Нефтяной парашют не раскроется

О чем говорят прогнозы развития мировой и российской экономики?

23.07.2013 в 19:35, просмотров: 7142

Чем сложнее ситуация в экономике, тем больше выдвигается прогнозов. Что называется, спрос рождает предложение. Прогнозы — любопытное чтение и просто по определению, и потому, что за обилием новых, не встречавшихся в предыдущих прогнозах цифр, а иногда и формул (мы говорим об экономических прогнозах) в них встречаются новые интонации и повороты, которые могут оказаться гораздо важнее цифр.

Нефтяной парашют не раскроется
Фото: пресс-служба Газпрома

Всегда хочется увидеть, что там, за поворотом. Ярослав Гашек блестяще обыграл это вечное стремление: его Швейк мечтал об изогнутом ружье, чтобы стрелять из-за угла. Уничтожить притаившегося за углом врага можно — современное оружие позволяет, но задача прогнозирования от этого мало упрощается. Раньше, чем свернешь, что за углом — не увидишь. Остается пытаться понять, что же там может быть. Эту попытку и представляют собой прогнозы, которые строятся не как предсказания или откровения (они вышли из моды), а как «сценарии», их принцип: «если — то». Над прогнозами можно смеяться (бывает, постфактум от этого просто невозможно удержаться), но без прогнозов все равно не обойтись. Потому что самое короткое и вместе с тем емкое определение управления звучит так: «Управлять — значит предвидеть».

Сейчас экономические прогнозы буйно плодоносят: кризис обязывает. Что же нам предсказывают?

Для того чтобы картина получилась объемной, стоит выстроить перспективу. А она в том (хотя Андрей Белоусов и пытался объявить в российском правительстве мобилизацию, заявив, что главные тормоза, замедляющие экономическое развитие страны, не там — в мировой экономике, а здесь — под боком, в виде неверного экономического регулирования в виде завышения курса рубля, бюджетного фетишизма и кредитной жадности), что российская экономика — периферия мировой. И этот факт не должен вызывать взрыв негодования ущемлением национальной гордости и достоинства. Это то, что дано в условиях задачи по прогнозированию. И влияние этого факта не столь просто, как может показаться.

Прогнозисты-дуэлянты

Раз у российской экономики роль второго плана в разворачивающемся спектакле, то начать стоит с главных персонажей.

В начале июля МВФ в очередной раз обновил свой прогноз мировой экономики. Прогноз по росту экономики США, являющейся крупнейшей в мире, на текущий год снижен до 1,7% с 1,9%, а на 2014 год — до 2,7% с 2,9%. Экономика еврозоны в 2013 году, по мнению аналитиков фонда, сократится на 0,6%. Однако в будущем году регион сможет достичь роста экономики на 0,9%. Рост экономик развитых стран, по мнению МВФ, составит в 2013 году 1,2%, что на 0,1% меньше апрельского прогноза, а в 2014 году ускорится до 2,1% (предыдущий прогноз — на 0,2% пункта выше). Исключение одно — Япония. МВФ улучшил прогноз роста ее экономики в 2013 году до 2% с 1,5%.

Пока мало что «цепляет». Растущий скептицизм — давно не новость. Тот же МВФ в апреле 2013 года понизил прогноз мировой экономики на текущий год с 3,5 до 3,3%. Там прямо говорят, что «риски снижения роста относительно прогноза все еще преобладают». Что помимо более скромных цифр содержит прогноз МВФ?

Новость все-таки есть. Если в апреле аналитики МВФ делали упор на рисках, порождаемых развитыми экономиками, и прежде всего еврозоной, то теперь «возникают новые риски» развивающихся рынков: ожидаемое сворачивание политики дешевых денег (последнее заседание ФРС США показало, что регулятор будет стремиться прикручивать кран не резко) может привести к «устойчивому изменению направления потоков капитала». То есть капитал уже бежит с рискованных рынков, а дальше будет делать это еще быстрее. Для затронутых стран это грозное предзнаменование.

Получается так, как уже бывало, — кризис рождается в развитых странах, но сокрушает развивающиеся. Из мирового кризиса США и еврозона выбирались, смягчая свою денежную политику. Насколько они в этом преуспели, вопрос дискуссионный — к нему мы еще вернемся, но МВФ отмечает, что успехи несомненны, но для развитых стран, для развивающихся они оборачиваются новыми рисками.

Тем не менее пока прогноз МВФ для развивающихся стран выглядит вполне сносно: они будут расти быстрее по сравнению с развитыми странами, их совокупный ВВП в текущем году вырастет на 5%, а в следующем — на 5,4%. В апреле ожидался рост на 5,3% и 5,7% соответственно. Но от рисков никуда не деться.

