Ненужная приватизация

Зачем нужна ускоренная передача государственной собственности в частные руки?

24 декабря 2012 в 20:20, просмотров: 5975

Новая волна приватизации в России уже началась. Первым делом государство стало избавляться от акций Сбербанка, которые, по настоянию вице-премьера Аркадия Дворковича, пошли на продажу осенью. К каким именно печальным последствиям привела эта инициатива, чуть ниже, но ясно одно, что логика и цели «новой приватизации» далеко не очевидны. Эта ситуация привлекла внимание Института глобализации и социальных движений, который подготовил доклад «Ненужная приватизация: разоружение перед кризисом». В нем проанализированы планы и действия правительства в ходе реализации нового этапа приватизации.

Ненужная приватизация
фото: Александр Астафьев

Российский гражданин, когда слышит слово приватизация, на подсознательном уровне сразу подозревает какой-то обман. Опыт 1990-х годов крепко сидит в массовом сознании и вряд ли его удастся вытравить какими-либо академическими поучениями о пользе свободного рынка и частной собственности. Напротив, экспертное сообщество, где тон задают либеральные экономисты, приходит в умиление всякий раз, как только произносится это слово. Тем более поучительно то, что на сей раз массовая распродажа государственных активов, идеологом и политическим инициатором которой выступает Аркадий Дворкович, вызывает недоумение даже у значительной части экспертов, придерживающихся вполне либеральных взглядов. Директор Института народно-хозяйственного прогнозирования академик Виктор Ивантер заявил, что «риски новой приватизации высоки». «Совершенно непонятно», чего собираются достичь авторы этой программы, — такого же мнения придерживается замдиректора Института естественных монополий Александр Григорьев, и даже в Институте Гайдара эксперт Сергей Жаворонков не видит большого смысла в подобном начинании.

Настойчиво добиваясь ускоренной передачи государственной собственности в частные руки, Дворкович так и не смог внятно и убедительно объяснить, зачем всё это делается и почему форсировать процесс нужно именно сейчас. Однако трудно удержаться от подозрения, что, рассуждая о непонятных целях «плана Дворковича», эксперты немного лукавят. Просто у нас в «приличном обществе» о некоторых вещах вслух говорить не принято. Все знают, что существуют конкретные группы компаний и лиц, заинтересованные в процессе, но все делают вид, будто события происходят сами собой, а правительственные чиновники, принимающие решения, совершенно случайно делают так, что самые ценные куски государственной собственности превращаются в чье-то частное имущество…

В посвященном планам новой приватизации докладе Института глобализации и социальных движений указывается, что в бытность Дмитрия Медведева президентом Дворкович принимал активное участие в создании «приближенного» пула бизнесменов, связанных с главой государства. В группу «медведевских» бизнесменов входят Зиявудин Магомедов, Сулейман Керимов, Ахмед Билалов, Игорь Юсуфов и Михаил Абызов. Теперь, когда Медведев возглавил правительство, позиции молодого либерального экономиста не только не ослабели, но даже в определенном смысле укрепились, ведь он получил доступ к принятию конкретных «технических» решений. Приватизация дает его друзьям отличные возможности в очередной раз укрепить свои позиции на рынках.

В августе «Ведомости» опубликовали письмо Дворковича президенту России с подробным перечнем подлежащих продаже государственных активов и просьбой поручить ему «исполнение названных мероприятий», а в сентябре 2012 года он заявил о необходимости распродажи государственных долей в крупных компаниях. Показательно, что произнесено это заявление было в Лондоне.

Ведь именно на лондонскую биржу стремятся выводить свои акции российские капиталисты.

