Налоги как в Норвегии, пенсии как в Китае

Злоба дня

16 апреля 2012 в 18:16, просмотров: 18307
Налоги как в Норвегии, пенсии как в Китае
фото: Геннадий Черкасов

Минздравсоцразвития наконец приоткрыло завесу тайны над проектом пенсионной реформы. Татьяна Голикова направила премьеру Владимиру Путину письмо с изложением основных направлений концепции этой реформы, рассчитанной до 2050 года. Ее зам Юрий Воронин, который в Минздравсоцразвития и занимается в первую очередь пенсиями, тут же начал разъяснительную кампанию.

Правда, строго говоря, основные положения реформы от ведомства Голиковой не являются совершенно уж неожиданными. Воронин еще в прошлом году в интервью «МК» изложил ряд ее основных положений.

Но все равно. До президентских выборов Минздравсоцразвития держало паузу, опасаясь, видимо, раскачать лодку Путина не в ту сторону. Сейчас же бросилось во фронтальную атаку на всех не согласных со своими идеями.

В чем суть реформы от Голиковой? Внимание! Прежде всего она основана на том, от чего Путин в своих предвыборных статьях и выступлениях открещивался как мог, — увеличении пенсионного возраста.

Да еще в более радикальном варианте по сравнению с предложениями Алексея Кудрина и авторов Стратегии-2020. Если последние выступают за 63 года для мужчин и женщин, то Минздравсоцразвития — за все 65. Правда, поэтапно с 2030 года (хотя Воронин в понедельник опроверг эту информацию, но в рабочих проектах реформы это все же предусматривается). То есть даже сорокалетним пока беспокоиться незачем. Но вот двадцати-тридцатилетним пора задуматься. Особенно девушкам. Тем более что уже к 2029 году пенсионный возраст для женщин (сейчас — 55 лет) планируется довести до мужского уровня — 60.

Мало того, ведомство Голиковой предлагает для получения нормальной пенсии резко увеличить обязательный трудовой стаж — с нынешних 5 лет до 15 в случае получения всего лишь минимальной социальной пенсии и до 40 лет — замещения зарплаты пенсией на 45%. В принципе, о необходимости увеличения трудового стажа говорят давно и разные эксперты, включая авторов Стратегии-2020. Однако там настроены не столь радикально. Во всяком случае, трудиться не менее 40 лет никто, кроме подчиненных Голиковой, не заставляет. Здесь нужно учесть тот факт, что, по разным опросам, до 12 млн. человек работают вообще вне охвата какими-либо налогами. И только 40% опрошенных признают, что их работодатели платят государству за них по полной. Теневой и «серый» секторы в одночасье же не уничтожишь.

Есть у «голиковских» и другие настораживающие идеи. Во-первых, фактически предлагается ликвидировать накопительный элемент будущих пенсий и для людей, родившихся позже 1967 года. Во-вторых, резко сокращается и страховая часть пенсионных накоплений за счет разрастания солидарной. Конечно, оба этих предложения частично облегчают нынешнее финансовое состояние Пенсионного фонда. Грубо говоря, все пенсионные страховые взносы (22% от фонда заработной платы, еще 8% приходятся сейчас на медицинское и социальное страхование) превращаются в обычный пенсионный налог. Напомним, что дыра в ПФР, которую должен закрыть федеральный бюджет в этом году, превышает 1,5 трлн. рублей. А вообще все бюджетные трансферты в ПФР давно уже превысили 5% ВВП.

Но это всего лишь краткосрочный эффект. На что будут жить новые пенсионеры лет через двадцать, когда их количество превысит число работающих граждан? Тут никаких налогов не хватит. Хоть до 50% поднимай уровень фискального обложения фондов заработных плат. Впрочем, кого тут тогда обложишь и чем? По опросам «Деловой России», в ноябре 2010 года только 9% предпринимателей оставались в тени. Но уже в мае 2011-го туда вернулось до 43% бизнесменов. О правдивости этих выкладок свидетельствуют и данные о падении сборов подоходного налога, который также уплачивают предприятия, а не сами граждане.

Всяческих уловок, наподобие новой, весьма переусложненной формулы расчета пенсий, в проекте пенсионной реформы от Голиковой еще множество. Все сразу не опишешь. Но дьявол в этом случае прячется не в деталях, а в самой сути нововведения. В Минздравсоцразвития и знать не хотят, где на все это можно взять деньги. Считают, что это дело Минфина. На самом же деле это и есть главный вопрос. Особенно в стране с резко ухудшающейся демографической ситуацией. Одними налогами тут, как уже говорилось, не справишься. И простого, однозначного ответа на пенсионный вопрос нет и не будет. Тем более что в России растет средний класс, которого не устраивают копеечные пенсии от Минздравсоцразвития.

Впрочем, окончательного ответа нет и у разработчиков Стратегии-2020. Кстати, справедливости ради надо отметить, что есть полное согласие в том, что необходимо резко сократить досрочный уход на пенсию с опасных производств (сейчас этим правом пользуются до 30% работников) за счет увеличения страховых взносов на этих предприятиях — вплоть до дополнительных к нынешним 30% еще 15%. Но постепенно, чтобы дать время сократить вредные рабочие места.

Так где же тогда выход из пенсионного тупика? Наверное, их может быть несколько. Например, нынешние поколения пенсионеров кормить за счет нефтегазовых доходов и масштабной приватизации, как это делают в Норвегии. Будущие же поколения должны о своей старости позаботиться сами. И здесь возможна масса вариантов — от обязательных индивидуальных накопительных счетов до покупки недвижимости и т.п. Вообще независимые эксперты все чаще предупреждают, что во всех буквально странах классические пенсионные системы подошли к порогу краха. Нужны новые решения. Но не как в Китае, где пенсионеров должны содержать их сыновья. Скоро и в Поднебесной сыновей на всех стариков не хватит.



Партнеры