Что характерно и что обязательно стоит подчеркнуть: МВФ не видит альтернативы нарастанию этих рисков. Признавая, что дешевые деньги не решили всех стоящих проблем и породили долгосрочные риски для развивающихся рынков, МВФ продолжает отстаивать необходимость продолжения мягкой политики в условиях низкой инфляции и неиспользуемых производственных мощностей, «до тех пор, пока подъем не станет устойчивым».

Есть, впрочем, на рынке прогнозов и противоположная точка зрения, которая заключается в том, что политика дешевых денег себя уже изжила, период, когда она давала положительный результат, завершен, денежный кран давно пора прикрутить. В известном банке HSBC, как и в МВФ, ожидают дальнейшего замедления роста мировой экономики и нарастания проблем развивающихся стран. Но в отличие от МВФ эти проблемы не связывают с недостатком дешевых денег. «Многие развивающиеся страны стали настолько сильно зависимы от комбинации дешевых американских денег и интенсивного роста Китая, что их собственные реформы очень часто откладывались. Позиции платежного баланса ухудшились, и в некоторых случаях разрыв между ростом экономики и уровнем инфляции только увеличился, — отмечается в обновленном глобальном прогнозе HSBC. — Опыт предыдущих попыток отхода от количественного смягчения показывает, что темп восстановления экономики в итоге принесет разочарование, заставляя инвесторов вернуться в относительно спокойный мир долгового рынка, если рост будет замедляться».

У МВФ есть контраргументы. Политика дешевых денег должна сопровождаться реформами: «Необходимо дальнейшее продвижение в реструктуризации и реформе финансового сектора, с тем чтобы рекапитализировать и реорганизовать банковские балансы и улучшить передачу воздействия денежно-кредитной политики», — тогда эффект этой политики будет выше.

Есть на рынке прогнозов и едва ли не панегирики в адрес США, а значит, и политики, проводимой ФРС. Международное рейтинговое агентство Fitch ожидает укрепления глобальной экономики во втором полугодии 2013 года и в 2014—2015 годах. Локомотив улучшений, как считают в Fitch, — однозначно США.

Fitch отмечает: впервые с 2001 года США, потеснив Китай, вновь оказались на первом месте в списке самых привлекательных стран для прямых иностранных инвестиций. Рейтинг доверия прямых иностранных инвестиций (Foreign Direct Investment Confidence Index) ежегодно считает консалтинговая компания A.T. Kearney. Энтузиазм инвесторов в отношении перспектив восстановления экономической ситуации в Штатах (а это автоматически означает одобрение проводимой ФРС политики) позволил стране занять лидирующую строчку в рейтинге, хотя инвестиции в США до сих пор не достигли пикового значения 2008 года — $306 млрд. Повышение стоимости рабочей силы в Китае стало, как считают в Fitch, поводом для сомнений в привлекательности модели развития этой страны в долгосрочной перспективе и привело к возникновению риска переноса некоторых производств обратно на рынки потребления. Бразилия заняла третье место в рейтинге привлечения инвестиций. В 2011 году показатель прямых иностранных инвестиций в эту страну вырос на 37% по сравнению с 2010 годом и достиг рекордной отметки за все годы — $66,7 млрд. Как отмечается в исследовании, скорее всего инвесторы продолжат вкладывать средства в экономику Бразилии в связи с проведением здесь чемпионата мира по футболу (2014 год) и Олимпийских игр (2016 год). Россия, на календаре которой есть и то и другое, в этом рейтинге поднялась всего на одну позицию и заняла 11-е место, причем 28% респондентов заявили, что оценивают перспективы развития страны оптимистичнее, чем в прошлом году. При этом о более негативной оценке перспектив развития России заявили всего 15% респондентов.

Фото: пресс-служба Газпрома

Любопытно отметить лобовое столкновение прогнозистов из HSBC и Fitch не только в отношении политики количественного смягчения, но и Китая. Если в Fitch, как мы только что видели, отмечают падение инвестиционной привлекательности Поднебесной, что не может не сказаться на темпах экономического развития, то в HSBC просто воспевают «новое китайское руководство». Его заслугу видят в сфокусированности на качественном, а не количественном росте, в акцентах на реформах по стимулированию предложения, а не бюджетного накачивания спроса. Такая политика в среднесрочной перспективе должна заложить основы для периода крепкого экономического роста, но в краткосрочной перспективе придется платить более низким ростом.

Русский путь

Спор старый. Что важнее — немедленный эффект в виде роста при откладывании задачи? Увы, одновременно заниматься и реформами, и высокими темпами не удается не только России. У этой постановки — «количество или качество» — есть и очевидный подтекст. За реформы, опять же не только в России, берутся не раньше, чем когда рост выдыхается. Конечно, 7,5% роста — столько теперь у Китая на фоне России, США и всего мира — впечатляют, но для Пекина это уже тревожный колокол, так что «мудрость нового китайского руководства», о которой говорят в HSBC, — это умение обратиться к реформам в тех координатах, которые другим позволяли бы почивать на лаврах.

