Перевод с улюкаевского: как понимать рецессию?

Солью и спичками запасаться не стоит, но они подорожают

12 августа 2013 в 18:07, просмотров: 13698

В августе мы обычно узнаем о нашей экономике новые слова. Как правило, иностранные и обозначающие нечто очень плохое. Например, 15 лет назад — в августе 1998-го — крепко выучили слово «дефолт». Правда, для обычного человека это не отказ платить по долгам корпорации или государства, а ситуация, когда зарплата вдруг за пару дней обесценивается втрое... Критерий надежный: когда непонятные слова об экономике начинают говорить высокопоставленные российские чиновники — жди беды. Начинай закупать соль, сахар, спички. А с введением пайков на электроэнергию — еще и свечки с керосинками.

Перевод с улюкаевского: как понимать рецессию?
фото: РИА Новости
Алексей Улюкаев

Министр экономического развития Алексей Улюкаев 12 августа дал первое после своего назначения на высокий пост большое интервью — газете «Коммерсант».. Из 2,5 тысяч слов примерно четверть составляют иностранные термины. На вопрос о состоянии отечественной экономики г-н Улюкаев ответил так:

«Рецессии нет. И не будет. Стагнация, наверное, термин уместный. Очень низки темпы роста, это — фактор институциональный, структурный, макроэкономический. И это то, чем нужно будет заниматься очень долгое время. Сейчас мы будем пересматривать прогноз на предстоящую бюджетную трехлетку и долгосрочный прогноз в рамках подготовки бюджетной стратегии до 2030 года. Наверное, во всех этих документах нам предстоит дать более консервативную оценку будущим темпам роста, которая будет учитывать и перспективы глобального роста, и нашу конкурентоспособность».

Вы что-нибудь поняли? Соль и сахар пора закупать? Лично я понял, что суетиться пока не стоит, хотя ничего хорошего нас и не ждет. Но честно предупреждаю, что возможны трудности перевода.

Правительство отчаянно боится слова «рецессия». Формально оно право, говоря: «нет и не было». Ведь вхождение в состояние рецессии определяется, как снижение темпов роста экономики в течение трех месяцев подряд. Такого не было. Алексей Улюкаев заявил: «Минэкономразвития сохраняет прогноз темпов экономического роста на конец года в 2,4%». Но это всего лишь спор о терминах. Для обычного человека совершенно не важно, как называть происходящее: «рецессия» или «стагнация». Для него важны другие слова: «зарплата», «цены», «благополучие». То, что жить стали хуже, ясно и без умных слов.

Министр проговорился о причинах. «Способ существования бизнеса, основанный на росте доходов сырьевых секторов, близок к исчерпанию. Кроме того, у нас закончился период избыточно быстрого роста потребкредитования, а степень закредитованности домашних хозяйств опасно высока. Все это означает, что уже в близком времени мы столкнемся с ситуацией, когда рост доходов и идущий за ним рост потребительских расходов свою роль драйвера экономического роста исчерпают».

Вот это — уже понятно. Российская экономика не растет и не будет, потому что расти ей не с чего. Нет источника. Мировые цены на нефть значимо не поднимаются. Внутренний спрос тоже остановился, поскольку он был основан на потребительских кредитах, а раздавать их больше невозможно.

Отсюда попытки государства найти способы пополнения и балансирования бюджета за счет населения. Помимо упомянутых энергопайков, в этот ряд можно отнести введение налога на недвижимость, облавы на сдающих квартиры, ограничение наличных платежей, ужесточение наказаний за нарушение налогового и финансового законодательства. Народ, конечно, от всего этого зубами скрипит. Но терпит. А значит, дефицит бюджета через затягивание поясов граждан правительству в «ближайшую трехлетку» преодолеет.

Но это путь, не ведущий к развитию. Минэкономразвития это понимает и пытается предложить «финансовый маневр» в пользу среднего и малого бизнеса: «Максимальное содействие развитию малого бизнеса просто жизненно необходимо. Не знаю, насколько это «пряник», но это, по крайней мере, кусок хлеба, который получат люди», - заявил Улюкаев. Он говорил о тарифной политике, дерегулировании и прочих послаблениях. Но чиновники об этом говорят со времен дефолта. За 15 лет воз и ныне там.

Теперь понятно, что нас ждет. Продолжение вялотекущей стагнации (которая рецессия). Затягивание поясов, в том числе путем сокращения (коррекции) бюджетных расходов. И дальнейшие разговоры о льготах для бизнеса без их реального предоставления. Соль и сахар закупать не надо, но они будут дорожать.

Как сделать лучше? Алексей Улюкаев — а он, как известно, поэт—ответил и на это. «Наша структурная и социальная матрица способна держать темпы роста на уровне около 3%. Это среднемировой ожидаемый темп роста. Без серьезного изменения институциональной среды нам трудно рассчитывать на то, что мы будем расти существенно выше, чем остальной мир».

В переводе это означает: нынешняя модель взаимоотношений власти и бизнеса резервы исчерпала. Хотите роста — меняйте модель.



Партнеры