Как захватить «Маршала»

В Минобороны готовы кинуть дольщиков на 3,6 миллиарда рублей

16 января 2012 в 17:18, просмотров: 11193

За последние годы новости об аферах на рынке недвижимости, построенных на привлечении физических лиц в финансирование строительства жилых домов, стали рутиной. Обманутые граждане регулярно проводят свои митинги, ведут нескончаемые сражения в судах, но это чужое горе уже давно никому не интересно. Все схемы уже описаны, потерпевшим справедливости не дождаться: казалось бы, сами виноваты – зачем доверились аферистам? Однако в настоящее время в судах разворачивается беспрецедентная история: никаких фирм-однодневок, никаких двойных продаж жилой площади. Дольщиков «развели» на доверие высокопоставленные генералы Министерства обороны.

Как захватить «Маршала»
фото с сайта проекта

Позиция Минобороны основывается на не раз декларированной аксиоме: до прихода нынешнего руководителя ведомства все в нем бесконтрольно воровали и разбазаривали, и только теперь Анатолий Сердюков со товарищи пытается вернуть министерству утраченную собственность. Делает это министр обороны в свойственном ему бескомпромиссном стиле. А то, что под тяжелой поступью офицерского сапога погибнут мечты сотен жителей Москвы, это никого не волнует — сопутствующие потери среди гражданского населения. Но обо всем по порядку.

План «Маршал»

Где-то во тьме начала 2000-х годов правительство Москвы разрабатывало план развития СЗАО до 2020 года, в рамках которого предполагалась застройка крупного участка земли на месте 22-го бронетанкового ремонтного завода. Завод располагался на углу улиц Народного Ополчения и Маршала Рыбалко. Место, прямо скажем, неплохое. Транспортная инфраструктура отличается удобством: до Ленинградской или Новорижской магистралей на машине можно добраться за 10 минут, метро находится в двух шагах, недалеко Серебряный Бор. То же касается и самого района Октябрьского Поля: здесь нет «точечной» застройки, мало панельных многоэтажек — большая часть здешних домов построена в 50-е годы для сотрудников располагающихся рядом научных институтов. Относительно невысокая стоимость земли при этом сыграла свою роль: за постсоветские 20 лет в окрестностях было реализовано несколько виднейших проектов строительства элитного жилья.

Переговоры правительства города с Минобороны воплотились в распоряжении столичного правительства № 1372-РП, которое и положило начало этой эпопее. Сим устанавливалось, что заказчиком строительства станет Квартирно-Эксплуатационное управление по г. Москве Главного Квартирно-Эксплуатационного управления Министерства обороны Российской Федерации, а подрядчиком будет выступать строительная компания «494 УНР».

За казенным языком постановления скрывается очень здравая задумка. На территории бывшего завода заполучившая подряд строительная компания возводит современный жилой комплекс: три корпуса с квартирами самой обычной планировки для размещения очередников Министерства обороны за счет средств федерального бюджета, а другие три жилых корпуса с улучшенной планировкой — за свой счет для продажи. Кроме жилых помещений в комплексе были задуманы подземная парковка, небольшой апарт-отель, офисные помещения и образовательные учреждения.

Вся эта идея была воплощена в проект жилого комплекса «Маршал» именитым архитектором Михаилом Филипповым, известным своим «классическим» почерком: аркады, колонны, портики, ротонды. На сайте проекта легко можно найти видео с трехмерной моделью комплекса: красивый, почти по-римски монументальный дом.

Проект устраивал все стороны: Минобороны получает квартиры для военнослужащих, строитель-инвестор зарабатывает на коммерческих площадях, а город избавляется от военного завода и облагораживает район. Очевидно, что строительная компания получала шикарный шанс: и на бюджетных деньгах разжиться, и на рыночных покупателях заработать. Разумеется, случайной такая компания быть не могла.

Старая гвардия

Уважаемая на российском строительном рынке компания, названная в честь своего прародителя — Управления начальника работ номер 494, — действительно была подходящим кандидатом. Еще в бытность свою структурным подразделением Министерства обороны «УНР» освоило строительство жилых объектов и обзавелось промышленной базой.

