«Газпром» попал под колпак ВТО

Тарифы ЖКХ теперь под двойным контролем

1 июля 2012 в 18:56, просмотров: 9544

2012 год стал первым, когда тарифы монопольных поставщиков услуг ЖКХ реально удалось ограничить. Многие думали, что временно, из-за выборов. Но причина глубже: контроль за ценами теперь не только у российского правительства, но и — после вступления России в ВТО — мирового рынка. А это серьезней: даже «Газпром» не смог повысить цены, как хотел. Российский потребитель может вздохнуть с облегчением. Тарифы ЖКХ и дальше будут повышаться, но более предсказуемо.

«Газпром» попал под колпак ВТО

Конфорка не моя

Как известно, в 2012-м был установлен мораторий на повышение тарифов естественных монополий и услуг ЖКХ с 1 января. Повышение на 15% тарифов на газ запланировано на 1 июля. Сейчас всех интересует, как экономика и население переживут этот скачок. И что дальше: был ли мораторий предвыборным ходом власти (не в первый раз) или в области тарифов придумано нечто новое?

К сожалению, в глобальной экономике нельзя установить слишком большую разницу между внутренними тарифами и экспортными ценами. Это пыталось (и до сих пор иногда пытается) делать российское правительство. Например, заставляя нефтяников поставлять продукцию на внутренний рынок по ценам существенно ниже экспортных. Увы, ни к чему, кроме дефицита топлива внутри страны, это не приводит: предприятия либо находят обходные пути доступа к экспортной «трубе», либо просто не производят продукцию. Поэтому, сколь бы ни были велики различия в зарплатах (смотри вынос), отличия в ценах на газ, мазут и электричество и на соответствующие услуги ЖКХ в современной экономике слишком большими быть не могут.

Но правило работает и в другую сторону. Так, «Газпрому» сейчас выгоднее работать на внутреннем рынке. В результате случился скандал. В феврале «Газпром» обвинили в сокращении поставок газа в Европу. Италия жаловалась, что недополучала до 24% газа. Сокращение поставок было зафиксировано в Болгарии, Греции, Турции и Македонии — на 30%, а в Словакии на целых 36%. Тогда «Газпром» признал, что «из-за холодов был вынужден снизить поставки в Европу». После встречи руководства компании с Владимиром Путиным (тогда премьер-министром) и Игорем Сечиным (тогда вице-премьером) уровень поставок был восстановлен. Но прецедент налицо.

Озабоченное бесперебойным поступлением в страну валюты от экспортных доходов правительство даже предложило лишить «Газпром» монополии на внутреннем рынке. В марте глава Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорь Артемьев на совещании в Киришах по проблемам газовой отрасли, которое проводил Владимир Путин, сказал: «Я думаю, „Газпрому“ не надо заниматься розничным сектором. Эта монополия розницы является стратегической ошибкой. Не секрет, что в свое время, для того чтобы получить финансовые потоки, „Газпром“ практически дошел до каждой конфорки. Такая „конфорочная“ монополия сегодня не имеет аналогов в мире».

«Газпром» ответил, что конфорки — не его. Официальный представитель «Газпрома» Сергей Куприянов в ответ на обвинения главы ФАС заявил: «Газпром» конфорками не занимается, у нас нет домовых сетей в собственности. Мы занимаемся магистральным транспортом, доставкой газа по сетям среднего давления.

Тем не менее желание «Газпрома» повысить внутренние тарифы на газ не на 15%, как установлено правительством, а на 26,3% (для бизнеса) и на 30% (для населения) было отвергнуто. Холдинг хотел таким образом компенсировать потери от роста налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) на газ с 1 сентября. Но в конце мая уже избранный Президентом РФ Владимир Путин заявил, что «Газпром» будет обязан искать резервы в уменьшении издержек. В переводе на нынешний русский язык это называется — облом.

