. рублей. А в 2009 году ситуация могла бы завершиться дефолтом по краткосрочным обязательствам.
 
Стратегию руководство компании выбрало донельзя простую – по уши залезть в долги. Резкий рост задолженности компании начался в 2008 году, а основная масса новых обязательств пришлась на долгосрочные кредиты. На конец 2009 года сумма долгосрочных обязательств компании и текущих обязательств по краткосрочным кредитам и займам (в т.ч. текущая часть долгосрочной задолженности) составила – 130,6 млрд рублей, а на конец 2010 года – 111,8 млрд рублей. Помощь пришла со стороны ВТБ, который выделил кредиты специально под рефинансирование задолженности. "Полученное финансирование позволит компании наиболее эффективно выполнить задачу по сокращению доли краткосрочных кредитов и займов с одновременным снижением расходов на обслуживание долга", - заявил в июне 2010 года член правления ВТБ Валерий Лукьяненко. Долгосрочные кредиты позволили АК "АЛРОСА" сократить краткосрочный долг на 86%, до 12,9 млрд рублей. Однако, если длинными долгами просто затыкать финансовую дыру, то ситуация может развиться не самым лучшим образом.
 
В 2010 году начался подъем рынка алмазов, что вызвало рост прибыли, которая в 2010 году составила 11,7 млрд. рублей. По словам Федора Андреева, в 2010 году рост цен на алмазы составил 27%. В 2010 году компания продавала запасы, добыла 34,3 млн карат, а реализовала 39,5 млн карат.
 
Финансовое «спасение» АК "АЛРОСА" после кризиса 2008 года вряд ли может быть приписано Федору Андрееву. Наоборот, в 2009 году он набрал много краткосрочных займов, и если бы не долгосрочные кредиты ВТБ на рефинансирование кредитов и подъем рынка алмазов в 2010 году, то мы имели бы шансы увидеть невероятное - дефолт алмазодобывающей компании. Исходя из сложившейся финансовой ситуации, можно сделать вывод, что в пору затруднений Андреев никакого финансового гения не проявил, а показывать хорошие результаты при скачкообразном росте цены и с запасом продукции - под силу и рядовому менеджеру.
 
Разброд и шатания
Странную стратегию управления компанией демонстрирует история "Севералмаз", разрабатывающего месторождение им. Ломоносова. В 2009 году, когда финансовое положение компании было неустойчиво, в руководстве АК "АЛРОСА" вынашивались планы продажи 50%+1 акция ОАО "Севералмаз". Ведь то с момента своего приобретения и до 2009 года не демонстрировало прибыль и приносило убыток около 1 млрд. рублей в год. В 2010 году даже нашли стратегического инвестора - Rio Tinto, который согласился выплатить за акции 250 млн. долларов и вложить 135 млн. в развитие рудника. Сделка была уже практически подготовлена и даже вынесена на Наблюдательный совет АК "АЛРОСА". Однако, одобрения она в итоге не получила, а в октябре 2011 года Андреев решительно заявил, что "АЛРОСА" отказалась от планов привлечения в проект по освоению активов ОАО «Севералмаз». В компанию было вложено 600 млн. долларов из 800 млн. долларов необходимых инвестиций, и рудник стал давать прибыль.
 
Собственно, а зачем была вся эта затея с инвестором и продажей, если "Севералмаз" уже был построен на 3/4, и надо было лишь или достроить его? Или дождаться хорошей конъюнктуры на рынке, чтобы предприятие стало приносить прибыль? Очень уж первоначальное стремление продать "Севералмаз", а потом решительное заявление об отказе от таких планов похоже на беспомощное шараханье и на боязнь убытков. А также на непонимание того, что в любой ситуации нужно укрепление рудно-сырьевой базы и развитие рудников.
 
Теперь, чтобы решить проблему с задолженностью, возросшей за время «правления» Федора Андреева до 111,8 млрд. рублей, «АЛРОСА» рвётся на IPO и сбрасывает непрофильные активы. Так, по IPO (публичное предложение акций компании на продажу широкому кругу лиц – «МК».) руководство компании рассчитывает получить около 3 млрд. долларов, что практически решает вопрос с накопившимися кредитами.
 
