Поможет ли нам низкая инфляция?

Снижение цен —не всегда благо для экономики

11 января 2012 в 15:19, просмотров: 9135

Росстат решил нас обрадовать. Он опубликовал пресс-релиз, где говорится: «В декабре 2011 года индекс потребительских цен составил 100,4%; за период с начала года - 106,1%; что является наименьшим значением с 1991 года». Согласно Росстату, в 2011-м зафиксирована рекордно низкая инфляция 6,1%. Радоваться ли? Низкая инфляция ничего не дает людям, если экономика не растет. К сожалению, сейчас в России так оно и есть.

Поможет ли нам низкая инфляция?
Рисунок Алексея Меринова

Низы не могут

Первая реакция на радостные вести Росстата у многих была концептуальной: «Чуров, что ль, считал»? Цифры действительно вызывают сомнения. Так, Росстат по традиции отечественной секретности почти никак не учитывает процессы в военно-промышленном комплексе (ВПК). 20 лет ВПК стагнировал, цены и зарплаты с трудом удавалось поддерживать на уровне инфляции. Не учет ВПК не влиял на общую картину.

Но сейчас ситуация изменилась. Идет реформа вооруженных сил, на нее выделено 20 трлн. руб., и первые деньги в 2011 году поступили на предприятия. Недаром рабочие Уралвагонзавода кричат, что предприятие завалено заказами и работает круглосуточно. А рабочим живется настолько хорошо, что они грозятся разгонять оппозиционные митинги на танках собственного производства.

Но большие зарплаты, за которые и на танк не грех, влияют на инфляцию. По некоторым позициям цены в Екатеринбурге уже выше московских. Но Росстат этого пока не замечает.

Не фиксирует он и инфляцию по социальным группам. Если продукты подорожали, а «Роллс-ройсы» подешевели (кстати, действительно подешевели), то общая инфляция мала. Но кому от этого легче? По счастью, в 2011-м продукты и дорогие автомобили дешевели вместе. «Рекордно низким ценам в 2011 году послужили два основных фактора: высокий урожай и отток частного капитала. Высокими в 2011 году были цены на непродовольственные товары, услуги, особенно ЖКХ, а причины низкой продовольственной инфляции известны--рекордный урожай зерновых, овощей и фруктов»,--уточняет эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Игорь Поляков.

Тем не менее, многие эксперты оценивают инфляцию 2011 года по потребительской корзине для низшей социальной группы в 20%. И это не пустые слова. Даже Росстат отмечает: «В декабре в группе рыбопродуктов на 2,6% подорожала соленая сельдь, на 1,2% - мороженная рыба. При этом икра лососевых рыб подешевела на 1%». Ну да, не питаются люди красной икрой, даже под Новый год.

Но соль не в этом. Давайте поверим Росстату! И в официальный прогноз инфляции на 2012 год—5%--тоже поверим. Не будем слушать скептиков-экономистов, бурчащих, что эта цифра несовместима с запланированным с 1 июля ростом тарифом ЖКХ. Просто поверим, что сбудутся 5% и зададимся вопросом—а хорошо ли это?

Казалось бы, для людей куда как лучше. Пенсии и зарплаты почти не обесцениваются. Но ведь и не растут! Работодатели в 2011 году практически перестали повышать зарплаты наемным работникам, кивая на низкую инфляцию. Но не забывают при этом повышать цены на продукцию, мотивируя ростом цен в своей отрасли. Пенсии, правда, государство повышает. Но в любой момент может и прекратить. Это как урожай 2011 года: на то он и рекордный, что в следующем году вряд ли повториться. А в 2010-м, если вспомнить, засуха была, и от повторения мы не гарантированы.
Доходы стоят на месте, а платежи растут. Про ЖКХ и продукты уже говорили: наверняка подорожают. Но растут и цены на непродовольственные товары: например, на одежду и на бензин. Низкая инфляция оборачивается бедностью.

Верхи не хотят

Но, может быть, стоит потерпеть? Пока могучий российский бизнес наберет дешевых из-за низкой инфляции кредитов и так закрутит рост ВВП, что зарплата поползет вверх. Просто из-за дефицита трудовых ресурсов, как это реально было в годы экономического роста, то есть в 2004-2007 годах.

