Пенсия протеста

Если реформу примут в ее нынешнем виде, наш народ «озвереет»

14 июля 2013 в 19:30, просмотров: 13648
Пенсия протеста

Вокруг т.н. «новой пенсионной формулы» идет какая-то непонятная суета. С одной стороны, практически все эксперты говорят о ее многочисленных недостатках, которые в совокупности — давайте будем последовательными — делают ее неприемлемой. А с другой стороны, социальный блок правительства пытается продавливать ее во что бы то ни стало. Только вот загвоздка: Владимир Владимирович Путин никак не может публично одобрить предлагаемое, опасаясь, видимо, того, что шишки посыплются именно на него, а не на инициаторов очередной пенсионной реформы.

Может быть именно поэтому, несмотря на строгое указание президента, новая пенсионная формула так до сих пор официально не представлена и не запущена в публичный оборот? Единственное, что сделало правительство, — запустило на сайте Минтруда «пенсионный калькулятор», который якобы позволит каждому интересующемуся (кроме пенсионеров и тех, кому на заслуженный отдых выходить менее чем через три года) узнать, какую пенсию он будет получать в старости.

Сам факт появления такого калькулятора без официально предъявленной формулы расчета уже является абсурдом. А если в процессе обсуждений в коридорах Белого дома и Кремля эта формула будет сильно изменена (шансы на такой исход все еще остаются)? Тогда калькулятор покажет другие результаты. Так зачем же путать людей?

Если же обратиться к тем вариантам пресловутой формулы, которые были предъявлены как промежуточные, но при этом, видимо, положены в основу «калькулятора», то возникает очень много принципиальных возражений.

Прежде всего вызывает удивление то, как авторы собираются обеспечить достижение реальной цели нововведений — сведения к минимуму дефицита Пенсионного фонда (как известно, сейчас он бы не смог сводить концы с концами без более чем триллионного ежегодного трансферта из федерального бюджета).

Я против этой цели ничего не имею. Но надо понимать, что переход на самофинансирование Пенсионного фонда возможен только в подлинно страховой системе. Это предполагает эквивалентность взносов и выплат. В переводе на русский: сколько денег собрано в пенсионную копилку, столько и распределяется между ее участниками, когда они получают на это право. В нынешних условиях очевидно, что бездефицитность может быть обеспечена, только если резать расходы по живому. Например, как это попытались сделать с самозанятыми, протолкнув соответствующий закон через безмолвную Думу и, видимо, убедив президента, что негативных эффектов не будет. Ан нет, уже закрыто несколько сот тысяч микропредприятий, и вал возмущения настолько высок, что пришлось срочно латать что-то на ходу, хотя поезд, увы, ушел. Многие из тех, кто закрыл свое дело, обратно его не откроют.

Из той же серии — обсуждаемые на полном серьезе снижение коэффициента ежегодной индексации пенсий, ограничение выплат пенсий работающим пенсионерам. И главное — идея ввести в новую пенсионную формулу два корректирующих параметра: на макроэкономическую и демографическую ситуацию в стране.

Что это означает?

Если, допустим, экономика и дальше будет расти в пределах 2% или вовсе остановится (а это, судя по прогнозам правительства, очень вероятно), то поток взносов в Пенсионный фонд практически не будет расти. Соответственно, распределяться будет ровно столько, сколько собрано. Демография тоже практически однозначна — старение населения продолжится. И это ужесточит финансирование пенсий. Казалось бы — вот оно, страхование, о котором я говорил выше. Но проблема в том, что значительная часть нынешних пенсионеров и тех, кто скоро к ним присоединится, сформировали свои права до 2002 года. Напомню: до этой даты пенсионная система даже формально не была страховой — как в советское время, так и в 90-е годы выплаты мало зависели от заработка человека. Как раз пенсионная реформа 2002 года должна была страховую систему ввести.

Не буду сейчас останавливаться на анализе ошибок и искажений, которые были допущены после 2002 года. Перечислю лишь те из них, которые пробивали очередную брешь в бюджете Пенсионного фонда:

— отмена взимания 1% непосредственно из личного заработка в Пенсионный фонд при введении плоской 13-процентной шкалы подоходного налога;

— резкое снижение тарифов пенсионных отчислений в 2004 году;

— введение максимального размера заработка, с которого берется обязательный взнос в Пенсионный фонд;

— поспешное и финансово не подкрепленное разовое повышение пенсий 2009 года (валоризация).