АК «АЛРОСА» планирует размещение 20-25% акций. По данным компании, часть вырученных средств пойдет в инвестиционную программу - до 2018 года планируется инвестировать 7,5 млрд долларов, то есть по 1,07 млрд долларов в год, а часть средств будет направлена на рефинансирование задолженности в размере 3,2 млрд долларов. Однако решение о размещении объективно приведет к размыванию доли основных акционеров (50,92% акций АЛРОСы принадлежит Росимуществу, 32% - Якутии и 8% - улусы Якутии). Результатом будет либо сокращение государственного пакета акций, либо отказ правительства Республики Саха (Якутия) от блокирующего пакета.
 
Сомнителен и расчет на то, что алмазы могут стать инвестиционным инструментом. Однако на деле это штучный товар, стоимость которого оценить трудно. Как и создать емкий и ликвидный «алмазный» рынок. То, что идея создания алмазных инвестиционных фондов практически нереализуема, показывает и мировой опыт. В частности - опыт компании De Beers.
 
Таким образом, предложенные руководством "АЛРОСы" меры, давая кратковременное улучшение ситуации, в конечном итоге могут привести к ухудшению положения компании и Якутии в целом, для которой «АЛРОСА» является системообразующим предприятием. Через IPO в компанию могут войти акционеры, не заинтересованные в развитии Якутии, а заинтересованные в получении быстрой прибыли на растущем алмазном рынке. И они, скорей всего, будут влиять на политику компании. Но и это еще не все. Сбрасывание «с плеч» компании непрофильных активов, задуманная при руководстве г-на Андреева, могут привести к ухудшению условий в алмазодобывающем регионе – и в первую очередь, в Мирнинском районе.
 
Социальная безответственность
В России много говорят о социальной ответственности бизнеса. Об этом не раз говорил президент России Дмитрий Медведев. В Якутии даже обсуждался одноименный законопроект, который в декабре 2010 года вызвал жаркие дебаты в Ил Тумэне. Интересно, что немногим ранее, при обсуждении вопроса об «АЛРОСА», депутаты, в сущности, говорили о том же — о социальной ответственности. Но только не бизнеса вообще, а одной отдельно взятой компании.
 
О степени социальной ответственности "АЛРОСА" при подготовке IPO можно судить по публикации содержания договора с правительством РС (Я) от 5 марта 2011 года. По оценке президента республики Егора Борисова, выгода республики от этого договора составляет 53 млрд. рублей. Вместе с тем Борисов заявил: "На имя председателя правительства Якутии Галины Данчиковой пришло письмо за подписью президента "АЛРОСы" Федора Андреева, в котором сообщалось, что договор отнесен компанией к коммерческой тайне, и Федор Андреев обращался к правительству республики с просьбой не допустить разглашения содержания договора".
 
Если компания готовилась к открытому размещению акций, а сам договор выгоден Якутии - одному из основных акционеров, то в чем состоял смысл отнесения его к коммерческой тайне? На этот вопрос помогла ответить публикация договора и комментарии его пунктов, согласно которому АК "АЛРОСА" фактически отказывается от содержания жилищно-коммунального комплекса и целого ряда социальных функций (включая строительство жилья, переподготовки уволенных в связи с переходом на подземную добычу, медицинское обслуживание), передавая их муниципалитетам и республике. Таким образом, алмазная компания передаёт огромное имущество: ЖКХ, жилой фонд и разнообразные предприятия. Правда, вместе с имуществом «в собственность» Якутии переходят и расходы по содержанию всего этого хозяйства, а плюс к тому – целый ряд затратных социальных программ (строительство жилья, здравоохранение, переподготовка уволенных сотрудников компании и пр.). Здесь уместно напомнить: Якутия, по данным Министерства финансов России и Росстата на начало сентября, – один из самых дотационных регионов страны. Вывод: непрофильные активы «АЛРОСА» и его затратные обязательства теперь могут ударить по федеральному бюджету.
 
Складывается впечатление, что компания намеренно закрывает глаза на тот известный факт, что в основе социальной ответственности бизнеса лежит элементарный хозяйственный расчет: сытый, обеспеченный и довольный условиями жизни сотрудник работает значительно лучше, чем голодный, необеспеченный и недовольный. Состояние техники, производительность, показатели добычи, безаварийная работа - все это в конечном итоге зависит от сотрудников, от их опыта и мотивации к труду.
 