Теперь обратимся к России, тем более что переход от китайских реформ к российским HSBC уже сделал: «Снятие структурных барьеров, препятствующих бизнесу, устранение инфраструктурных преград и обеспечение эффективной защиты прав собственности в системе судопроизводства могут сделать намного больше для стимулирования роста ВВП в России, чем ЦБ и Минфин вместе взятые».

Констатация важная, но давно не новая. Что же ждет российскую экономику? Как считают теперь в МВФ, экономика России в 2013 году вырастет лишь на 2,5%, а в следующем — на 3,3%. В апрельском прогнозе эти цифры были выше на 0,9% и 0,5% соответственно.

Вот прогноз HSBC: темпы роста российской экономики в третьем-четвертом квартале ускорятся, однако по итогам текущего и следующего года динамика ВВП покажет весьма сдержанные результаты — 2,5% роста в 2013 году и 2% в 2014 году. Рост ВВП России в годовом выражении замедлился до 1,6% в первом квартале 2013 года на фоне меньшего количества календарных дней в феврале, напоминают в HSBC. Во втором квартале рост ускорится до 2,2%, в третьем и четвертом — до 2,9%, прогнозируют в банке.

Прогноз международного рейтингового агентства Fitch по экономике России снижен на 1,7 процентных пункта на 2013 год и составляет 2,2%. В 2014 и 2015 годах ВВП РФ поднимется, по ожиданиям Fitch, на 3%. Основными причинами снижения роста российской экономики являются сокращение потребительских расходов и инвестиций, а также слабый спрос на экспорт газа и металлов.

Цифры, как нетрудно убедиться, одного порядка. В Fitch назвали важную особенность России как сырьевого экспортера. Значит, ряд прогнозов может и должен быть расширен, раз Россия остается на нефтяной игле.

Есть и соответствующий прогноз. Управление по энергетической информации (Energy Information Administration — EIA) министерства энергетики США обновило прогноз цен на нефть.

Средняя стоимость барреля нефти марки WTI составит в 2013 году $94,65, марки Brent — $104,68, считают в EIA. Хотя ведомство повысило стоимость с $93,25 и $104,65 за баррель соответственно по предыдущему прогнозу, в 2014 году средняя цена на сырье ожидается на уровне $91,96 (WTI) и $99,75 за баррель (Brent), но все равно общий тренд — не резкое, но снижение цен на нефть в 2013—2014 годах.

Первый вывод: Россия должна привыкнуть к тому, что от нефтяной конъюнктуры особых щедрот впредь не дождешься.

Между тем, как пишут аналитики Альфа-банка, принятый правительством проект трехлетнего бюджета из-за перегруженности не снимаемыми обязательствами и при замедлении экономического роста подвергается рискам, которые может снять только повышение цены нефти.

Но это не все. В Centre for European Policy Studies (CEPS) пришли к выводу, который, строго говоря, не нов, но от этого он не стал менее важным, в том числе и прежде всего для России: сырьевой рынок стал производным от финансового. Нефтяные фьючерсы — уже давно инструмент не только товарного, но и финансового рынков. Крупнейшие глобальные трейдеры благодаря дешевым деньгам раздули нефтяные и в целом сырьевые цены. Сворачивание стимулирующей кредитно-денежной политики грозит обрушением сырьевых котировок. Физический рынок нефти перестал задавать тон котировкам, невозможно понять, насколько цены зависят от спроса и предложения, а насколько от спекулятивной премии, предупреждают эксперты CEPS: «Уравнение рынка изменилось: обвалы цен стали возможны даже в момент роста спроса на сырье при удачном розыгрыше спекулятивных факторов».

Именно связь с финансовыми потрясениями, а не физические факторы объясняют амплитуду колебаний нефтяного рынка. За последние пять лет цена барреля нефти марки Brent вырастала с $60 до $147,27 в 2008 году и опускалась до $38 в 2009-м. В прошлом году средняя цена составила $109. Такие скачки могут повториться, исчезновение легких денег с рынка может сильно ударить по ценам, так что скакать ценам придется вниз, считают в CEPS.

Вывод: рынок нефти стал еще более непредсказуемым, к формированию цен подключились ФРС и ЕЦБ, сигналы и ожидания, на которые ориентируются игроки, стали какофонией, и результирующий мотив не всегда можно предугадать.

Может быть, именно в этом одна из разгадок того, что инвесторы уже не считают относительно высокие цены на нефть достаточным основанием, чтобы вкладываться в российские активы, они предпочитают простой выход в буквальном смысле слова.

Нефтяной парашют больше не раскрывается. И это едва ли не самый грозный для России прогноз.



Партнеры