Выходом из этого абсурда, как мне представляется, было бы решение о том, что отныне Пенсионный фонд занимается только теми работниками, которым до выхода на заслуженный отдых осталось не менее 10 лет. В отношении этой когорты вводятся настоящие страховые правила: чем больше отчисления — тем выше и будущая выплата. Тут, кстати, и очевидный простор для дальнейшего развития обязательного накопительного элемента, который сейчас носит скорее символический характер. А вот материальная поддержка нынешних пенсионеров и тех работников, которые не успевают воспользоваться плодами настоящего страхования, должна быть переведена непосредственно на федеральный бюджет.

При этом, конечно, возникает вопрос о финансовых источниках. Тут можно упомянуть и огромный трансферт, который сейчас выделяет казна Пенсионному фонду, и доходы от инвестирования средств Фонда национального благосостояния, и выручка от приватизации, и просто бюджетный маневр, когда многочисленные неэффективные расходы начинают использоваться по назначению...

Но авторы новой пенсионной формулы хотят еще больше запутать десятки миллионов людей, предлагая резко повысить роль трудового стажа при назначении пенсии.

Давайте вспомним советское время. Тогда люди, заканчивая работать по возрасту, получали просто пособие на прожитие. Был максимальный размер зарплаты, учитываемый при назначении пенсии, и важнейшую роль играл трудовой стаж. Это приводило к массовой уравниловке: старайся — не старайся, но больше 132 рублей в месяц не выходило. Начальник заводского цеха и уборщица с его же предприятия получали близкие по размеру пенсии.

Предлагаемые сейчас нововведения, на первый взгляд, к такой уравниловке не приведут: планируется, что те, кто будет выходить на пенсию позже установленного законом возраста, существенно выиграют. Например, мужчина, проработав лишние 5 лет и отказавшись в этот период по крайней мере от части пенсии, сможет в 65 лет получить ее увеличенной чуть ли не в полуторном размере. А если отложить выход на заслуженный отдых на 10 лет — цифры и вовсе получаются фантастические. Правда, прошу обратить внимание на упомянутые выше корректирующие параметры в связи с макроэкономикой и демографией.

Подавляющее большинство будущих пенсионеров не знают об этих подводных камнях, поэтому при проводимых опросах какая-то часть из них (все равно не преобладающая) говорит, что в принципе готова на более поздний выход на пенсию. Но когда правда не из пенсионного калькулятора станет всем известной, то поведение даже этой группы сильно поменяется. Чему неплохо способствуют и вполне официальные заявления о том, что в России треть мужчин вообще не доживает до 60 лет… Народ-то у нас пугливый, постоянно ждет от государства какого-нибудь подвоха.

Вот и получится, что главный козырь тех, кто утверждает: стимулирование к продолжению работы в обмен на получение только части пенсии сейчас и ее резкого повышения потом очень сомнителен. Подавляющая часть работников предпочтет синицу в руках, чем журавля в небе. А это обернется новой уравниловкой. Причем она будет очень своеобразной.

Например, госслужащие получают сейчас высокое и быстро растущее материальное содержание. Им разрешено работать до 70 лет. При наступлении пенсионного возраста, который меняться не будет, им насчитают, с учетом всех перечисленных выше ограничений, небольшую (относительно их материального содержания) пенсию. Ею вполне можно пренебречь и в 65, а то и в 70 лет получить (не забудем и о специальных пенсионных доплатах для госслужащих) очень приличное пособие. Это же соображение относится и к другим небольшим группам работников, например топ-менеджерам крупного бизнеса, у которых есть возможность пользоваться услугами частных пенсионных фондов.

А вот остальные, учитывая неутешительные прогнозы роста их оплаты труда, не рискнут отложить выход на пенсию хотя бы из боязни ухудшить свое и без того скромное материальное положение и получат уравниловку.

«Озверина» в нашем и без того расколотом обществе сильно прибавится.

Мне кажется, у тех, кто принимает политические решения в нашем государстве, есть повод оторваться от пенсионного калькулятора и хорошенько задуматься.



Партнеры