Я не я, и биржа не моя

Так отреагировала объединенная биржа ММВБ-РТС на требования компенсации за сбой

21 декабря 2011 в 19:50, просмотров: 10495

19 декабря, в первый же день торгов на объединенной бирже ММВБ-РТС, случился беспрецедентный технический сбой. Общая сумма потерь инвесторов оценивается в 14 млрд. руб. Но биржа отказывается платить компенсацию. ФСФР начала расследование инцидента. Однако договоры составлены так, что денег людям не видать как своих ушей. Корреспондент «МК» выяснил механизм очередного ограбления по закону.

Я не я, и биржа не моя
Рисунок Алексея Меринова

А как хорошо все начиналось! Утром 19 декабря «святая троица» — руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) Дмитрий Панкин, президент ЗАО ММВБ Рубен Аганбегян и председатель правления ОАО «Фондовая биржа РТС» Роман Горюнов — дали старт торгам на объединенной бирже. На церемонии присутствовали руководитель рабочей группы по созданию Международного финансового центра (МФЦ) при Президенте РФ Александр Волошин, чиновники Минфина и Банка России. Стоя среди ленточек и шариков с бокалом в руке, Дмитрий Панкин сказал: «Важно, чтобы клиентам было удобно работать на бирже, чтобы не было технических сбоев».

Сглазил! В 19.09 в системе интернет-трейдинга QUIK появилось сообщение: «На бирже РТС технические проблемы. Возможно неправильное отображение позиций. Дополнительной информации пока нет». Но торги продолжались. Лишь в 19.15 они были приостановлены на срочном рынке FORTS (фьючерсы и опционы), в 19.24 — в секции фондового рынка Standard (акции и облигации). Итого 15 минут торговли в режиме технического сбоя. В 23.00 торги были возобновлены.

Последствия? Лучше всего о них расскажут участники рынка. Частный инвестор Анатолий: «У меня были открыты длинные позиции (покупка. — „МК“), текущая прибыль была 9%. После клиринга (устранения сбоя. — „МК“) в 23 часа у меня образовался убыток в 7%, а позиции изменились на короткие (продажа. — „МК“). Притом что во время сбоя я ничего не делал... (дальше нецензурно. — „МК“)». Частный инвестор Марина: «Кошмар какой-то! Неделю назад открыла длинные позиции по фьючерсам. По моим расчетам, им еще недельку расти, я просто смотрела. Вдруг мои позиции стали принудительно закрываться. Какого черта? Звоню брокеру — занято (брокеры не справлялись со шквалом звонков. — „МК“). Звоню на биржу — автоответчик: „Технический сбой“. Но при возобновлении торгов в 23 часа мои позиции не были возвращены. Они закрылись раньше срока, я получила убыток в 6% (дальше нецензурно. — „МК“)».

«МК» упорно искал тех, кто в роковые 15 минут выиграл. Не нашел. Либо молчат, опасаясь, что результаты могут быть аннулированы. Но скорее всего счастливчиков не оказалось. Подавляющее большинство участников рынка матерятся хуже извозчиков. Брокерские компании не хотят раскрывать общий объем убытков. «МК» удалось получить инсайдерскую информацию о цифре 14 млрд. руб., фигурирующей в оперативном отчете для руководства объединенной биржи. Вот тебе и «исторический день».

Ну и кто будет платить, компенсировать? А никто!

Глава ФСФР Дмитрий Панкин 20 декабря заявил: «Считаю недопустимой ситуацию, сложившуюся на бирже. Биржа не уделила должного внимания тестированию программного продукта и вопросам технического сопровождения торгов в целом. В случае если будет доказана вина биржи, клиенты смогут обратиться в суды с исками о компенсации убытков».

Они-то «смогут», да кто ж им даст! Брокеры компенсировать не будут. Во-первых, не их вина. Но самое главное в том, что в клиентских договорах (в разделе форс-мажор) русским по белому написано: «за технические проблемы на биржевой площадке брокер ответственности не несет». Это соответствует международной практике.

По идее, должна компенсировать биржа. 20 декабря устами первого зампреда правления ОАО «ММВБ-РТС» Романа Горюнова она признала: «Во время проведения клиринга в 18.45 19 декабря в торговую систему были переданы некорректные данные об открытых позициях и денежных средствах участников торгов. Это случилось, потому что после планового тестирования „боевой“ системы по взаимодействию служб биржи и участников торгов в субботу были не полностью удалены данные из всех систем».

Тем не менее компенсировать убытки биржа отказывается. Роман Горюнов заявил, что инвесторы не могут предъявить бирже иски, так как не имеют с ней договорных отношений; биржа не готова компенсировать убытки инвесторов. Таким образом, на российской фондовой бирже случилось очередное ограбление по закону.

И, видимо, не последнее. Это уже четвертый технический сбой за последние два месяца. Однако раньше сбои не приводили к столь масштабным потерям инвесторов. Но объединенная биржа закладывает новые традиции. По слухам, на рынке FORTS четвертый день творится что-то неладное. Технология торгов фьючерсами такова, что клиринг проводится день в день (клиринговая палата биржи должна платить и очищать рынок). Но, по информации участников рынка на ММВБ-РТС, уже 16 декабря были зафиксированы некие остатки. 19 декабря они увеличились, 20 и 21 декабря их не выплатили. По слухам, биржа умоляет участников рынка «потерпеть» и «не выносить сор из избы». Однако 21 декабря у некоторых участников сдали нервы и они сообщили о происходящем.

Мировая практика ликвидации сбоев такова, что биржа компенсирует убытки, даже если юридически не обязана этого делать. Потом подаются кросс-иски к программистам или иным виновникам сбоя. При этом позиции игроков обычно не возвращаются: что в этом толку, когда ситуация уже изменилась? Так, в частности, несколько раз поступали Лондонская и Нью-Йоркская фондовые биржи, а также биржа во Франкфурте.

О Нью-Йоркской фондовой бирже рассказывают следующую легенду. В 1973 году ОПЕК обрушила цены на нефть. Клиринговая палата не смогла выплатить по нефтяным фьючерсам: капитал кончился. Тогда владельцы биржи (а через длинную цепочку фирм это физические лица, по более чем двухвековой традиции их всегда 11 человек) закрылись в строго охраняемом особняке. Связь была односторонней: они могли звонить, им — по особому распоряжению. За 10 ночных часов они смогли найти $80 млрд. Пришедшие с утра игроки с удивлением обнаружили, что рынок — чист. Правда, один из 11 в том же особняке застрелился, и впервые с Великой депрессии открылась вакансия в этом ареопаге. Но репутация биржи была спасена.

У России, как известно, свой путь. Трудовые успехи — к празднику, даже если речь идет об объединении бирж. И стреляться в случае чего не будем: проще ограбить по закону. Жаль только, что некоторые международные фонды, торгующие в России, в кулуарах уже заговорили о сокращении лимитов на наш рынок с нового года. Сбой их не задел: они торгуют в основную сессию, а не вечером. Но поведение биржи задело сильно. Если уйдут, кем тогда будем заполнять пресловутый МФЦ?




Партнеры