Помимо этих активов за управлением был закреплен патент на специальную разработку — геоячейки. Впервые подобная технология была применена американскими инженерными службами во время Войны в заливе. Положенная на грунт сетка из пластиковых сот позволяла тяжелой бронетехнике передвигаться по песку без опасности увязнуть. Находка западных коллег была изучена и взята на вооружение как раз в 494-м управлении начальника работ.

В 90-х годах все эти замечательные активы, включая уникальный патент, были приватизированы и оформлены в ОАО «494 УНР». Чтобы понять, кто приобрел от этого выгоду, достаточно увидеть состав совета директоров компании: четыре высокопоставленных сотрудника Главного военно-строительного управления Министерства обороны и чиновница из Министерства имущественных отношений.

Так выглядит «Маршал» в проекте. фото с сайта проекта

Благодаря патенту на геоячейки компания быстро пошла в гору — участвовала в строительстве и реконструкции дорог и мостов в Москве и по всей стране, помогала «Газпрому» возводить строения на месте новых месторождений. Неплохо получалось и с капитальным строительством — с 1999 года компания постоянно ведет строительство в Москве.

Тут стоит отметить, что на момент акционирования компании начальником тех самых четырех военных чинов, среди которых и бессменный руководитель компании Алексей Ким, был генерал Александр Косован. В 2003 году он вынужден был уйти с военной службы, но ему нашлось место в мэрии Москвы — первым зам. руководителя Департамента градостроительной политики.

Как рассказал «МК» источник в строительной отрасли столицы, генерал выполнял в основном «свадебные» функции.

— Он очень редко во что-то вмешивался. Но «своих», военных строителей, он надежно прикрывал, — поделился специалист. — Компания Кима к этому кругу имела непосредственное отношение.

При этом источник подчеркнул, что по стандартам московской строительной отрасли (которая любому стороннему человеку напомнила бы клубок змей) «494 УНР» всегда вело себя порядочно: «никакого беспредела в переговорах, обязательства выполнялись, строили прилично».

Связь строительной компании со службой расквартирования и обустройства МО и «кланом Косована» очевидна. Так, именно ближайший соратник Косована и его сменщик на посту начальника службы расквартирования и обустройства Анатолий Гребенюк ставил свою положительную визу на докладной записке руководителя ГлавКЭУ Владимира Кондратенко, в которой предлагалось разрешить генподрядчику «494 УНР» принять долевое участие в строительстве жилья на объекте «Маршал». Позже Гребенюк был со скандалом уволен по инициативе президента Путина и нашел себе теплое место в еще одной прославившейся коррупционными историями структуре — «Олимпстрое».

Мобилизационные резервы

Какими бы опытными строителями ни были бывшие военные из «494 УНР», продавать доли физическим лицам у них не получалось. Пока строились первые три корпуса ЖК «Маршал» с квартирами для военнослужащих, о предложении инвестировать в коммерческое жилье можно было узнать только с большим трудом. При этом, видимо, руководствуясь диким ростом цен на недвижимость, «УНР» заламывало безумные цены в 160 000–180 000 рублей за квадратный метр — и это на начальном этапе строительства.

К тому моменту, как три «бюджетных» корпуса были закончены, начался мировой кризис. Строительный пузырь лопнул, ресурсов на продолжение проекта не осталось. Чтобы оживить процесс, «494 УНР» заключило эксклюзивный контракт с крупным агентством недвижимости. Маркетологи уговорили бывших военных снизить цены, развернули масштабную рекламную кампанию. Участие в возведении «Маршала» Министерства обороны позиционировалось как главное конкурентное преимущество — уж этот проект точно доведут до конца.

При этом продавцы утверждали, что предлагают квартиру от застройщика, хотя «494 УНР» с точки зрения закона было лишь подрядчиком-дольщиком. Право же собственности на землю, без которого невозможен статус застройщика, оставалось за Минобороны. Даже совсем недавно, когда «МК» связывался с агентством, менеджер призналась в этом только после прямого вопроса о роли оборонного ведомства в проекте. Тем не менее осенью 2009 года, как только народ стал оправляться от кризиса, продажи пошли.