Список приватизируемых активов впечатляет. Сбербанк уже продал 7,58% своих активов. Цена предложения составила 93 рубля за акцию, хотя в 2008 году акции продавали по 110 рублей, а в 2011-м, когда цена восстановилась после кризисного падения, за 109 рублей. Комментируя эту сделку, Алексей Михайлов, эксперт Центра экономических и политических исследований, задается вопросом: «Складывается такое ощущение, что никто особенно и не хотел получать максимальную цену сделки, предпринимать для этого усилия, выбирать выгодный момент». Как всегда, новые владельцы акций остались никому не известными. Имена частных акционеров крупных корпораций у нас самая главная государственная тайна. Что же касается выручки, которую получил Центробанк от продажи активов, то зампред ЦБР Сергей Швецов откровенно сообщил, что рубли пойдут «в печку». Государство, оказывается, приватизирует свою собственность не ради получения дохода, а ради уменьшения денежной массы! В бюджет 2012 года от продажи Сбербанка не поступит ни копейки. Происходит это в то самое время, когда правительство «оптимизирует» расходы на здравоохранение и образование, мотивируя свои решения недостатком средств!

Хотя Сбербанк не становится частным, государственная доля в банке в ближайшее время будет еще более размыта с помощью дополнительной эмиссии. Такой же способ планируют применить в отношении энергетического комплекса страны. Предприятия энергетики вообще являются самым лакомым куском. В программе приватизации, которую еще в начале июня 2012 года утвердило правительство Дмитрия Медведева, была предусмотрена продажа крупнейших акционерных предприятий с государственным участием, включая нефтяные и электроэнергетические компании. До 2016 года запланирован выход государства из уставных капиталов «РусГидро», «Зарубежнефти», до 75% плюс одна акция должна упасть доля государства в «Транснефти» и «ФСК ЕЭС». В 2013 году планируется начать продажу акций «Роснефти». В приватизационных списках фигурируют также РЖД, «Совкомфлот», «Росагролизинг», Россельхозбанк, аэропорт Шереметьево и «АЛРОСА». На фоне столь обширных планов очень скромно выглядит проект уменьшения государственной доли в «Роснано» — самом сложном и спорном правительственном проекте. Он явно не интересен частному бизнесу (что свидетельствует и о качестве решений чиновников, запустивших в свое время этот проект). С помощью выпуска и размещения дополнительно эмитированных акций в 2012 году государственная доля должна уменьшиться до 90%. Однако и этот план выглядит не слишком убедительно. Примечательно, что, как и в случае с «Роснано», сокращение доли государства в компании «Уралвагонзавод» — до 75% плюс 1 акция, в Объединенной авиастроительной корпорации — до 50% плюс 1 акция и в Объединенной судостроительной корпорации — до 50% плюс 1 акция.

Окончательный перечень компаний, акции которых планируется отдать в частные руки, пока неизвестен, но общая картин вполне ясна. По сути, государство должно будет субсидировать заранее очерченные коммерческие круги, теряя важные источники пополнения бюджета и механизмы воздействия на ситуацию в экономике. Корпорации, в капитале которых всё ещё участвует государство, играют важную роль в развитии экономики, помогая поддерживать спрос на отечественном рынке. С их помощью власть может в условиях обострения кризиса реализовывать инвестиционные проекты и стимулировать потребление. Они могут стать важными инструментами управления хозяйственной ситуацией.

Беда в том, что государство не только не получит от продажи активов значительных выгод, но и будет обезоружено перед новой волной глобального кризиса, уже катящейся на нас из Европы. Если к этому добавится «охлаждение» экономики Китая, то спрос на российское сырье упадет, а вместе с тем сократится и приток нефтедолларов. В таких обстоятельствах принципиально важна способность государства развивать внутренний рынок. Но именно по этой способности наносит удар политика «новой волны» приватизации.

В таких условиях Дворкович может оказаться для развития нашего общества такой же роковой фигурой, как Егор Гайдар в начале 1990-х. Хотя возможно, что для него самого сравнение с Гайдаром звучит как похвала... Только не надо забывать, что большинство россиян придерживается иного мнения.

Борис КАГАРЛИЦКИЙ, директор Института глобализации и социальных движений.



Партнеры