Увы, надежда на этот сценарий очень слаба. В 2011 году рекордно низкой инфляции промышленное производство в России выросло всего на 3,9%, а оценки роста годового ВВП—4,3%. Это притом, что в середине года официальный прогноз по ВВП был 6,5%.

Извиняюсь за занудство, но официальная статистическая погрешность Росстата составляет 5%. В развитых странах—около 2%, во многом потому, что там больше учитывают ВПК. Поэтому когда, например, США сообщают о росте ВВП в 2011 году на 2,4%--этому можно верить. А когда отечественный Росстат вещает о 4,3%--это меньше погрешности. Рост, вроде бы, есть, но никто его не видел.

Почему так? В развитой экономики низкая инфляция действительно означает низкие ставки по кредитам. Она стимулирует бизнес, тогда как высокая инфляция его отсекает. Если инфляция, к примеру, 6,1% в год, то любым бизнесом с доходностью ниже 6% годовых заниматься бессмысленно—это разорение.

В российской экономике условия кредитования (то есть инструкции Банка России) играют большую роль, чем ставки по кредитам. Мне не раз жаловались высокопоставленные сотрудники Сбербанка и иных крупных банков: «Денег у нас до хрена, где бы заемщиков нормальных найти…». Крупные банки с государственным участием сейчас напоминают скорее холодильники для хранения денег, чем кредитные учреждения. Потому что большинство российских предприятий не подходит под жесткие критерии, установленные ЦБ, и рассчитывать на подешевевшие (очень относительно) кредиты не могут. В ЦБ проблемы не видят: в 2011 году инструкции были еще более ужесточены под предлогом того, что кризис кончился, и хватит послаблений. Логика в этом, быть может, и есть.

Однако российский бизнес подарком низкой инфляции пока воспользоваться не может. Вся надежда, как всегда, на государство. Быть может, долгосрочные и дешевые госуарственные инвестиции заведут мотор экономики? Увы, их нет. Бюджет РФ и в 2012 году остается дефицитным. И низкая инфляция скорее мешает, чем помогает. Чем выше инфляция, тем легче платить долги, потому что завтрашний рубль легче сегодняшнего. Это касается и долгов государства, то есть дефицита бюджета. При дальнейшем снижении инфляции, запланированном на 2012 год, платить будет не легче, а тяжелей. Тут уж не до инвестиций, тем более долгосрочных.

Еще одним немаловажным негативным фактором станет укрепление рубля. Уже неоднократно говорилось, что мировые валюты во время и после кризиса устроили соревнование в слабости. Именно для того, чтобы повысить конкурентоспособность национальных экономик и быстрее выбраться из кризиса. Даже евро, похоже, на фоне проблем выбрало вариант ползучей девальвации: еще и половина января не прошла, а европейская валюта подешевела уже на рубль. Российская валюта при снижении внутренней инфляции будет только укрепляться. Это снижает, а не повышает конкурентоспособность.

Правда, при укреплении валюты и снижении инфляции в Россию, возможно, вернется иностранный капитал. Хотя бы те $80 млрд., что сбежали в 2011 году. Но в это слабо вериться: инвесторы непредсказуемы. По крайней мере до инаугурации нового старого президента они побоятся делать резкие движения. А это 7 мая, то есть в лучшем случае второй квартал. А то и третий: инвесторам спешить некуда и задачи повышать экономический рост в России они перед собой не ставят.

Отсюда парадоксальный вывод: в нынешних условиях низкая инфляция с трендом к дальнейшему снижению—для российской экономики чемодан без ручки. Нести тяжело, а бросить жалко. Можно и не бросать. Например, открыть «государевы амбары» кредитов в крупнейших банках и не обращать внимания, что половину неизбежно разворуют. Можно, наоборот, отказаться от снижения инфляции и стимулировать потребление. А также бизнес путем инфляционного облегчения его долгового бремени. Но нельзя одновременно держать ресурсы на замке и надеяться на то, что низкая инфляция сама по себе выведет из кризиса. Так поступали в СССР—и чем кончилось? Не хотелось бы нового застоя, даже при нулевой инфляции.



Партнеры