Без банковских поборов

Примерно то же самое ждет и поставщиков электричества и тепла. По ним рост составит не 15%, как по газу, а всего лишь 6% (газовщикам позволили больше как раз из-за грядущего повышения НДПИ). В правительстве есть понимание, что свыше инфляции (а она, напомним пока 6,1% в годовом выражении) тарифы естественных монополий и связанные с ними цены на услуги ЖКХ ежегодно расти не должны.

Госдума идет еще дальше. Председатель Комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров в интервью «МК» (смотри «Налоги должны быть справедливыми» в «МК» от 27 июня) заявил: «Как только вы заложите тариф и скажете, что он может расти только по инфляции, вы узаконите тот тариф, который сегодня существует. А вы сами говорите, что он у нас грабительский». Некоторые депутаты всерьез намерены разобраться, насколько обоснована существующая методика ценообразования в ЖКХ.

Еще одним послаблением для потребителей, возможно, станет отмена комиссий, взимаемых банками при оплате услуг ЖКХ. Эти платежи (вернее, поборы) были введены с 2010 года якобы с целью переноса расходов с поставщиков на потребителя. Ранее поставщики платили банкам 1,9% от поступающих к ним сумм, что приносило только крупнейшему Госбанку1,33 млрд. руб. в год. А в целом по банковской системе доходы от комиссий при оплате услуг ЖКХ составляют 2,75 млрд. руб. в год. И, между прочим, составляют от четверти до трети объема всех комиссионных сборов в различных банках. Хоть и небольшие для банков деньги, зато «живые».

С 2010-го эти комиссии стали уплачивать потребители. Что вызывало их справедливое возмущение. Если я плачу государственной монополии через государственный же банк, почему я должен платить банку еще и комиссию? И немалую: до 3% от перечисляемой суммы. В банкоматах и платежных терминалах — 2%, а на почте — 1,5%, но принципиально это дела не меняет.

Запрещающий взимать комиссии за оплату услуг ЖКХ законопроект был внесен в Госдуму 10 апреля. Инициатором выступил депутат Алексей Митрофанов («Справедливая Россия»). В июне документ, несмотря на отчаянное сопротивление банковского лобби, прошел первое чтение и готовится ко второму.

«Комиссия — очень раздражающий момент в отношениях населения. Вы даете деньги банку, он может их оборачивать, он знает, как превратить их в прибыль. Даже за счет гибкого графика расчетов с ресурсными организациями кредитная организация может задержать проведение платежа на 10–15 дней и на этом заработать, особенно если человек платит вперед. Банки зарабатывают, а депутатам за это все выговаривают», — возмущается Алексей Митрофанов.

Надо сказать, что правительство редко поддерживает инициативы «Справедливой России», однако данный законопроект, по слухам, может быть принят. Потому что правительству тоже «выговаривают» (вплоть до уличных протестов). Остается понять, кто компенсирует банкам 3 млрд. руб. в год выпадающих доходов. «Можно было бы определить предел, выше которого нельзя устанавливать комиссию. Например, рассчитать себестоимость проведения одной операции и добавить к ней предельную маржу, это и будет комиссия банка. А уже дальше позволить банкам конкурировать», — полагает Евгений Данкевич, председатель правления одного из крупных банков.

Перед вторым чтением, намеченным на июль, разворачивается нешуточная борьба. Но, каков бы ни был ее исход, общий тренд ясен: власть всерьез намерена ограничить рост тарифов. Не потому, что добрая, а потому, что Россия вступает в ВТО. Согласно правилам организации, внутренние и внешние цены на продукцию естественных монополий не должны различаться более чем на 7–10%.

Обычно это правило используют, чтобы страна не создавала своей экономике конкурентного преимущества путем занижения внутренних цен (чем они меньше, тем меньше себестоимость экспортной продукции, для производства которой тоже надо затратить тепло и электричество). В России правило работает наоборот: внутренние тарифы (например, на газ) оказались завышены, по сравнению с мировыми — их ограничивают. Похоже, российский потребитель начинает получать выгоду от ВТО еще до того, как Россия туда вступила.



Партнеры