Темная сторона рабочей силы

В апреле вице-премьер Ольга Голодец заявила, что 20 миллионов трудоспособного населения РФ задействованы в теневом секторе экономики

29.07.2013 в 11:00, просмотров: 4010

Кто они — эти наемники тьмы? Возможно, один из них — ваш сосед. А возможно — вы сами.

Темная сторона рабочей силы
фото: Наталья Мущинкина

Не успели отшуметь споры по поводу открытия вице-премьера, что 38 миллионов трудоспособных россиян «непонятно, где заняты, чем и как заняты, и создают серьезные проблемы для всего общества», как последовало новое заявление. В «тени», оказывается, отсиживаются уже не 38, а 20 миллионов.

Куда делись остальные восемнадцать? Испугались, что за ними приедет налоговый дозор, и поспешно вышли из сумрака? Нет, просто в апреле вице-премьер не удосужилась уточнить цифры в Росстате. А сейчас — исправила эту небольшую погрешность.

Кстати, по данным Росстата за 2011 год, в неформальном секторе работали 18,5 миллионов россиян. С тех пор официальная статистика не обновлялась, так что Голодец либо знакома с новейшими данными, либо просто округлила. По версии Высшей школы экономики, в том же 2011 году «легионы тьмы» насчитывали 22 миллиона. А в опросе Rabota.ru 24% респондентов признались, что работают без оформления. Конечно, результаты вряд ли можно проецировать на Россию в целом. Так что точная цифра остается неизвестной. На то он и сумрак.

Но подумайте только: среди нас ходят 20 миллионов темных личностей, которые только и думают о том, как создать вам проблемы. С каждым годом, по словам экспертов, таких как профессор ВШЭ В.Е. Гимпельсон, их становится все больше. Кто все эти люди? На что они кормят себя и близких? Почему свету они предпочли темную сторону рынка труда?

Прежде всего: «неформальный» и «теневой» секторы — это не одно и то же. В теневой или «черный» сектор попадают те, кто работает без оформления и не платит со своей зарплаты налогов и отчислений в страховые фонды. «Неформалы» же просто не работают ни на какое юридическое лицо и сами таковыми не являются. Этакие домашние хозяйства, которых не коснулась промышленная революция XVIII века.

Как утверждает тот же Гимпельсон, непонятный и невидимый нам мир неформальной занятости чрезвычайно неоднороден. На одном из его полюсов мы найдем сверхкреативного фрилансера и дорогого репетитора по английскому языку, к которому родители приводят своих чад с надеждой затем пристроить их в элитную школу. Здесь же — врачи, которые не захотели связывать свою судьбу с официальными клиниками. Здесь и юристы, ведущие частную практику. Это те, кто хочет сам командовать парадом, а не делиться доходами с капиталистическим «дядей».

На другом же полюсе «неформальной» реальности обретаются те, кто перебивается случайными заработками. Здесь — знакомый многим москвичам «тамада-баянист (услуги)». Здесь и швея, которой на фабрике предпочли дешевых мигрантов. Здесь и дядя Вася из села Тутуево, который чинит покосившиеся заборы за 500 рублей. Здесь и какая-нибудь семья Сидоровых, которая выращивает лук и картошку, чтобы потом по пути в город продать их этнической мафии (пардон, индивидуальным предпринимателям). Здесь и сами индивидуальные предприниматели: как преуспевающие, так и те, для которых прилавком служит перевернутое корыто.

Неужели всем им нравится такая жизнь? Вряд ли: ВШЭ утверждает, что в неформальном секторе и зарабатывают меньше, и живут хуже (и меньше, надо полагать), чем в корпоративном. «Почему же, — спросит сытый офисный сотрудник, — они не найдут нормальную работу со стабильным доходом? Чему нас учит Брайан Трейси и истории успешных людей? Надо ставить себе цели и добиваться их. Каждый сам кузнец своего счастья! Так кто же мешает этим людям?».

Дело даже не в том, что дядя Вася из Тутуева не читал Брайана Трейси. Он с радостью устроился бы плотником на завод, но тот закрылся уже лет пятнадцать назад. Дело в том, что рабочих мест в компаниях становится все меньше и меньше с каждым годом — и все больше людей оказывается за бортом цивилизованной экономики (видно, частный бизнес оказался не таким уж эффективным собственником). Но заметьте: «неформальные» работники не опустили руки и не протянули их к государству за пособием: они крутятся как могут. Так что прав блогер Александр Васильев, когда пишет: «Эти люди как раз не создают, а в основном и решают самые "серьезные проблемы для всего общества", делая нашу экономику абсолютно непотопляемой и не зависящей ни от каких мировых финансовых кризисов».

Теневой же сектор интересует не столько экспертов рынка труда, сколько налоговиков. Помимо тех «неформалов», которые не считают нужным делиться с государством своим и без того скудным доходом, работать «по-черному» могут даже сотрудники известных компаний.

Результаты опроса Rabota.ru показывают, что «по-черному» трудятся 18% москвичей. А если сложить все конверты, выходит, что «на темной стороне» — больше половины столичных сотрудников.

Почему так происходит? С работодателями все понятно — им, учитывая размер налогов и бессилие налоговиков, так просто выгоднее. А сотрудникам? У большинства просто нет выбора: мест в «белых» компаниях на всех не хватит. Но практика показывает, что и сами работники не прочь обмануть государство. Так, в опросе Rabota.ru от 2010 года, 13% респондентов признались, что получать черную зарплату — выгодно.

«Как выгодно? — спросите вы. — А как же пенсия и социальные гарантии?». К сожалению или наоборот, слоган «хороший начальник без пенсии не оставит» звучит для россиян все менее убедительно. Во-первых, не обремененный налогами работодатель на самом деле имеет возможность платить больше. Во-вторых, многие в курсе, что отчисления в пенсионный фонд имеют к их будущей пенсии очень опосредованное отношение. А тут еще один ИП в своем блоге подсчитал: если он будет откладывать сумму страховых взносов в банк, то к шестидесяти годам будет иметь 43 тысячи в месяц только с процентов. А если (как честненький Буратино) будет платить в Пенсионный фонд, то в старости получит 6700 рублей в месяц — как раз на три корочки хлеба.

Что же у нас в сухом остатке? Рабочих мест все меньше и меньше — зато больше кустарных производств и примитивных хозяйств. Мимо Пенсионного фонда пролетает львиная доля отчислений — а нарушители по-прежнему спят спокойно. Доверие граждан к государственным учреждениям стремится к нулю — а те и не почешутся, чтобы как-то оправдать свое существование. В общем, все в стране замечательно. Осталось только атеистов приструнить да от мата народ отучить. Нет повода ругаться-то, товарищи: жизнь налаживается!

Автор: Андрей Павлюченко, Rabota.ru



Партнеры