Отделка общественных помещений комплекса соответствует самым высоким стандартам. фото с сайта проекта

Благодаря этому строительство началось с новой силой. На 31 декабря 2011 года была намечена сдача проекта. И тут процесс натолкнулся на непредвиденные обстоятельства. Пришедшая в 2008 году в Министерство обороны «команда Сердюкова» вдруг обнаружила, что какая-то формально не имеющая отношения к МО организация за огромные деньги продает квартиры в доме, построенном на земле министерства.

Претензию удалось сформировать достаточно быстро. Оказывается, КЭУ не имело полномочий на заключение договора о долевом участии с «494 УНР». Вопросами о том, какая структура в Минобороны могла бы иметь такие полномочия кроме ГлавКЭУ и что вообще тогда значит резолюция генерала, на минуточку, армии Гребенюка на упомянутой выше докладной записке руководителя этого самого ГлавКЭУ Кондратенко, юристы ведомства предпочли не задаваться. К тому моменту, как они смогли собрать все необходимые доказательства и довести дело до первичного рассмотрения в арбитражном суде, дом был уже почти возведен под крышу.

Новые вводные

Как поговаривают злые языки, этому откровению, так внезапно снизошедшему на руководство Министерства обороны, есть простое объяснение. Новой «питерской» команде не досталось квартир в столь красивом и удачно расположенном доме. Якобы вслед за Анатолием Сердюковым на работу в Москву перебралось множество людей — знакомых нового министра как по Налоговой службе, так и по предпринимательской деятельности в Петербурге. И каждый из «советников» нашел для себя необходимым подтянуть своих родственников и доверенных лиц. А вот покупать или снимать квартиры на новом месте им стало как-то обидно, ведь у ведомства есть свои жилые площади.

Этим слухам есть некоторые косвенные подтверждения. Весной 2011 года в «МК» обратилось несколько офицеров — сотрудников центрального аппарата. Они годами ждали распределения в положенные им по закону квартиры, следили за строительством «Маршала» и получили наконец заветные ордера. А потом им стали говорить, что для получения ключей им не хватает таких-то справок и таких-то подписей. Офицеры утверждали, что им намекнули, будто их бюджетные квартиры должны достаться новым «пришлым» людям. Справедливости ради, доказательств этих домыслов офицеры предоставить не смогли.

Еще одним подтверждением этой гипотезы может служить та неспешность, с которой раздаются квартиры в «бюджетных» корпусах. До сих пор заселен только один из трех построенных для военнослужащих корпусов. Даже новоселы первого корпуса вынуждены были несколько месяцев прожить без горячей воды. Поговаривают, что не заселяют готовые корпуса потому, что разные кланы внутри силового ведомства никак не могут поделить квартиры между собой.

Официально, впрочем, утверждается, что происходит это из-за трудностей с подключением комплекса к городским коммунальным сетям. Известен такой момент: для нужд строительства использовалась подстанция, обеспечивавшая танковый завод. Замена ей уже готова, но теперь Минобороны не дает разрешения на снос старой. Частично она стоит на месте, где должен быть возведен последний, седьмой корпус. Из-за этого к сроку закончить строительство не вышло. Похоже, что «494 УНР» таким образом не дают выполнить договор и провоцируют на его расторжение.

Дыра в законодательстве, которую в данный момент пытаются в суде разыграть юристы Минобороны, уже известна на примере истории с объектом по адресу Рублевское шоссе, 18. Там дольщиков привлекала компания-однодневка на основании договора с КЭУ г. Москвы, а позже министерство выступило с заявлением, что таких полномочий управление не имело, и забрало все квартиры под свои нужды. Однако у этой истории с ситуацией вокруг ЖК «Маршал» есть важное различие — «494 УНР» никак не тянет на подставную контору.

Несмотря на прецедент, никаких поправок в закон сделано не было, и в начале осени Минобороны выиграло суд первой инстанции — судья Зотова при единоличном рассмотрении признала договор долевого участия между КЭУ г. Москвы и «УНР 494» недействительным. Затем на 20 декабря было назначено рассмотрение в 9-м апелляционном арбитражном суде.

