Бегущая на Афон

Как адмирал Федор Ушаков оказался на Святой горе

31 мая 2013 в 19:56, просмотров: 5985

Даже если очень хочется, то нельзя. Это я про себя, женщину, утлый сосуд греха. И про монашеское государство Афон, куда женщин не пускают. Под угрозой 8 месяцев тюрьмы. Но именно на Афон держал курс наш парусник «Running оn Waves», да еще с какой миссией — паломнической! Да еще с какими пассажирами — космонавтами, дважды Героями Советского Союза. Да еще с каким грузом — иконой святого праведного воина Федора Ушакова, адмирала, не раз побеждавшего басурман. Написана эта икона была по эскизу путешественника Федора Конюхова в подарок монастырю Ватопед, где хранится Пояс Пресвятой Богородицы. Тот самый, который привозили в Россию, и выстроились огромные очереди из желающих прикоснуться к святыне.

Бегущая на Афон
фото: Юрий Масляев

«Running on Waves», «Бегущая по волнам», — корабль, построенный несколько лет назад по эскизам российских дизайнеров. Шестьдесят четыре метра чистой красоты в облаках белых парусов.

Когда «Бегущая» заходит в порт, будь то афинский Пирей или единственный причал крохотного острова, посмотреть на нее собираются толпы. А если капитан, легендарный Юрий Кущенко, 23 года отслуживший на парусном барке «Товарищ», в хорошем настроении — может и пустить на борт. Полюбоваться крутой отделкой, своей панорамной рубкой и даже техническими отсеками, которым позавидует «Сколково».

Сходят обратно на берег гости неохотно, поднывая на трапе: «Во-от, везет же вам!»

Повезло, впрочем, не всем участникам миссии: после выхода из Афин курсом на Афон начался шторм, и кое-кому пришлось сосать лимоны. Но, как показало путешествие, реакция на качку — дело преходящее.

Лучше всех держались, конечно, космонавты — Георгий Гречко и Александр Александров. Чтобы подбодрить тех, кого в космонавты не возьмут, они даже прочли лекцию.

Георгий Михайлович показал снимок себя в молодости с жутковатыми трубками во рту: из 200 кандидатов в полет тогда отобрали 13 человек, и пройти им надо было 80 испытаний. Например, держать равновесие на одноногом стуле, обложенном надувными шариками, — и не дай бог одному лопнуть.

фото: Юрий Масляев
Афонский порт Дафни. По уставу монашеской республики паломники попадают на Святую гору только морским путем.

А качели, описанные Гречко в его недавно вышедшей книге «От лучины до пришельцев»? «На качелях вращался стул. Но и этого было мало докторам: они еще заставляли головой качать, а на глазах у тебя — черные непроницаемые очки. В результате создавалось впечатление, что ты уже вылетел из качелей и сейчас тебя размажет об стенку. Нам даже смотреть на эти качели было муторно!»

После таких рассказов утих даже семибалльный шторм. Вдобавок нас хранил сам святой Федор Ушаков, и на борту были целых два священника, молившиеся за грешных. Настоятель Богородицерождественской церкви в подмосковном Васькине отец Александр Смолиевский и архимандрит Галактион, настоятель Тригорского Спасо-Преображенского мужского монастыря, что недалеко от Житомира.

Отец Александр 15 лет отстраивал свой храм из развалин — если вы строили хотя бы дачу на шести сотках, можете себе представить, что это за труд. А отец Галактион, ветеран Афганистана, и восстановил монастырь, и завел там уникальное хозяйство: монастырская моцарелла, говорит, будет получше итальянской...

Об их духовном пути расспрашивать священников было неудобно, поэтому мы говорили о Федоре Ушакове. Почему его причислили к лику святых? (Канонизировали адмирала в 2004 году.)

Ушаков не только во времена Екатерины II разбил турецкий флот — кстати, благодаря хитрости, достойной космонавтов: он заставлял моряков тренироваться в пушечной стрельбе на качелях, чтоб волны были нипочем. Не только одержал много других славных побед, о которых можно почитать в Википедии. Он помогал бедным, вел монашеский образ жизни — не был женат, кстати. А в Великую Отечественную помог и разорителю церкви Сталину, который вдруг вспомнил про Ушакова и учредил орден его имени. В 1944 году даже создали госкомиссию, которая искала могилу адмирала в Санаксарском монастыре. Нашла и составила документ о том, что останки Ушакова нетленны.

Понятно, почему путешественник Федор Конюхов, сам ставший священником, так чтит своего тезку Ушакова и сделал эскиз его иконы. Федор Филиппович во время нашего паломничества, как обычно, покорял Северный полюс (через Гренландию), но всем передавал привет по скайпу и благословение...

фото: Юрий Масляев
Монашеская трапеза.