Советские хозяйственники знали это на своем собственном непростом опыте, и потому при первой же возможности старались улучшать быт и обеспечение своих сотрудников. "Пока не создам нормальных бытовых условий, основных работ не начну. Да, мне нужно свое жилье, свои бани, свои школы, свои деревообделочные и кирпичные заводы, свои пекарни, сады, черт возьми! Вы знаете, сколько тысяч рабочих будет в период развернутых работ?! Вы понимаете, что им нужно жилье, хлеб, вода?!", - говорил начальник строительных работ Днепровской ГЭС Александр Винтер в 1927 году.
 
Эта истина подтверждалась опытом много раз. По этой причине уже в самом начале разработки алмазов в Якутии, стали строить постоянные поселки и целые города. Поскольку район добычи алмазов изолированный и труднодоступный, то создавали все обеспечивающее хозяйство.
 
Перекладывая жилищно-коммунальное хозяйство, большую часть социальных функций на слабые местные бюджеты (в 2010 году бюджет Мирнинского района имел профицит в 148, 5 млн. рублей, а республиканский бюджет имел дефицит в 4,5 млрд. рублей), подрубаются сами основы существования и развития бизнеса. Еще в 2004 году износ жилого фонда в Мирнинском районе составлял свыше 65% составляет 11,4% от жилого фонда района, от 31 до 65% - 15,4%, кроме того нет данных по 18,8% жилого фонда. По данным Городского совета г. Мирного, в 2007 году в городе имелось 129,2 тысячи кв. метров ветхого жилья (18,8%), а также 277 тысяч кв. метров жилья, требующего капитального ремонта. Итого, в замене и ремонте нуждалось 59,1% всего жилого фонда города. По оценке 2007 года, на эти нужды требовалось примерно 9,88 млрд рублей. Подобные расходы совершенно неподъемны ни для муниципального, ни для республиканского бюджетов. Таким образом, становится очевидно, что местная инфраструктура, и так изрядно изношенная, от недофинансирования может быстро прийти в упадок, условия жизни ухудшатся, что отразится на работниках, и в конечном итоге на производственных показателях.
 
В случае передачи всего жилищно-коммунального комплекса и жилого фонда муниципалитетам расходы на его содержание и ремонт, скорее всего, будут дотироваться из федерального бюджета. Если денег «из центра» придет недостаточно (что очевидно), то возможно что финансирование ЖКХ придется осуществлять за счет «урезания» расходов на социально-культурную сферу, благоустройство, образования. Парадокс ситуации заключается в том, что в конечном итоге в Мирнинском районе проживает большое количество работников АК "АЛРОСА", и ухудшение условий их жизни несомненно скажется на производственной деятельности самой компании.
 
Ну, а если последуют увольнения с перекладыванием заботы о работниках на правительство республики, то это сильно подорвет и доверие к компании – в том числе и за рубежом.
 
В принципе, судя по интервью Федора Андреева, все эта перспектива, и даже разговоры о ней, уже сказываются отрицательно. В октябре 2010 года он говорил: "В следующие десять лет нам надо будет сократить около 3-4 тыс. человек. Для сравнения: в 2005 году в компании работало чуть более 36 тыс. человек. Сейчас — 32 тыс.". То есть, за пять лет было уволено более 4 тысяч человек. Вместе с тем, перевод сотрудников на подземную добычу столкнулся с трудностями: «Сейчас на "Айхале" 200 вакансий, которые мы не можем заполнить: не все хотят работать на "подземке"».
 
Показательно, что из 32 тысяч сотрудников не нашлось и двухсот человек, готовых перейти на новую работу, в особенности из тех, кто попадает под сокращение.
 
Если так пойдет и дальше, то на подземные рудники придется завозить работников с "Большой земли", на временные контракты, со всеми издержками вахтовой работы и заинтересованности временных работников только в хорошей зарплате. Вот и посмотрим, даст ли компания в 2018 году обещанные 39 млн. карат или нет.
 
***
В итоге при такой политике «АЛРОСА» рискует столкнуться с последствиями своих же решений уже через 5-6 лет.
В связи с деятельностью г-на Андреева, пожалуй, можно всецело согласиться с весьма преуспевшим промышленником Генри Фордом, опыт и уроки которого в нашей стране, к сожалению, учитываются далеко не всегда. Для финансистов, как следует из его слов, весьма характерно смотреть на производство через призму финансов, и объективно им труднее понять особенности работы промышленных компаний, в которых руководители должны хорошо разбираться в технических тонкостях.
 
Скорее всего, потому что каждому нужно заниматься своим делом, финансист должен заниматься финансами, а промышленные компании должен возглавлять человек, хорошо и детально знакомый с производством.



Партнеры