«Отступать некуда»

Как бы ни хотело Министерство обороны провести весь процесс без привлечения дополнительного внимания, как бы ни хотело «494 УНР» не нарушать продолжающуюся продажу квартир в почти готовом здании, дольщики все-таки прознали об идущем процессе. Примерно половина из них изъявили желание участвовать в нем в качестве третьих лиц. Около 30 из сообщивших о своей заинтересованности не явились в суд 20 декабря, в связи с чем судья вынуждена была перенести рассмотрение на 26 января.

Кроме квартир в комплексе будет и офисный центр. фото с сайта проекта

По залу суда, где из-за нехватки места люди стояли, плотно прижавшись друг к другу, как в вагоне метро в час пик («никогда такого не видел», — признался «МК» адвокат одной из дольщиц), прокатился возглас негодования. Ценящие свое время граждане вынуждены были отпроситься с работы, приехать рано утром в не самый ближний конец города, отстоять получасовую очередь на вход, чтобы потом узнать, что рассматривать дело не станут. Это болезненно совпало с общим ощущением бесправия.

— Чтобы купить эту квартиру, мы продали все, что у нас было, и заложили что могли, — с холодной и свирепой уверенностью поведал «МК» один из пришедших в суд. — Теперь построенную на эти деньги квартиру планируют отдать какому-то генералу или чиновнику. Я буду драться до конца — мне отступать некуда. Когда у тебя крадут голос на выборах — это плевок в лицо, который многие готовы стерпеть. Когда отбирают квартиру, за которую отдал все, что было, — это вопрос жизни и смерти.

По усредненным подсчетам, дольщиков в проекте «Маршал» около 300, каждый из них заплатил в среднем по 150 000 рублей за квадратный метр в усредненной квартире площадью 80 кв. м. Вместе получается 3,6 млрд. рублей. Солидный куш, ради которого нынешнее руководство Министерства обороны готово публично наплевать на неприкосновенность права собственности граждан, для защиты которых оно существует.

Во всей этой истории поражает не цинизм «новых» хозяев Минобороны и связанных со «старыми» владельцев «494 УНР», использующих дольщиков в качестве живого щита. Потрясает, как ни те, ни другие не обращают никакого внимания на то, что называется репутационными издержками. Два клана силового ведомства дерутся из-за квартир и никак не могут понять, что своими действиями они окончательно девальвируют престиж Вооруженных сил и генеральских погонов. На них смотрят отдавшие миллионы за мечту жить в собственной квартире гражданские, своими налогами из года в год оплачивающие их существование. На них же смотрят и тысячи офицеров со всей страны, так и не получивших достойных квартир не то что в доме «Маршал», не то что в Москве, но даже хотя бы в более-менее приличном районе более-менее крупного города — это при двух до сих пор не заселенных корпусах комплекса.

Оказавшись в такой ситуации, любой министр обороны любой нормальной страны немедленно попытался бы уладить конфликт: признал бы ошибки ведомства, обратился бы в прокуратуру с просьбой немедленно арестовать Гребенюка, санкционировавшего незаконные действия, и снял бы все претензии к дольщикам, достроившим министерский дом. Да и руководитель стройфирмы тоже испугался бы последствий для своей репутации — ведь ему и дальше надо будет строить и продавать квартиры.

Что-то подобное и произошло с Алексеем Кимом. Он изо всех сил ищет возможности примирения с Минобороны. Там, правда, пока к такому не готовы — фирменный стиль успешных руководителей последнего десятилетия: «назад не сдаем», на компромиссы не соглашаемся.

Есть и еще одна надежда. По вступившему в силу в декабре закону земли Министерства обороны могут быть затребованы в собственность субъектом Федерации, в пределах которого они находятся. У правительства Москвы есть шанс спасти ситуацию: перевести землю в свое распоряжение и отдать ее тем, кто уже заплатил за право жить на ней. Другой вопрос, захотят ли городские чиновники помочь небольшой, но отчаянной группе граждан?




Партнеры