После курортной, прямо скажем, поездки по Эгейскому морю настал горький день: «Бегущая» встала на рейде городка Уранополиса, и мужчины, помахав дамам носовыми платками, отгрузились на Афон. Женщинам, повторю, туда нельзя. Были, конечно, случаи, когда то молдавские гастарбайтерши, то французские журналистки пробирались на афонскую землю, но это очень плохие примеры. Потому что Афон — земной удел Пресвятой Богородицы. Богоматерь в бурю пристала к Афону на корабле, и Она — единственная женщина, которая всегда незримо присутствует на Святой горе.

Нам оставалось смотреть на сушу с корабля в бинокли (не ближе, чем в 500 метрах от суши). Пейзажи полуострова открывались сказочные: прямо на берегу — высокие замки. Нет, конечно, монастыри. Их на Афоне 20, не считая больших скитов. Но русский монастырь только один — святого Пантелеймона. Нашим, например, раньше был Андреевский скит, но теперь он греческий — опустел в советские времена.

Полностью монашеским Афон стал еще в VII веке, и там накопили столько святынь, что я бы поставила тут гиперссылку, но бумага не позволяет. В монастыре Иверон, например, находится Иверская икона Божьей Матери. Ее, по преданию, написал евангелист Лука. Список с иконы защищал Москву до смутных революционных времен и был в эти самые времена потерян. Новый заказал патриарх Алексий II — теперь образ находится в Иверской часовне, восстановленной перед Красной площадью.

Пока пассажиры три дня паломничали, мы поднимали самооценку вязанием морских узлов. Команда расстаралась и устроила для дам мастер-классы. Идеал мужчины (стальные мускулы, брутальный прищур, блондин, по полгода не бывает дома), боцман Алексей, показывал, как при помощи одной руки обмотать себя концом каната. А также сделать узлы под музыкальными названиями «выбленка» и «простой штык с двумя шлагами». Меня теперь ночью разбуди — завяжу выбленку (а что, практично).

Джакузи на верхней палубе манило, но Алексей решил сделать из нас настоящих людей и научил лазать по вантам, как Максимку из фильма. А старпом дал поуправлять судном — и долго хихикал, обозревая пьяно-извилистый след, который «Бегущая» оставляла на водах.

В компании одних лишь морских волков, не замороченных рейтингами Интернета или судьбой Ильи Пономарева, нам стало хорошо и спокойно. Пускай себе паломничают... Без нас. Пускай. Кстати, вот и они.

Мужчины вернулись с Афона довольно измотанными. И первым делом похвастали диамонитирионами. Специальными визами, без которых на Святую гору не попасть. Потом мужчины плотно подкрепились, потому что на Афоне не едят мяса животных. Но пьют спиртное. Курить тоже можно. За монастырскими стенами. Вообще, для сильного пола на Афоне вольница: там принимают гостей любого вероисповедания и наклонностей. Были замечены даже хиппи.

фото: Юрий Масляев
Настоятель монастыря Ватопед и космонавт Георгий Гречко. Вручение иконы Федора Ушакова.

Жить можно по три дня в каждом монастыре. На четвертый, если хочешь остаться, — уже надо работать. Например, обхаживать с косилкой заросшие места. Природа на Афоне дикая, есть даже кабаны, горки крутые, и перемещаться пешком не так-то просто.

Для сна отводят спартанские кельи. Но сон труден: многие храпят, опять же носки… Паломники все это рассказали, потому что первым делом мы заботливо спросили их о быте. Не будешь же в лоб выпытывать голодных мужиков: «И что вы почувствовали, когда приложились к мощам святого Андрея Первозванного?»

Насколько интересно было нашим миссионерам общаться с монахами, настолько и наоборот. Особое почтение святые отцы оказали космонавтам, долго выведывали, что там да как на орбите. А Георгий Гречко потом признался: для него посещение Афона было сравнимо с полетом в космос.

Икону Федора Ушакова в Ватопеде приняли с почетом. Теперь она соседствует с Поясом Пресвятой Богородицы. В ответ монахи подарили образ Божией Матери — Всецарицы, помогающий излечиться от рака. Его поместили в салоне «Running on Waves», так что теперь у кают-компании особая аура.

Да и не только у кают-компании: на судно прибыл митрополит Фамагусты и Паралимни Василий. Вместе с нашими священниками прямо на борту он совершил торжественную литургию. Событие исключительное...

На обратном пути тем, кто не паломничал, показывали снимки с Афона, сделанные известным фотографом Юрием Масляевым. На одном кадре — галерея с высоченными арками, в них — полотнища от солнца, огромные занавеси, плещут на ветру. Такие же я видела на византийской мозаике в Равенне, а больше нигде. Хотя еще они похожи на паруса «Бегущей». Которые каждый, кто ходил на ней в море, будет вспоминать всю жизнь.

Автор благодарит компанию 88 Parsec Limited за организацию поездки.



    Партнеры